Мой малый и уже исчезающий народ - израильские руситы

Что является продолжением твоей руки, потомок мой?
Чашка кофе?
Клавиатура компьютера?
Кухонный нож?!

* * *

Волки позорные!!! Опять повысили цены на бензин…. На какие такие шиши я буду заправлять мою любимую зажигалку?

* * *

Простой израильский дворник подметает герцлийские улицы и бормочет сам себе.
- «Палое небо» сметая с пути,
землю святую я вновь обнажаю….

* * *
Вокруг тебя вращается луна….
И солнце….
И вселенная….
А ты всё – зубы, зубы….

Как всё же приятно,
уж вы мне поверьте,
сидеть в Интернете….
В ожидании смерти.

* * *

Я надеюсь, что после успешного испытания на ближневосточных людях гамма-бомбы, так своевременно изобретённой американскими ядерными гениями, просто таки физически осуществится мечта Трофима Денисовича Лысенко - на планете Земля вместо людей появится, наконец, ветвистая пшеница.

* * *

А знаете ли вы, что ещё до того, как Вы, мой просвещённый читатель, появляетесь на этот божий свет, ещё когда Вы ещё только в проекте, и Ваш папа нежно гладит животик Вашей мамы….
Так вот, как раз в это время, специальные райские пчёлки наполняют мёдом наслаждений бездонную бочку Вашей жизни….
А ангел в голубом, ответственный за невероятное во вездесущем, в обязательном порядке подкрадывается к Вашему проекту ночью и доливает туда ложку…. Нет, не дёгтю, а гораздо более кризисного для Вашего дальнейшего существования вещества. Он вливает Вам ложку таланта. Кому чайную, а кому и столовую.
Но ангелы – они ведь тоже…. В общем, как любым проявлениям писательской фантазии – ничто человеческое им не чуждо. Ну, надоедает святому, да ещё и в голубом, изо дня в день, делать одно и то же. И этот проказник начинает, так же как мы после своего зарождения, экспериментировать. Кому сто грамм вольёт, а кому и целый стакан.
И вот ещё, какая штука. Под утро, за мгновение до того, как Эдем озаряется нестерпимым светом господним, служитель неизведанного видит, что самым гениальным образом, который, как известно, парадоксов друг, у него остаётся какая-то мера недоиспользованного. Иногда это два по сто и кружка чего-нибудь иронического. А бывает, что и целое ведро. И этот, больной на голову, вбухивает всё, что осталось в совершенно случайную сущность.
И исчезает….
До следующей ночи….
Вот так и выкарабкиваются на свет особи с неизмеримой жаждой жить и сотворить что-нибудь полезное для всего остального человечества.
Водородную бомбу, например….

* * *

Шестидесятникам из Ветхого Завета

Суди!
Суди!
Суди!

«И несудим будешь….»

* * *

Передам в хорошие руки чувство своего собственного достоинства. Собственного….
И совершенно безвозмездно….
Вы не подумайте чего, никакое оно не ущербное, места в сознании, а тем более в подсознании почти не занимает, в душу не лезет. К тому же, большую часть дня и всю ночь спит. В общем, очень, очень удобное будет приобретение – это моё чувство, если у кого нет.
А мне самому этакого, с Вашего позволения сказать, достоинства на святой земле и не нужно. Так уж, знаете ли, исторически сложилось.
…Ну, и не пропадать же добру.
Так что, если готовы принять, скопируйте это объявление, распишитесь на нём своей собственной кровью и сожгите эту записку, а пепел закопайте в центре альтернативного кладбища города Беер-Шевы. В любую полночь.
И пользуйтесь…
И на здоровье!
Если кому очень нужно….
Для удовлетворения своего внутриутробного мазохизма….

* * *

Памяти убиенного беэр-шевского писателя Леонида Шадловскрго

Самое неприятное, что может произойти с человеком, живущим в Израиле – это, если он превратится в лицо славянской национальности.
Вы не понимаете – о чём это я?
Тогда присмотритесь, каково таджикам в Москве…
Но это, к счастью, несмертельно.
У нас и пока, не очень смертельно…
За это и у нас уже убивают.
Но, к счастью и далеко, и в другом городе, или, к примеру, на соседней улице...
И, главное, не всех сразу…

* * *

Всю жизнь повторял про себя что –
ГОНИМЫЕ ВЫШЕ ГОНИТЕЛЕЙ…
Но…
О,
Бог мой,
ну,
как
же
затуркан
И
О
Бесс
Араб
Блин
я был
в прошлой жизни…

Но, вот,
время зайн -
разъеврееным
стал…

И…

Увидел…

Ведь,
вот он –
мой малый народ,
народившийся в муках
их
взрыво
и
возвра
и
извра…

В мирке фарисейском…

И, вот оно,
наше святое –
руситов гонимых родство
с общиною древней,
забитых камнями,
распятых,
замученных в пытках,
ессеев …

И,
вот-
оно…

Чувствую снова…

Гонимые выше гонителей –
истина эта святая
сожжёт в наших душах
звериную муку,
и снова,
как встарь,
наши внуки и правнучки
ринутся в прОклятый мир,
и в нём растворятся,
наполнив его
ощущением
тёплой
и светлой,
и чистой
исхода
господней
любови…

* * *

Грязнилище всех проигравших.




И вымыслов пить головизну
Тошнит, как от рыбы гнилой.
Б. Л. Пастернак

Но мы, вероятно, так сильно пропахли протухшею рыбой,
Что там нас - не ждут, и тому, что свои мы - не верят.
Марина Умурзакова

Вот,

правда…

И это…

Уже задавило любого…

В сон.

…Даже не разума…



Чувств…



В грязнилище всех проигравших,

обобранных,

павших в житейских боях,

ободранных заживо,

НЕ СОСТОЯЩИХ

И

НЕСОТРОЯВШИХСЯ.



А…



В кубриках каждой квартиры

скопилось

так много всего…

Вселенская злость,

осязанье бессилья,

и ненависть

нео

осознанная…



И…



Распри,

и свары,

и драки за груш (грош), за последний

от ночи до ночи,

отпрыгнув из перелопаченных ртов,

врываются в окна соседей,

и те…



Резонёрствуют…



Если же…



Утром,

и все же,

каким-то,

хоть юдовым чудом

иль рыбой-китом

…доползаю к окошку…



То, вот он,

пейзаж дожеванья –

две пальмы, сожжённые местным вандалом,

а

стены домов кто-то вышний изгрыз…

И мусорка в центре…

Царями где - скопище

вечно голодных котов.



…И бывших людей,

которые роются в баках,

чтоб выжить,

копейку другую в аду том

хоть как-то, хоть чем

...зацепить.








* * *

Передпасхальне

І знову далечінь пустелі
закриє нам раптовий дощ…
Ті гойдалки хвилеподібні
крізь слізний вітер,
аж до площ
предвічного Єрусалиму,
дотягнуться…

Крізь сосон свист…

Ця вістка нам
щоб

...гримнула.

А після – сонечка веселка,
вологий блиск та пахощ жар,
запустять радощів дзиґар,
щоб і господній мрії бджілка
в довбешці п'яній

…загула.








Улыбка, которую увековечил снимок, не слишком стыкуется с хотя и шедевральными, но переборно-трагическими аккордами...