Жозе Мариа де Эредиа Ронсар и др.

Дата: 25-02-2006 | 14:28:15

Жозе Мариа де Эредиа Ронсар
(Перевод с французского).
Jose Maria de Heredia
Sur le Livre des Amours
de Pierre de Ronsard

В Бургейле там и сям, в былые времена,
пестрели на стволах в саду инициалы.
Носительницы их, заполнив в Лувре залы,
улыбками цвели из каждого окна.

Так что ж? Их больше нет, они за гранью сна.
Тех ветренниц давно как вовсе не бывало.
Дубовые гробы и склепы, как подвалы,
навеки скрыли прах, и меркнут имена.

Всему предел! Мари, Кассандра и Елена!
Нам лилий, как и роз, не упасти от тлена.
Никто бы не смущал ваш благостный покой,

когда б не Пьер Ронсар, певец родной державы,
не сплёл для вас своей бессмертною рукой
нежнейший мирт Любви с зелёным лавром Славы.



Sur le livre des Amours
de Pierre de Ronsard

Jadis plus qu'un amant, aux jardins de Bourgueil,
A grave plus d'un nom dans l'ecorce qu'il ouvre,
Et plus qu'un coeur, sous l'or de hauts plafonds de Louvre,
A l'eclair d'un sourire a tressailli d'orgueil.

Qu'importe? Rien n'a dit leur ivresse ou leur deuil.
Ils gisent tout entiers entre quatre ais de rouvre
Et nul n'a dispute, sous l'herbe qui les couvre,
Leur inerte poussiere a l'oubli de cercueil.

Tout meurt. Marie, Helene et toi, Cassandre,
Vos beaux corps ne seraient qu'une insensible cendre -
- Les roses et lys n'ont pas de lendemain -

Si Ronsard, sur Seine ou sur blonde Loire,
N'eut tresse pour vos fronts, d'une immortelle main,
Aux myrtes de l'Amour le laurier de la Gloire.

Les Trophees, 1893


Жозе-Мариа де Эредиа
Прекрасная Виола
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La belle viole

«Вам ревностным стаям,
поющим летая -
и здесь, и в дали…»

Жоашен дю Белле


С балкона виден ей постылый стык дорог
с Луары, ей родной, в ломбардские пределы.
Олива всей листвой ей вновь прошелестела:
"Фиалка расцвела – назавтра цвет поблёк".

Хотелось ей, запев, отвлечься от тревог.
Виола так звучна, и руки знают дело.
Мечта, однако, в Рим за другом полетела,
туда, где древний прах ему под ноги лёг.

Но струны всё звенят, привычно, без заминки.
В них нежная душа печальной Анжевинки*,
томлением любви и ревности полна,

вверяет свой напев ветрам неутомимым,
тот самый, что любим забывчивым любимым -
ту песню, что он спел за веяньем зерна.


La belle viole

A vous troupe legere
Qui d'aile passagere
Par le monde volez...

JOACHIM DU BELLAY.


Accoudee au balcon d'ou l'on voit le chemin
Qui va des bords de Loire aux rives d'Italie,
Sous un pale rameau d'olive son front plie.
La violette en fleur se fanera demain.

La viole que frole encor sa frele main
Charme sa solitude et sa melancolie,
Et son reve s'envole a celui qui l'oublie
En foulant la poussiere ou git l'orgueil Romain.

De celle qu'il nommait sa douceur Angevine*,
Sur la corde vibrante erre l'ame divine
Quand l'angoisse d'amour etreint son cour trouble;

Et sa voix livre aux vents qui l'emportent loin d'elle,
Et le caresseront peut-etre, l'infidele,
Cette chanson qu'il fit pour un vanneur de ble
.
*Сонет посвящён Виоле,возлюбленной французского поэта дю Белле (1525 – 1560), оставшейся в своей родной провинции Анжу после его отъезда в Италию.



Жозе Мариа де Эредиа Вослед Петрарке
(Перевод с французского)
Suivant Petrarque
Jose Maria de Heredia

Когда Вы, не скупясь, изящною рукой
раздали горсть монет у старого собора
для нищих бедолаг в неяркости притвора
небесная краса блеснула добротой.

