Патриотические стихи

Дата: 14-05-2009 | 16:50:26

Генри Ньюболт Vitae Lampada (Факел жизни)
(C  английского).

Притихшая крикетная площадка.
Назначен завершающий бросок.
Вся Школа здесь. А что покажет схватка,
решит один оставшийся игрок.
А он не ищет славы и удачи,
не любит наградную мишуру,
но Капитан воскликнул в миг подачи:
«Держись ! Дерзай ! Веди игру !».

Песок багров. Кровавым вышло дело.
Отряд разбит. Солдаты полегли.
Полковник мёртв. Картечницу заело.
Кто жив, те слепнут в гари и в пыли.
Рекою смерти залиты все склоны.
Отчизна далеко, но будто на смотру
тот юный голос выстроил колонны:
«Держись ! Дерзай ! Веди игру !».

Тот клич заучен всеми нами
и школьный наш завет звенит.
С ним не страшны ни лёд, ни пламя,
и он никем не позабыт.
С ним в жизнь идут легко и прытко,
неся как факел на ветру,
как вновь бросая мяч в калитку:
«Держись ! Дерзай ! Веди игру !».

Sir Henry Newbolt Vitae Lampada
(1862-1938)
There's a breathless hush in the Close to-night --
Ten to make and the match to win --
A bumping pitch and a blinding light,
An hour to play and the last man in.
And it's not for the sake of a ribboned coat,
Or the selfish hope of a season's fame,
But his Captain's hand on his shoulder smote
"Play up! play up! and play the game!"

The sand of the desert is sodden red, --
Red with the wreck of a square that broke; --
The Gatling's jammed and the colonel dead,
And the regiment blind with dust and smoke.
The river of death has brimmed his banks,
And England's far, and Honour a name,
But the voice of schoolboy rallies the ranks,
"Play up! play up! and play the game!"

This is the word that year by year
While in her place the School is set
Every one of her sons must hear,
And none that hears it dare forget.
This they all with a joyful mind
Bear through life like a torch in flame,
And falling fling to the host behind --
"Play up! play up! and play the game!"

Примечания.
Это незамысловатое стихотворение (Vitae Lampada или
Vitai Lampada) английского поэта Генри Ньюболта –
самое популярное из его произведений благодаря
его патриотическому смыслу. Оно получило известность
в годы первой мировой войны.
В первой из трёх строф поэт рассказывает о матче
юношеских команд, игравших в крикет на зелёном
поле возле старинной школы, где поэт работал.
(Close of Clifton College in Bristol).
Во второй строфе поэт вспоминает трагический эпизод
колониальной войны англичан в Судане, произошедший в 1885
году. Картечница – скорострельное оружие системы
американского изобретателя Гатлинга.
Для лучшего понимания текста стихотворения очень полезно хотя бы поверхностно
ознакомиться с правилами игры в крикет, распространённой в англоязычных странах.

Вариант третьей строфы в размере двух первых:

С начальных пор от учрежденья Школы
тот лозунг слышится из года в год,
мы помним те простые три глагола,
их бывший школьник в сердце бережёт.
Они нам поднимают настроенье.
Мы их несём как факел на смотру,
какое бы ни звало нас сраженье:
"Держись ! Дерзай ! Веди игру !"


Руперт Брук Солдат

(C английского).

Если умру, вспоминай меня так:
есть малый клочок на чужих полях -
отныне там будет английский знак,
что в землю уложен солдатский прах.
Родом из Англии этот солдат.
Был ею в цветах и в любви взращён.
Был её сладкому воздуху рад
и солнцем английским благословлён.

Сердце его не знавалось со злом.
Пульс его разуму был подчинён.
Мысли внушала родная страна.
Песни, всё время звучавшие в нём,
пел от с друзьями всегда в унисон.
Жизнь его Родине посвящена.

Rupert Brook The Soldier

IF I should die, think only this of me:
That there's some corner of a foreign field
That is forever England. There shall be
In that rich earth a richer dust concealed;
A dust whom England bore, shaped, made aware,
Gave, once, her flowers to love, her ways to roam,
A body of England's, breathing English air,
Washed by the rivers, blest by the suns of home.

And think, this heart, all evil shed away,
A pulse in the eternal mind, no less
Gives somewhere back the thoughts by England given;
Her sights and sounds; dreams happy as her day;
And laughter, learnt of friends; and gentleness,
In hearts at peace, under an English heaven.


Фрэнсис Скотт Ки Защита форта Мак-Генри
(Перевод с английского).

