Жануариу Душ Сантуш. История трёх пастушков. Ч. 3.

Перевод с португальского.

1. Я – Сеньора де Розарио (Rosário – по-португальски чётки ).

После 13 сентября пастушки с нетерпением ожидали появления Сеньоры в октябре. Особенно Франсишку, который столь часто спрашивал:
- О, Лусия, ещё много времени осталось до 13 числа?
- Почему задаёшь такой вопрос?
- Потому что Сеньора сказала, что тогда придёт и сам Бог. Как это прекрасно!
Но Он всё ещё печален? Я так страдаю из-за того, что он остаётся таким грустным. Я проношу ему все жертвы, какие могу. Иногда я даже не убегаю от этих людей ради жертвы Ему.
Уже говорилось, что одна из всех трудностей была наиболее тяжела для троих детей – это видеться с любопытствующими, которые мучили их глупыми вопросами. Сколько раз они уклонялись от этих суматошных встреч, используя маленькие хитрости.
В один из дней, когда уже прошло последнее явление Девы Марии, во время болезни Франсишку, в то время, как Лусия и Жасинта старались не оставлять его одного, пришла сестра Тереза с сообщением:
- Слушай, там, по дороге, приближается толпа людей, они ищут вас, чтобы расспросить.
- Хорошо! Послушайте: я спрячусь, – сказала Лусия, убегая.
Жасинта убежала за ней и спряталась в большом чане, который был в саду. Войдя, некоторые из непрошеных гостей даже прислонились к этому чану, но не догадались о присутствии двоих малышек.
Когда же разочарованные, они ушли, девочки вышли из убежища и вернулись к Франсишку, который объяснил:
- Было много людей. Они хотели, чтобы я сказал, где вы, но я тоже не знал. Хотели видеть нас и просить о многом. Была там и одна женщина из Алкейдау (Alqueidaõ), которая просила излечить больного и обратить грешника. За эту женщину прошу я. Вы могли бы попросить за других – их много.
А время шло, приближалось 13 число, радость пастушков росла, росла и тревога их близких. И вправду: если обещанное чудо не сбудется, троих детей могут обидеть. Когда близкие говорили детям об этом, они отвечали:
- Сеньора не могла обмануть! Мы не боимся. Она совершит чудо, чтобы все поверили. А если чуда не будет, и нас убьют, мы пойдём с ней на Небо.
Удивляет эта смелость маленьких ясновидцев, проявленная столько раз. Однажды приехали трое с мрачными лицами и пытались допросить пастушков. Не достигнув желаемого, на прощание угрожали родителям:
- Смотрите, в случае, если они не расскажут секрет, сеньор управитель решил лишить их жизни!
- Как прекрасно! – восклицала Жасинта с радостным лицом.
- Я так хочу к Богу и Деве Марии, а тогда мы их скоро увидим.
Опасаясь угроз управителя, передаваемых из уст в уста, тётя Лусии, жившая в Казайш (Casais), однажды приехала предложить ясновидцам уехать подальше от Vila Nova de Ourém ( где жил управитель):
- Я живу далеко отсюда, поэтому этот управитель не сможет вас там разыскать.
Но родители ясновидцев проявили нерешительность. Сами же дети наотрез отказались:
- Если нас убьют, это не страшно! Пойдём на небо!
Дождливое утро 13 октября. Пастушки вышли из дома очень рано, как обычно, собираясь в путь. Родители Лусии, опасаясь, что с ней может случиться недоброе ( ходил слух, что власти решили взорвать бомбу в момент явления), хотели её сопровождать. Они говорили:
- Если наша дочь умрёт, мы бы хотели умереть все вместе.
Но трое пастушков не были запуганы этими угрозами. Когда им говорили о них, всегда отвечали:
- Чудесно, для нас это большая милость – взойти на небо с Девой Марией.
На пути пастушков в этот день встречались люди, ползущие на коленях в грязи, вымаливая исцеления больных и напоминая о своих нуждах.
Уже на месте явлений, Лусия предложила:
- Закроем зонты и начнём молиться по чёткам!
Немного позже показался обычный при явлениях свет, и немедленно на дубе ( на каррашкейре) возникла Сеньора. Как обычно, Лусия начала диалог:
- Чего хочет от меня Сеньора?
- Хочу, чобы здесь была построена часовня ( капелла) в мою честь. Я – Сеньора де Розариу. Продолжайте молиться каждый день. Война окончится, и солдаты скоро возвратятся по домам.
- Хочу просить Вас о многих вещах: исцелить больных, обратить грешников…
- Я удовлетворю некоторые из этих просьб, другие – нет. Надо, чтобы эти люди исправились, чтобы они просили прощения за свои грехи.
