Не разделяй нас, Господи, не разделяй...


Из рассказов русской учительницы Эльвиры Горюхиной. Южная Осетия. 1993г.

Тэмо убили.
Он никогда ни от кого не прятался:
лечил всех – грузин, осетин, русских.
Накануне грузины сожгли двух осетин.
Проще всего было отомстить Тэмо.
Его бросили на разрывную гранату,
и части тела несколько дней валялись на земле.
Собаки начали их таскать,
и один осетин предал его тело земле.


Два года Русико искала тело своего сына.
Каждый день ей снился один и тот же сон:
Тэмо протягивает к матери руки и шепчет:
«Мэдзебе»*…
Русико обошла все грузинские и осетинские села,
лежащие вперемежку,
и заглядывала во все колодцы, клети и сараи.
Мы с ней идем вверх по дороге.
Сидящие у дороги осетины знают,
что это грузинская мать ищет своего сына.
Она останавливается около них и говорит:
-Здравствуйте все. Иду поминать своего сына.
Я не думаю, что его убили осетины.
Вы не виноваты. Простим друг другу все.

Мы идем выше.
Ты и в самом деле так думаешь, Русико? – хотела я спросить.
Она отвечает:
- Не в этом дело. Осетинская мать тоже потеряла детей.
Думаешь, ей каково? Так же, как и мне…
Я ходила в верхние села зимой, там снег по шею.
Мне помогал один молодой осетин.
Он мне теперь как сын.

***
Я проснулась от плача.
Русико молилась.
В больнице собрались все, кого спас Тэмо,
кто работал с ним.
И вдруг вошли они- мать и дочь, Лиза и Цицо-
две женщины –осетинки.
Цицо несла перед собой пять грузинских хлебов,
а Лиза – два больших портрета своих сыновей.
Красавец Гурам погиб в Абхазии в 1992 году.
Акакий, младший, пропал без вести.
Русико первой обняла Лизу.
Они застыли, словно не могли оторваться друг от друга.
«Я не думаю плохо об осетинах. Перед Богом ты оправдана», - сказала Русико.
Потом они заплакали в голос.
Я видела, каким бывает лицо у прощения.
Не разделяй их, Господи, не разделяй!
Не разделяй их, Господи, не разделяй!
Не разделяй…

Муж Лизы – грузин.
Он хотел вскопать свою делянку
и не слушал Лизу:
у него нет врагов ни среди грузин,
ни среди осетин.
Фронтовики погибали быстрее всего.
«Я не испугался фашистов,
почему я должен бояться тех,
с кем прожил всю жизнь?»-
говорили они
и погибали за порогом своего дома.
Лиза виновата дважды:
первый раз, когда убили мужа,
потому что он женат на осетинке.
Второй раз - когда убили ее сыновей,
потому что они дети грузина.

Откуда у нее силы, чтобы идти с хлебами
к грузинской матери?
У них одна молитва,
и я повторяю ее вместе с ними:

Не разделяй нас, Господи, не разделяй!
Не разделяй нас, Господи, не разделяй!
Не разделяй…






__________________

Мэдзебе – «Ищи меня»

Спасибо, Мариян, за правду, запечатлённую в слове.
От души желаю Вам
успеха на презентации Вашей новой книги в Москве.

С уважением, С.Ш.

Бог не делит нас. Политиков делают это.

"Откуда у нее силы, чтобы идти с хлебами
к грузинской матери?
У них одна молитва..."

Да, общая молитва - великая сила.
Очень проникновенно, доходчиво написано, Мариян! Спасибо.

Дорогая Мариян, я думаю, что Ваш друг Эльвира человек такого же масштаба, как мать Тереза или Альберт Швейцер. Если есть царствие Небесное, то она в него попадет. Но я признаюсь, что почтительное восхищение ее личностью все же меркнет по сравнению с той ненавистью, которую я испытываю к извергам, независимо от их национальности, к извергам, которые считают себя православными. Я невольно мыслями возвращаюсь на 20 лет назад. Много было тогда зверства у нас в регионе, я сам чудом разминулся с гибелью. Но все же это были абсолютно разные по религии, происхождению, языковой группе и пр. народы. А здесь только христиане, причем православные именно! Вы знаете, во время гражданской войны на Кавказе было так, что аулы сражались друг с другом — одни против большевиков, другие вместе с ними. Но никто не посмел ни то, чтобы убить женщину, даже раздеть ее. Однако почти век отрицательной селекции сделал свое дело. Хочу заметить, что эта книга Эльвиры не только благороднейший акт, но и клад для будущих историков и четко высвечивает события недавних лет. (Принуждение к миру etc). Передайте ей мое восхищение. А Вам особая благодарность.