Мой радостный привет был скромный и простой,
а сам хотел я быть приятнее для взора,
но отвернулись Вы досадливо и скоро,
прикрыв свои глаза под сеткой кружевной.

Знаток любых сердец, и мягких, и построже,
мнгя лишь бог Амур взбодрил - и обнадёжил,
шепнув, что не чужда и милость красоте.

Я зорко углядел: спуская край вуали,
помедлила рука... Как ветви в темноте,
ресницы звёздный свет, сияя, источали.


Suivant Petrarque

Vous sortiez de l'eglise et, d'un geste pieux,
Vos nobles mains faisaient l'aumone au populaire,
Et sous le porche obscur votre beaute si claire
Aux pauvres eblouis montrait tout l'or des cieux.

Et je vous saluai d'un salut gracieux,
Tres humble, comme il sied a qui ne veut deplaire,
Quand, tirant votre mante et d'un air de colere
Vous detournant de moi, vous couvrites vos yeux.

Mais Amour qui commande au coeur le plus rebelle
Ne voulut pas souffrir que, moins tendre que belle,
La source de pitie me refusat merci ;

Et vous futes si lente a ramener le voile,
Que vos cils ombrageux palpiterent ainsi
Qu'un noir feuillage ou filtre un long rayon d'etoile.


Жозе-Мариа де Эредиа
Эсток*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
L’estoc.

На яблоке меча - «Калликст**» и титул - «Папа».
Рельефный герб: ключи, тиара лодка, сеть.
Заметно мастерство. Забавно рассмотреть.
На гарде – в плен плюща, как в ласковые лапы,

попал смешливый бог, похожий на Приапа.
Эмаль, металл, коралл, тут есть чему блестеть.
и золото и сталь. А золото – не медь!
Но блеск - не для рубак, и меч - не для растяпы.

Знак рода Борджа – бык – изображён вверху.
Лас Сальяс*** этот род постиг, как на духу,
Верней, чем Ариост, и раньше Саннадзаро.

Кузнец не зря ковал свой вычурный эсток.
И папа Александр**, и принц Чезаре** – пара,
которой был под стать тот Борджиев клинок.


L’estoc*

Au pommeau de l'epee on lit : Calixte** Pape.
La tiare, les clefs, la barque et le tramail
Blasonnent, en reliefs d'un somptueux travail,
Le Boeuf hereditaire armoye sur la chappe.

A la fusee, un Dieu paien, Faune ou Priape,
Rit, engaine d'un lierre a graines de corail ;
Et l'eclat du metal s'exalte sous l'email
Si clair, que l'estoc brille encor plus qu'il ne frappe.

Maitre Antonio Perez de Las Cellas*** forgea
Ce beton pastoral pour le premier Borja,
Comme s'il pressentait sa fameuse lignee ;

Et ce glaive dit mieux qu'Arioste ou Sannazar,
Par l'acier de sa lame et l'or de sa poignee,
Le pontife Alexandre** et le prince Cesar**

*Эсток – гранёный меч, колющее оружие XIV - XVI века.
В сонете описывается музейный экземпляр, когда-то подаренный папой
Каликстом III испанскому королю Энрике IV.
**Папа Каликст III, папа Александр VI, принц Чезаре – представители рода Борджа, в своё время дискредитировавшие папскую власть различными злоупотреблениями и преступлениями.
***Мастер Антонио Перес де Лас Сельяс (1474-1533) – известный в своё время
искусный оружейник.


Жозе-Мариа де Эредиа Медаль
(Перевод с французского).
Medaille
Jose-Maria de Heredia

Властитель Римини, викарий, кондотьер.
Орлиное лицо на бронзовой медали.
Таким вождям, как он, все трепетно внимали.
Такого и отлил Маттео-медальер.

Сей Сиджисмондо был – не худший изувер,
хоть в самодурстве и попрании морали
его и Сфорца и Висконти вдохновляли,
но Малатеста был галантный кавалер.

Не Эццелино, не Кан Гранде: он - добрее.
Пусть кровью обгрил Романью и Морею,
но храм жене поднёс как истинный поэт.