Спокойно ль ты смотрел, увидев наш форпост,
как ярки на заре цвета родного флага,
в красе его полос, в сиянье белых звёзд ?
С ним крепнут в нас в бою и твёрдость, и отвага.
Ракеты с бомбами в ночи рвались над нами,
но, не склонясь, в огне вздымалось наше знамя.
Так вейся звёздный флаг и радуй строй полков,
над славною страной свободных смельчаков !

На скрытом берегу, под дымной пеленой,
собрался вражий стан, чтоб нас сломить в осаде.
Но c чем играет бриз над скальной крутизной
в наскоках и рывках, то полоща, то гладя ?
То вольный наш штандарт, взбодрённый светлой ранью,
ловя лучи, струит небесное сиянье.
То реет звёздный стяг, отрада земляков,
над славною страной свободных смельчаков !

Так где же те войска, что, хвастая, клялись,
что наглый их напор и жадная повадка
весь край наш обратят в сплошные грязь да слизь ?
Следы их - их же кровь - замыла без остатка.
И не нашлось нигде укрытия наймитам.
Сбежавших - без числа, и счёта нет убитым.
Так взвейся звёздный флаг до белых облаков
над славною страной свободных смельчаков !

Пусть будет так всегда, где вольный люд встаёт,
чтоб защитить свой дом от ярости кровавой.
Создатель нас сплотил, поднял и спас народ.
Так будь благословен и увенчайся славой !
К Победам нас ведёт лишь правая дорога !
Девиз наш: Не дрожать - и уповать на Бога !
Так взвейся звёздный флаг на тысячу веков
над славною страной свободных смельчаков !


Francis Scott Key Star Spangled Banner (In Defense of Fort McHenry)

(Composed in September 1814. Congress proclaimed it the U.S. National Anthem in 1931).

Oh, say, can you see, by the dawn's early light,
What so proudly we hailed at the twilight's last gleaming?
Whose broad stripes and bright stars, thru the perilous fight,
O'er the ramparts we watched, were so gallantly streaming?
And the rockets' red glare, the bombs bursting in air,
Gave proof through the night that our flag was still there.
O say, does that star-spangled banner yet wave
O'er the land of the free and the home of the brave?

On the shore dimly seen through the mists of the deep,
Where the foe's haughty host in dread silence reposes,
What is that which the breeze, o'er the towering steep,
As it fitfully blows, half conceals, half discloses?
Now it catches the gleam of the morning's first beam,
In full glory reflected, now shines on the stream:
Tis the star-spangled banner: O, long may it wave
O'er the land of the free and the home of the brave!


And where is that band who so vauntingly swore
That the havoc of war and the battle's confusion
A home and a country should leave us no more?
Their blood has washed out their foul footsteps' pollution.
No refuge could save the hireling and slave
From the terror of flight or the gloom of the grave:
And the star-spangled banner in triumph doth wave
O'er the land of the free and the home of the brave.

O, thus be it ever when freemen shall stand,
Between their loved home and the war's desolation!
Blest with victory and peace, may the heav'n-rescued land
Praise the Power that hath made and preserved us a nation!
Then conquer we must, when our cause it is just,
And this be our motto: "In God is our trust"
And the star-spangled banner in triumph shall wave
O'er the land of the free and the home of the brave!


Примечание.
History: In 1814, about a week after the city of Washington had been badly burned, British troops moved up to the primary port at Baltimore Harbor in Maryland. Francis Scott Key visited the British fleet in the Harbor on September 13th to secure the release of Dr. William Beanes who had been captured during the Washington raid. The two were detained on the ship so as not to warn the Americans while the Royal Navy attempted to bombard Fort McHenry. At dawn on the 14th, Key noted that the huge American flag, which now hangs in the Smithsonian's American History Museum, was still waving and had not been removed in defeat. The sight inspired him to write a poem titled Defense of Fort McHenry. The poem was eventually set to music that had originally been written by English composer John Stafford Smith for a song titled "The Anacreontic Song". The end result was the inspiring song now considered the national anthem of the United States of America. It was accepted as such by public demand for the next century or so, but became even more accepted as the national anthem during the World Series of Baseball in 1917 when it was sung in honor of the brave armed forces fighting in the Great War. The World Series performance moved everyone in attendance, and after that it was repeated for every game. Finally, on March 3, 1931, the American Congress proclaimed it as the national anthem, 116 years after it was first written.


