Графские хроники

Дата: 30-10-2006 | 11:17:47

Белый покров

Белый покров после теракта становится терракотой,
выживший себе прежнему равен почти.
Префект не в силах справиться с вдруг подступившей икотой.
Нету Федота, на которого бы икоту перевести.

Нет Федота в помине и, тем более, отсутствует Яков,
разноголосица мобильников переходит в вой сирен.
Подсчитываются потери, но итог всегда одинаков:
пустота прибывает и ничего не дает взамен.

Некому перевести стрелки курантов на башне,
и сама башня раскачивается, как метроном.
Некогда перевести дыхание, и кошмар вчерашний
становится сбывшимся с четверга на пятницу сном.

Этот спектакль будет идти и идти без антракта –
сказка о царевне-смертнице и убиенных ею богатырях.
Впередсмотрящему застит белый свет катаракта,
и сваленные мобильники – как горки детской обуви в концлагерях.

24.06.2003


* * *

Кто мы? Из прошлого выходцы?
Память сошедшего льда?
Надо бы дальше двигаться,
знать бы еще – куда.

02.04.2003


Энеида

Тени при встрече шарахаются от теней,
паруса заблудились в семи ветрах.
Новую родину не спеша обретает Эней,
избывая попутно великий Троянский страх.

Дидона мертва. Корабли уходят отсель,
дабы гесперийских достичь берегов.
Богоравный не смеет забыть свою цель –
исполнить предначертание Богов.

Но как тяжело даются переходы пути
и как за эти годы устали Трои сыны.
Где же Италия, которую необходимо найти,
и какие утраты еще впереди суждены?

Но сбылись точь-в-точь прорицанья сивилл:
ты славу Троянскую принес в грядущий Рим.
Ты преодолел, превозмог, стерпел, доплыл,
принесенной в жертву Богам любовью храним.

23.06.2003


* * *

Каждого Кая ждет своя Герда,
не верящая ни в смерть, ни в обман.
Она разыщет его на краю света,
и да поможет ей Андерсен Ганс-Христиан.

08.08.2003


Графские хроники

Графине был дурной сон: генералиссимус в человечьем обличье,
он сетовал на то, что вместо музыки у нас сумбур,
что вынужден сам предсказывать судьбу по полету и крикам птичьим,
поскольку накануне был казнен последний авгур;
что он добр, но слаб, и не обойтись без Малюты,
что не скостить без права переписки полученный графом срок,
что страну ожидают потрясения, войны и смуты
и только кровью приходится принимать оброк.

Графиня проснулась и увидела на окне заиндевелом
чуть проступающие морозные клинышки-письмена.
И было написано на стекле по белому белым,
что душа графа успокоена и ублажена;
что ей еще долго мыкать на свете долю вдовью,
что единственно о ней перед смертью думал граф,
что любовь утоляется только одним – любовью
с правом ли переписки или без всяких прав.

02.07.2003


* * *

А мы живем скорей в трудах, чем праздно
и так же постигается с трудом,
что время, как и прежде, непролазно,
а если и пролазно, суть не в том.

Все так же невесомо в мире счастье,
и нету на него учетных книг.
Оно от нас уходит в одночасье,
а длится то ли вечность, то ли миг.

10.08.2003

Дорогой Сергей,

познакомилась с Вашими стихами. Простите, что раньше их не знала (не успеть). Они мне понравились, очень конкретные по наблюдению, по чувству и по мысли. Стихи мне интересны, и тот автор, который стоит за ними. Запомнилось "озеро - как мировая константа", груды мобильников, их звонки, переходящие в вой сирен, стихотворение о фотографе. Из того, что прочитала, "Графские хроники" сильнее всего, особенно первое и последнее стихотворения цикла.
Странно, что нет пока комментариев.
Желаю дальнейших успехов.
А.М.