Арман Робен Ду Фу и др.

Дата: 21-06-2009 | 23:02:50

Арман Робен Ду Фу
(Переложение с французского)

Века не стёрли ни одну его строфу,
и в странствиях моих я встретил дерзкого Ду Фу.

Не наяву. Но мы сдружились с ним в короткий срок.

Не мог я с джонкой совладать, и он помог.
Он был сильней меня в мгновенья потрясающих тревог.
(А я уже тонул, захлёстывал поток)

Бретань, как и Чанъань, в развалинах была.
Я брёл с ним вместе от села и до села.

Он всё прошёл: войну, резню, и дым, и непроглядь.
Он разучился угождать.


Armand Robin Tou Fou

Il y a plus des mille ans, dans non-temps du chant,
Errant sans moi, sans ma vie, j’ai rencontre Tou fou criant.

Loin de tout pays, de tout temps, nous fumes amis a l’instant.

Il aida ma jonque d’instants oscillants
Il fut, lplus dure pour moi que moi, mes instants dechirants
(Il fut plus bas que l’eau mes instants dechirants).

Dans les ruines de Tchang-Ngang j’eus ma patrie,
De village en village avec lui j’ai fui.

Il avait sur lui les massacres, les ruines, la guerre,
Il ne savait pas plaire.

(Du livre “Le Monde d’une voix”, 1968)

Примечания:
1.Арман Робен (1912-1961) – французский поэт, прозаик, журналист и переводчик со многих (от восемнадцати –устный неревод - и до двадцати шести) языков.
Бретонец, восьмой ребёнок в крестьянской семье.
Переводил в числе прочих Есенина, Маяковского, Чехова, Блока, Пастернака, Ремизова, Ду Фу, Ли Бо, Рильке, Эдгара По, Омара Хайама, Готтфрида Келлера, Мицкевича, Тувима, Галчинского, Гельдерлина, Унгаретти, Шекспира, Эндре Ади и других.
Долгие годы занимался составлением бюллетеней прослушанных радиопередач на разных языках. Много путешествовал. В 1934 году побывал в СССР - был как студент приглашён на уборку урожая и для ознакомления с организацией колхозов, после чего стал навсегда антисталинистом. В 1946 г. примкнул к Федерации Анархистов. В годы 2-й мировой войны в качестве полиглота использовался как властями Виши, так и участниками Сопротивления. Его называли двойным агентом.
После Освобождения публиковались его выступления как против нацизма, так и против коммунистов. Человек сложной судьбы, в конце жизни алкоголик. Умер в Париже, в Центральной полицейской больнице при невыясненных обстоятельствах, после ареста из-за непорядка в документах. Повидимому, был до смерти забит полицейскими.
2.Ду Фу – иначе Цзымэй (712-770) – «шишэн» (священномудрый поэт) - один из
виднейших поэтов эпохи Тан, друг Ли Бо. Будучи приближен к трону, воспользовался правом, данным ему самим императором, критиковать его действия. За столь простодушное и доверчивое отношение к дарованной ему привилегии был судим, но потом всё-таки оправдан.
В молодости, в период крупного восстания вынужден был бежать из Чанъаня,
оставив там в большой опасности свою семью. Утонул в во время путешествия в реке Янцзы.

Арман Робен Праздник в селе
(Переложение с французского)

Там речи о высоком – невпопад.
В ответ лишь оскорбят.
Пришедшего сломать их каземат
немедля заточат.
Того, кто принесёт им клад,
они потом казнят.
При казни всех поэтов – для примера –
устроят развесёлый праздник мэры,
а мудрецам, не доставляющим докуки,
дадут презент по двести тысяч в руки.
На танцах каждый Элюар и каждый Арагон
над трупами поэтов выдаст звон
и шире развернёт аккордеон.

ОНИ - ТАКИЕ, ИМ НЕЛЬЗЯ ИНАЧЕ.
ТАКАЯ ИМ ПОСТАВЛЕНА ЗАДАЧА.

Я не пророк, не звездочёт –
к тому оно и так уже идёт.

Armand Robin Fete au village

Toute haute conscience dans leur temps,
Ils la blasphemeront.

Qui viendra pour detruire leur prison,
Ils le mettront en prison.

Qui viendra vers eux avec un don,
Ils le fusilleront.