Изотта – хоть властна, как княжеские жёны,
но глянешь на медаль – улыбчивый портрет.
И слон гербовый там... Он топчет анемоны.


Medaille
Seigneur de Rimini, Vicaire et Podesta.
Son profil d'epervier vit, s'accuse ou recule
A la lueur d'airain d'un fauve crepuscule,
Dans l'orbe ou Matteo de' Pastis l'incrusta.

Or, de tous les tyrans qu'un peuple detesta,
Nul, comte, marquis, duc, prince ou principicule,
Qu'il ait nom Ezzelin, Can, Galeas, Hercule,
Ne fut maitre si fier que le Malatesta.

Celui-ci, le meilleur, ce Sigismond Pandolphe,
Mit a sang la Romagne et la Marche et le Golfe,
Batit un temple, fit l'amour et le chanta ;

Et leurs femmes aussi sont rudes et severes,
Car sur le meme bronze ou sourit Isotta,
L'lephant triomphal foule des primeveres.



Уважаемый Владимир!

Можно сделать несколько замечаний.
1. По поводу размера. В 6-стопном ямбе надо обязательно соблюдать цезуру после 6-го или 7-го слога.

2. "самым гордым светом цвели улыбки дам",

Как Вы представляете себе «гордый свет»? Гордая улыбка, да, но не гордый свет. Далее, говорят, «цветущая улыбка» - это идиоматическое выражение, но как улыбка может цвести светом. Вообще представить невозможно. А ведь в оригинале всё просто.
A l'eclair d'un sourire a tressailli d'orgueil. Дословный перевод - Светлые улыбки подрагивали гордо.

3. Могильники – это не очень поэтичное слово, лучше сказать, гробницы, могилы, склепы. Тем более современное значение могильника - захоронение радиоактивных отходов.
Слово "газоны" – не вяжется с могилами. Говорят, просто трава.
В оригинале sous l'herbe qui les couvre - «покрытые травой».

3. «Все мрут». Совсем не поэтично. Как будто об эпидемии сказано. Есть обычные выражения: «Всё преходяще», «все смертны». Вы хотите сохранить три имени, хорошо, но избавьтесь от этого некрасивого слова МРУТ.
4. "ни роз, ни лилий не спасти от тлена "– вообще выпала строка из размера.
5. «как вы ни норови», - не очень поэтичное слово, это разговорный жаргон. Для такого сонета не подходит.
6. "венок лавровый свив" – венки вообще-то «плетут», а не «свивают».

Вообщем надо поработать ещё. А для примера перевод, выполненный студией Лозинского. // - означает цезуру, поэтическую паузу.

Бывало, не один // любовник вырезал
В Бургейле имена // не старых липах сада,
И сердце не одно // от брошенного взгляда
Надменно вздрогнуло // под сводом Луврских зал.

И что ж! Никто их слёз, // их счастья не узнал.
Их скрыл могильный дёрн // и тесная ограда,
И средь живых никто // у гробового хлада
Их позабытый прах // оспорить не дерзал.

Проходит всё: И вы, // Кассандра и Елена,
Вся прелесть ваших тел // была бы горстью тлена –
Для роз и лилий жизнь // недолговечный дар,

Когда б у сенских вод // в тени родной дубравы,
Бессмертною рукой // не сплёл для вас Ронсар
Расцветший мирт Любви // с зелёным лавром Славы.

А вот перевод Д.Олерон


Когда-то не один // чувствительный сеньор
В тени бургейльских рощ // чертил инициалы,
И Лувр сзывал гостей // в блистательные залы,
Где не одну любовь // зажёг лукавый взор.

К чему?.. Могильный склеп // над ними тьму простёр,
Где страсти их восторг, // мольбы и мадригалы?
Лежат они мертвы, // забвенны, небывалы,
Кому для праха их // поднять, как прежде, спор?

Кассандра гордая, // Мария и Елена,
Прекрасные тела, // вы были б горсткой тлена, -
У лилий и у роз // нет завтрашнего дня.

В стране, где свежесть вод // мчит Сена и Луара,
Любовь и Славу – мирт // и лавр – соединя,
Венчала вас рука // бессмертного Ронсара.


Успеха,

С БУ
АЛ