Роберт Фрост Войди

Дата: 01-09-2010 | 12:27:07

Когда я пришел к краю леса,
услышал – дрозда!
Если снаружи был сумрак,
внутри – темнота.

Птица как-то устроиться на ночь
движеньем крыла
Не могла в этом мраке,
но петь – могла.

Последний солнечный отсвет
на закате – угас,
Лишь в груди дрозда жил для песни,
одной, сейчас…

Затихая в колонном мраке,
звучала песня так,
Словно это был плач, и почти что
зов – войти во мрак.

Но, уж нет, я стремился к звездам
на исходе дня,
Не вошел, даже если бы звали,
да не звали меня.



второй вариант
(с исправлениями по замечаниям А. Ситницкого,
так и не удовлетворившими оного):

Лишь дошел я до кромки леса,
слышу – песнь дрозда!
Здесь, снаружи еще был сумрак,
но внутри – темнота.

Птица выбрать получше ветку
или взлететь
не могла уже в этом мраке,
но могла еще петь.

На западе солнечный свет
последний – погас,
жив в груди дрозда для песни
одной - сейчас.

Средь подъемлющих тьму колонн
песнь звучала так,
словно плакать с нею звала,
войти во мрак.

Не войду, мне б смотреть на звезды
на исходе дня,
Не вошел, даже если бы звали,
да не звали меня.



Robert Frost Come In

As I came to the edge of the woods,
Thrush music -- hark!
Now if it was dusk outside,
Inside it was dark.

Too dark in the woods for a bird
By sleight of wing
To better its perch for the night,
Though it still could sing.

The last of the light of the sun
That had died in the west
Still lived for one song more
In a thrush's breast.

Far in the pillared dark
Thrush music went --
Almost like a call to come in
To the dark and lament.

But no, I was out for stars;
I would not come in.
I meant not even if asked;
And I hadn't been.