Les maires organiseront de grandes fetes
Pour la mise a mort des poetes.

Avec des recompenses de deux cent mille francs
Pour les lettres obeissants.

Puis on donnera bal : les eluards, les aragons
Sur les cadavres des poetes sonneront de l'accordeon.

ILS NE PEUVENT PAS NE PAS LE FAIRE ;
ILS NE PEUVENT, TELS QU'ILS SONT, EVITER CETTE AFFAIRE.

Je ne predis rien :
C'est en train.

Du livre “Les poemes indesirables”,1945


Арман Робен С душою, безоглядно...

С душою, безоглядно
четыре года был я занят изученьем языков.
Свободный, одержимый, я искал обитель истины.
Искал наречия, в которых не был бы никто порабощён.
Я ринулся на поиск правды во всех доступных языках.

Страданье моего народа воспрещало мне французский.
В хорватском и ирландском, в венгерском, в арабском и китайском
хотел я чувствовать себя свободным.

Итак, я не бретонец, не француз и не латыш, я – не китаец и не англичанин.
Во мне слились различные народы.

Я – повсеместный и обычный житель мира.

Кому в отчаянье нужна в нём встреча,
я – здесь, прохожий с чуткою душой.

Во мне вмещаются все вести мира,
нетронутые вести мира. Все новости - верны !

Затем, чтобы они могли существовать, те верные слова,
я сам собой ограблен и ничем не защищён.

Итак, я предпочёл чужие языки
за незапятнанность, за то, что в стороне.
А во французском (во втором моём родном) гнездится всё предательство.
Бесчестию в нём отвечают: «Да !».
Умеют в нём поддакивать бесчестью !

Чужая речь из разных стран твердит о муках моего народа
И я страдаю по-словенски и по-чешски, хорватски и норвежски,
бретонски и французски, особенно по-русски:
я на обширных русских землях распростёрся.
Я слышал песни необъятного народа, который предпочёл бы умереть.
Там, распятый, я зла не ощутил.
Там, утомлённый, я почувствовал росу.
Там, от себя устав, я отдыхал.
Усталому, мне всё казалось там – в росе.


Armand Robin Avec de grand gestes…
Avec de grands gestes,
J'ai jete pendant quatre ans mon ame dans toutes les langues,
J'ai cherche, libre et fou, tous les endroits de verite,
Surtout j'ai cherche les dialectes ou l'homme n'etait pas dompte.
Je me suis mis en quete de la verite dans toutes les langues.

Le martyre de mon peuple, et de tout peuple, on m'interdisait
En francais.
J'ai pris le croate, l'irlandais, le hongrois, l'arabe, le chinois
Pour me sentir un homme delivre.
Je ne suis pas breton, francais, letton, chinois, anglais.
Je suis a la fois tout cela.
Je suis homme universel et general du monde entier.
S’il faut au desespoir un rendez-vous dans le monde,
Je suis la, passager possesseur d’une ame soumise,
On peut chez moi deposer les nouvelles du monde entire,
Des nouvelles du monde reste intact, reste vrai !
Pour que tous les mots vrais puissant exister,
Je me suis, moi par moi pille, durement denude !

J'aimais d'autant plus les langues etrangeres
Pour moi pures, tellement а l'ecart :
Dans ma langue francaise (ma seconde langue) il y avait eu la trahison, toutes les trahisons :
On y disait oui a l'infamie.
On savait y dire oui a l'infamie!

J'ai senti le martyre de mon peuple dans les mots de tous les pays
J'ai souffert en breton, francais, norvegien, tcheque, slovene, croate
Et surtout en russe .

Je me suis etendu sur la grande terre russe,
J'entendais les chants d'un peuple immense qui voulait bien mourir

Et la, crucifie, je ne sentais pas de mal,

La, fatigue, je ne sentais que de la rosee,
La, fatigue de moi, je me sentais repose

La, fatigue, j'ai tout senti en rosee
(Du livre “Le Monde d’une voix”, 1968)


Владимир,
мне оч. понравилось китайское подражание французского поэта %.)..
одно слово на мой взгляд стилистически выбилось (у Вас или у Робена?) - душераздирающих,
я бы заменила на что-то вроде:
Он был сильней в минуты скорби и тревог..
минуты горькие скорбей, тревог..
или ещё как-то?
спасибо,
%.)..