Книжное

Дата: 10-05-2008 | 23:48:49


…И, сидя на дереве, я уже не повторю
Имя того, кто назывался некогда мной.
П. Кричевский


Я не знаю достойнее краски, чем белая,
чтобы раскрашивать флаги.
Я бегу от побед, ибо выигранный бой
никогда не бывает последним.
Как заметил Сократ, говоря о надежде
пред судьями в ареопаге:
Только смерти известно, как будет потом,
а всё прочее – слухи и сплетни.

Только смерти известен мой истинный страх
и понятны причины отваги.
И поэтому к жизни сегодня бессмысленны просьбы
и встречные иски.
Как любил повторять архивариус: книга судьбы –
это наши бумаги:
Фотографии, письма, открытки, попытки стихов,
долговые расписки…

Я смотрю на себя через призму бумаг
и, всё чаще, пугаюсь барьера
между мною и тем, кто копил, собирал,
там, где я лишь теряю и сею.
Как однажды подумал бродяга Улисс,
полистав на досуге Гомера:
Человек бы не вынес и йоты того,
что поэт приписал Одиссею.

Нет, я там был другим. Я там брёл наугад
и, за воздух цепляясь руками,
убеждал сам себя, что Господь дал мне крылья,
как ветер воздушному змею.
Так Раскольников верил, что небо везде
и что прятать улики под камень
бесполезно. Любому. Но только не мне, -
ведь я право на чудо имею!

Да, я там был другим. Там я бился в сетях бытия,
сотрясая планету!
Но уже отползаю обратно, во тьму,
будто доисторический ящер.
Как смеялся на рынке один часовщик,
на фальшивую глядя монету:
Здесь у нас, кроме прошлого, нет ничего,
что бы стоило звать настоящим.

Мне давно не враги те, кто с яростью пчёл
от меня защищали свой улей.
Я боялся их жал, а сейчас мне их жаль
и глаза их как серые пятна…
Как воскликнул на видео Дракула,
раненый в сердце серебряной пулей:
Я спешил к вам, сгорая от жажды любви,
но, похоже, был понят превратно…

Я теперь нелюдим. Я стал другом лугов:
одуванчиков и незабудок.
На плече моём птица и после грозы
мы на пару поём и летаем.
Как писал на песке дневника Робинзон:
Может быть, я теряю рассудок,
но когда на мой остров пришли рыбаки,
я сказал, что он необитаем.

Я вчера ещё сам себя связывал с миром
десятками трепетных нитей.
А сейчас не хочу. Не хочу.
Но тащу на себе эти тяжкие цепи.
Мне приснилось, что я Чжуан-цзы;
я в глубинах огня… в эпицентре событий…
А вокруг, будто снег,
навсегда заметающий эту Вселенную пепел …

Ну, а если о жизни, то я бы и дольше
её исполнял приговоры,
Ведь она мне на всё, что я вправду просил,
отвечала – конечно же, можно!
Как признался мой ангел-хранитель,
сдавая дела адвокату из горней конторы:
Внешне, он, как цитата, похож на Творца.
Но работать с ним было не сложно.

Тема: Re: Книжное (Игорь Касьяненко)

Автор: Лев Скрынник

Дата: 11-05-2008 | 03:33:57

Игорь, спасибо. Очень распахнутые, искренние, чистые стихи. Настолько, что нет желания искать в них какие-то возможные неточности или огрехи. Они абсолютно цельные. Настоящая поэзия, которая позволяет думать и чувствовать одновременно.

Лев.