Шекспир. Сонет 22. Мне зеркало не скажет, – я старик...

Мне зеркало не скажет, – я старик,
Пока вы с молодостью одногодки.
Когда избороздят года твой лик,
Тогда пусть смерть замкнет меня в колодки.

Та красота, что с каждым днем свежей,
Есть сердца моего твои одежды:
Оно – в твоей груди, твое – в моей.
И как могу состариться я прежде?

Поэтому, любовь, себя храни,
Как я, не для себя, но для другого.
Так нянька сберегает искони
Дитя чужое от всего дурного.

  И не надейся сердце взять назад,
  Я сохраню от смерти этот клад.


XXII

My glass shall not persuade me I am old,
So long as youth and thou are of one date,
But when in thee time’s furrows I behold,
Then look I death my days should expiate:
For all that beauty that doth cover thee
Is but the seemly raiment of my heart,
Which in thy breast doth live, as thine in me.
How can I then be elder than thou art?
O therefore, love, be of thyself so wary
As I not for myself but for thee will,
Bearing thy heart, which I will keep so chary
As tender nurse her babe from faring ill:
  Presume not on thy heart when mine is slain;
  Thou gav’st me thine, not to give back again.




НА ЗЛОБУ ДНЯ, ИЛИ ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ:

Пусть говорит зерцало ты – старик,
в нём видеть молодым себя привык
я сам, а чтобы не был так мордаст
вполне мне "ботекс", юный
вид придаст...

:о)bg