Оливер Уэндел Холмс Старые Железные Бока
(Вольный перевод с английского)

Увы ! Сорвут лохмотья флага !
Под ним немало лет
пылала в моряках отвага.
Он вёл путём побед.
Фрегат летел сквозь рёв и скрежет
и канонадный ор.
Уйдя на слом, волны не взрежет
воздушный метеор.

Геройской кровью был он залит
и пленными набит.
Фрегат и буря не печалит
и шквал не сокрушит.
Теперь конец победным галсам.
Он к берегу прибрёл,
и жадным гарпиям достался
лихой морской орёл.

Уж лучше б этот битый остов
погиб в крутой волне,
найдя покой среди погостов
на океанском дне.
Пусть выйдет в путь под парусами.
Повыше флаг прибьём.
Он к Богу Бурь помчит сквозь пламя,
сквозь молнии и гром.

Oliver Wendell Holmes (1809-1894)
Old Ironsides
September 16, 1830

Ay, tear her tattered ensign down!
Long has it waved on high,
And many an eye has danced to see
That banner in the sky;
Beneath it rung the battle shout,
And burst the cannon's roar;
The meteor of the ocean air
Shall sweep the clouds no more.

Her deck, once red with heroes' blood,
Where knelt the vanquished foe,
When winds were hurrying o'er the flood,
And waves were white below,
No more shall feel the victor's tread,
Or know the conquered knee;
The harpies of the shore shall pluck
The eagle of the sea!

Oh, better that her shattered bulk
Should sink beneath the wave;
Her thunders shook the mighty deep,
And there should be her grave;
Nail to the mast her holy flag,
Set every threadbare sail,
And give her to the god of storms,
The lightning and the gale!

Примечание. Стихотворение посвящено судьбе американского парусного 54-х пушечного деревянного фрегата USS Constitution, построенного в Бостоне в конце 1797 г.
Фрегат имеет, кроме настоящего имени, прозвище «Старые Железные Бока», так как бока его имеют мощную обшивку из белого (каменного) дуба. От его бортов отскакивали пушечные ядра. Корабль прославился многими военными победами и удалью своих моряков. В 1830 г. его хотели продать за ветхостью на дрова. Стихотворение молодого Холмса имело большой резонанс и способствовало тому, что судно восстановили. Оно ещё долго прослужило, а теперь является одной из славнейших американских исторических реликвий.
Это стихотворение, повидимому, было переведено Г.Кружковым, но нужного текста в Интернете мне отыскать не удалось.
ВК


Кэтрин Ли Бейтс Америка Прекрасная
(Вольный перевод с английского)

ПРЕКРАСНАЯ в цветенье нив,
под небом – нет синей,
Могучий красочный массив
над житницей твоей.
Америка ! Америка !
Гордись твоей судьбой.
Ценней всех благ
свободный стяг,
что плещет над тобой.

(ПРЕКРАСНАЯ в сени небес,
в янтарности полей,
лиловый каменный навес
над прерией твоей.
Америка ! Америка !
Господня Благодать –
весь твой простор
и цепи гор,
и неба неоглядь).

ПРЕКРАСНАЯ для тех, кто смог
пройти как пилигрим,
стремясь к свободе, без дорог,
по терниям твоим.
Америка ! Америка !
Господень дух силён –
спасёт умы
от злой чумы,
свободе даст закон.

ПРЕКРАСНАЯ ! – Любой герой,
свободу возлюбя,
как рыцарь, жертвовал собой,
в сраженьях за тебя.
Америка ! Америка !
В тебе Господень свет.
Будь твой успех
на благо всех,
и честно чти Завет.

ПРЕКРАСНАЯ в твоих мечтах,
летящих сквозь года -
вовек не вспомнят о слезах
красавцы-города.
Америка ! Америка !
Ты – Божья Благодать.
Богатства – здесь –
и братства – здесь –
морям не расплескать.

ПРЕКРАСНАЯ в заре небес,
в роскошестве полей,
и свят незыблемый навес
над вольностью твоей.
Америка ! Америка !
Господь в душе твоей,
и дух, как стерх,
взлетает вверх
над музыкой морей.

ПРЕКРАСНАЯ для тех, кто смог
пройти как пилигрим,
стремясь к свободе, без дорог,
по терниям твоим.
Америка ! Америка !
Сам бог был за вождя -
не как-нибудь
торили путь -
коленей не щадя.

ПРЕКРАСНАЯ ! – Веди рассказ
о доблестях в борьбе,
где люди кровь свою не раз
несли как дань тебе.
Америка ! Америка !
Страна Господних благ –
для всех людей !
Но нет ценней,
чем твой свободный стяг !

