Роберт Геррик. (N-167) Христовы слова на кресте: Боже мой, Боже мой...

В ужасной казни, к древу пригвождён,
Христос почувствовал: оставлен Он…
Мрак смерти... перед нею Он Один...
И нет сиянья Господа над ним.


Christs words on the Crosse, My God, My God

Christ, when He hung the dreadfull Crosse upon,
Had (as it were) a Dereliction;
In this regard, in those great terrors He
Had no one Beame from Gods sweet Majestie.

Александр,

В ужасной казни? Наверно, правильно: Во время казни.
Крест есть крест, а не древо.
Вторая строчка почти повторяет мою в первом варианте. Но я не против:)
Кмк, ”вдруг ощутил” - лучше и точнее, чем ”почувствовал”.
“Мрака смерти” тоже нет в тексте, как не было “Отца” у меня, но я от Отца отказался. Тем не менее, последние строчки были бы вполне хороши, если бы не рифма (один – ним).
:)

Александру Скрябину
Получилось интересное творческое соревнование. Есть над чем
подумать и о чём поспорить, а у редактора сборника - сложный
выбор.
Охотно предостаавил бы все мои поделки для подобных соревнований. Не вижу в них ничего, кроме живой пользы.
Сверх того, хлеб насущный для изголодавшихся комментаторов.
ВК