Поль Верлен Лунный свет Гранд-дама

Дата: 24-08-2008 | 23:47:51

Поль Верлен Лунный свет.
(Перевод с французского).

Душа у Вас – изысканный пейзаж.
Играет лютня, двигаются маски.
Почти печальный дивный антураж
старинной итальянской бергамаски.

Там в пении сплошной минорный тон.
Там мир любви. Там весело бездумным.
Но счастлив ли ? Никто не убеждён,
и музыка сплелась со светом лунным.

Там лунный свет красив и вездесущ.
В экстазе плачут яркие фонтаны,
а птицы видят сны под кровом кущ,
и мраморы струистой влагой пьЯны.


Paul Verlaine Clair de Lune.

Votre ame est un paysage choisi
Que vont charmant masques et bergamasques
Jouant du luth et dansant et quasi
Tristes sous leurs deguisements fantasques.

Tout en chantant sur le mode mineur
L'amour vainqueur et la vie opportune
Ils n'ont pas l'air de croire a leur bonheur
Et leur chanson se mele au clair de lune,

Au calme clair de lune triste et beau,
Qui fait rever les oiseaux dans les arbres
Et sangloter d'extase les jets d'eau,
Les grands jets d'eau sveltes parmi les marbres.

Paul Verlaine, Fetes galantes

Перевод на английский, выполненный Артуром О’Шонесси.

A pastel.
Your soul is like a landscape choice and fair,
Joyous with dancing, lutes, and masquerade,
Wherein the folk, though gay the garb they wear,
Look almost sad throughout the long parade.

All singing in the minor of love's kisses,
And life the willing slave of love the strong,
They seem as though they doubted of their blisses,
And dreamy moonlight mingles with their song :

The dreamy moonlight of a Watteau painting,
That silences the birds, and where one sees
The sobbing fountains all like figures fainting,
Tall, slim, amid the statues and the trees.
From “Songs of a Worker”, 1881.

Поль Верлен Свет луны.
Три перевода на русский, выполненные Фёдором Сологубом.

Первый перевод Ф.Сологуба:


Твоя душа, как тот заветный сад,
Где сходятся изысканные маски, -
Разряжены они, но грустен взгляд,
Печаль в напеве лютни, в шуме пляски.

Эрота мощь, безоблачные дни
Они поют, в минорный лад впадая,
И в счастие не веруют они,
И, песню их с лучом своим свивая,

Луна лесам и сны, и грёзы шлёт,
Луна печальная семье пернатой,
И рвётся к ней влюблённый водомёт,
Нагими мраморами тесно сжатый.


Второй перевод Ф.Сологуба:

С изысканно-убранным садом
Сравнил бы я душу твою.
Я вижу в нём масок семью,
Прикрытую чудным нарядом.

С собой они лютни несут,
Одеты красиво и пышно,
Но смеха меж ними не слышно,
Хоть пляшут они и поют.

О том, что любовь побеждает,
Что есть беззаботные дни,
Поют беспрестанно они,
Но песня их грусть навевает.


Третий перевод Ф.Сологуба:

Твоя душа - та избранная даль,
Где маски мило пляшут бергамаску.
Причудлив их наряд, а всё ж печаль,
Звуча в напеве струн, ведёт их пляску.

Амура мощь, безоблачные дни
Они поют, в минорный лад впадая,
И в счастие не веруют они,
В лучи луны романсы облекая.

И льются в тихий, грустный свет луны
Мечтанья птиц среди ветвей и взлёты
К луне светло рыдающей волны,
Меж мраморов большие водомёты.


Поль Верлен   Гранд-дама
(Перевод с французского)

Красавица идёт имперскою походкой.
Старик-судья глаза плотней упрячет в мех.
Она святых отцов толкнёт на смертный грех.
Тосканский у неё - с какой-то русской ноткой.

В берлинскую лазурь окрашен взгляд некроткий
и твёрдый, как алмаз. В ней вера в свой успех.
А грудью и лицом она чарует всех.
Такую не смутить любою светской сходкой.

Будь Клеопатра-рысь, будь кошечка Нинон -
их гонор перед ней смириться обречён.
Ты - будто Буридан - пред этою красоткой.

Раз ты уже попал той рыжей гриве в плен,
твой выбор - обожать и не вставать с колен,
не то её в лицо стегни хорошей плёткой.
(Из книги Капризы").

Paul Verlaine  Une grande dame

Belle « a damner les saints », a troubler sous l’aumusse
Un vieux juge ! Elle marche imperialement.
Elle parle — et ses dents font un miroitement —
Italien, avec un leger accent russe.

Ses yeux froids ou l’email sertit le bleu de Prusse
Ont l’eclat insolent et dur du diamant.
Pour la splendeur du sein, pour le rayonnement
De la peau, nulle reine ou courtisane, fut-ce

Cleopatre la lynce ou la chatte Ninon,
N’egale sa beaute patricienne, non !
Vois, o bon Buridan : « C’est une grande dame ! »

Il faut — pas de milieu ! — l’adorer a genoux,
Plat, n’ayant d’astre aux cieux que ses lourds cheveux roux,
Ou bien lui cravacher la face, a cette femme !

Перевод, сделанный   Г.Шенгели:
ВАЖНАЯ ДАМА

Красива так, что всех могла б святых смануть,
Скопца-судью зажечь под тогой! Шаг державный.
Речь итальянская, - сверкают зубы. В плавной
Той речи русский тембр порой мелькнет чуть-чуть.

Глаз ледяных эмаль, где прусской синьки муть,
Алмаза наглый блеск вдруг кинет своенравно.
А кожи белизна! А пышность груди! Равной
Ни королевы нет, ни куртизанки (будь

То Клеопатра-рысь иль кошечка-Нинетта)
Патрицианке той во всех пределах света!
"Вот это - дама!" - глянь, мой добрый Буридан.

Одно из двух: упасть пред нею в робкой дрожи,
Созвездьем рыжих кос, как солнцем, осиян,
Или хлыстом ее перетянуть по роже!


















У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!