ПРЕКРАСНАЯ в твоих мечтах,
летящих сквозь года -
вовек не вспомнят о слезах
красавцы-города.
Америка ! Америка !
Будь свят твой юбилей,
и пусть спешат
десятки дат
одна другой светлей !


Кathаrine Lee Bates America the Beautiful

O beautiful for spacious skies,
For amber waves of grain,
For purple mountain majesties
Above the fruited plain!
America! America!
God shed his grace on thee
And crown thy good with brotherhood
From sea to shining sea!

O beautiful for pilgrim feet
Whose stern impassioned stress
A thoroughfare of freedom beat
Across the wilderness!
America! America!
God mend thine every flaw,
Confirm thy soul in self-control,
Thy liberty in law!

O beautiful for heroes proved
In liberating strife.
Who more than self their country loved
And mercy more than life!
America! America!
May God thy gold refine
Till all success be nobleness
And every gain divine!

O beautiful for patriot dream
That sees beyond the years
Thine alabaster cities gleam
Undimmed by human tears!
America! America!
God shed his grace on thee
And crown thy good with brotherhood
From sea to shining sea!

O beautiful for halcyon skies,
For amber waves of grain,
For purple mountain majesties
Above the enameled plain!
America! America!
God shed his grace on thee
Till souls wax fair as earth and air
And music-hearted sea!

O beautiful for pilgrims feet,
Whose stem impassioned stress
A thoroughfare for freedom beat
Across the wilderness!
America! America!
God shed his grace on thee
Till paths be wrought through
wilds of thought
By pilgrim foot and knee!

O beautiful for glory-tale
Of liberating strife
When once and twice,
for man's avail
Men lavished precious life!
America! America!
God shed his grace on thee
Till selfish gain no longer stain
The banner of the free!

O beautiful for patriot dream
That sees beyond the years
Thine alabaster cities gleam
Undimmed by human tears!
America! America!
God shed his grace on thee
Till nobler men keep once again
Thy whiter jubilee!

Примечание: Кэтрин Ли Бейтс (1859-1929) – американская поэтесса, преподавательница (an English professor or instructor at Wellesley College). Сочинила стихотворение America the Вeautiful после того, как в 1893 году поднялась на Пайкс пик (Pikes Peak – 4301 м , возле Денвера, в штате Колорадо) и заворожённая открывшейся оттуда красотой и путевыми впечатлениями. Стихи были впервые опубликованы в 1895 г. и дважды переделывались автором (в 1904 и 1913 гг.).
Музыка к этим стихам была написана вскоре после их первой публикации
известным композитором Праттом (Silas G. Pratt). Кроме того песня исполнялась
на разные другие популярные мелодии, в том числе на мотив старой шотландской песни, к тексту которой приложил руки Роберт Бернс, - «Auld Lang Syne». В исполнении на мотив песни Сэмюэла Уорда ( Samuel A. Ward) «Materna» песня Кэтрин Ли Бейтс завоевала наибольшую известность, став вторым – неофициальным – гимном страны. Сама Кэтрин нигде не указала, какую из мелодий она предпочитает.



Владимир, перевод по-русски звучит очень естественно.
Что вызывает сожаление: неоправданная, по-моему, смена ритма. Оригинал написан четкой балладной строфой, примерно так:

Пустыни песок был мокр и ал,
В крови намок, где каре легло
и т. д.

Переводчик, разумеется, имеет право заменить часть мужских рифм на женские, но не более того. :) Но я бы сохранил мужские рифмы везде, они как раз и создают "барабанный" ритм стихотворения.

Владимир,

насчёт ритма Лукач прав. Здесь именно балладный ритм. Он немного дёрганный в оригинале, но русский язык такого дёргания не терпит, потому лучше переводить одним ритмом. Только ни в коем случае не просторечьем и сленгом. "сдох пулемёт!, "пехтуру". Это привлечение современного жаргона для перевода любых поэтов начиная от 16-го века и кончая 20-м веком - неудачная практика, которая делает всех совершенно разностильных, принадлежащих разным эпохам и направлениям поэтов похожими друг на друга как близнецы-братья. :)

Сохранение размера очень важно с точки зрения передачи настроения стиха. Ибо размер для того и был создан, чтобы передавать им разные настроения поэта. Хорей - радостный, боевой размер, ямб - многогранен, он и описательный, и рассказчик, и передаёт раличные душевные переживания (недаром около 90% русских стихов написаны ямбом) , гекзаметр - это повествовательность, возвышенность, элегический дистих - печаль и грусть.

Успеха,
АЛ