Затем, став печальнее, посоветовала:
- Не совершайте больше преступлений против Бога, он и так уже очень оскорблён.
В эту минуту Она раскрыла руки, и отражение их света упало на солнце. Пока она плавно поднималась, отражение продолжало отбрасывать тень на солнце.
Лусия закричала:
- Посмотрите на солнце!
Огромная толпа, насчитывавшая в этот день 70 000 человек, взглянула на солнце, которое внезапно начало вращаться. Под конец на мгновение остановилось, и сразу вновь начало вращаться на определённой высоте так, что казалось – оно сейчас сорвётся и упадёт на людей. Воздух сотрясли крики изумления и ужаса:
- О, Иисус, сейчас мы все умрём!
- Дева Мария, спаси нас!
- О, Боже, пощади нас!
- Обещаю впредь всегда исповедоваться и ходить к службе!
Все присутствовавшие на Cova da Iria увидели это чудо, обещанное Девой Марией ещё 13 июля. Тогда многие обратились к вере.
Пастушки в это посещение их Сеньорой разглядели чудесные видения. Увидели рядом с солнцем святого Жозе с Младенцем и Деву Марию, одетую в белое и в синем плаще. Святой Жозе с младенцем, по словам Лусии, казалось, благословлял мир, делая жесты, как будто крестил его.
Присутствовавшие там тысячи людей были полностью убеждены в подлинности явлений. И потом всегда с большим волнением рассказывали об увиденном.
Известие о великом чуде быстро облетело Португалию из конца в конец. Но в то время, как одни воспринимали это известие с радостью, другие использовали его для усиления ненависти к церкви.
Явлением в октябре закончилась история событий на Cova da Iria.
Тем временем для пастушков началась новая глава страданий и великодушия, которая получила кульминацию во время болезни Франсишку и Жасинты. Лусию тоже ждали жестокие испытания: серьёзная болезнь матери, смерть отца и болезнь двоюродных брата и сестры.
Прошло совсем немного времени, как её мать заболела так сильно, что дети окружали её постель, чтобы услышать советы и получить последнее благословение. Увидев Лусию рядом с собой, мать обратилась к ней с большой любовью, обняла и сказала:
- Моя бедная дочка! Как ты будешь без матери! Умираю - с тобой в моём сердце.
Во время этой волнующей сцены старшая сестра выхватила Лусию из материнских рук и, уже на кухне, сказала ей:
- Мать умирает, огорчённая всеми этими неприятностями.
Лусия упала на колени, молясь и плача. Так её нашли немного позже две сестры и посоветовали:
- Лусия, если ты точно видела Деву Марию, пойди сейчас на Cova da Iria - просить, чтобы Она исцелила нашу мать. Обещай Ей всё, что ты хочешь, мы всё сделаем.
Лусия сразу ушла, плача, молясь и изливая своё горе Деве Марии, обещая ей ходить на Cova da Iria девять дней подряд вместе с сёстрами, молясь по чёткам, и ползти на коленях от дороги до самого дуба. В последний день обещала взять с собой девять бедных детей, а потом накормить их ужином.
Войдя в дом, заметила с радостью, что матери стало лучше. Через три дня сеньора Мария Роза совершенно выздоровела.
Когда Лусия пошла вместе с сёстрами и матерью исполнять обещание, мать говорила:
- Как же это? Дева Мария совершенно исцелила меня, я всё ещё не верю! Не знаю, как это случилось.
Особенно тяжело было Лусии перенести почти неожиданную смерть отца – от двойной пневмонии. Закрывшись в комнате, она жаловалась:
- О, Боже мой! Я никогда не думала, что мне предстоят такие испытания! Страдаю ради Твоей любви, за грехи против Непорочного Сердца Марии, за Папу и для обращения грешников!

2. Так было с Франсишку.

Всегда стремясь избежать надоедливых визитов, трое пастушков продолжали ходить на Cova da Iria, чтобы помолиться сообща, а потом вместе идти в школу, посещение которой в то время не было обязательным. Поэтому Франсишку, которого Дева Мария обещала вскоре забрать на небо, часто оставался в церкви и так объяснял это Лусии:
- Хорошо, Лусия, ты иди в школу. Я же остаюсь здесь, в церкви вместе с невидимым Иисусом. Мне не стоит учиться читать, потому что я скоро уйду на небо. Когда вернёшься, приходи сюда и позови меня.
Когда, на обратном пути Лусия входила в церковь, то находила его в экстазе, с глазами, устремлёнными на святыни. Франсишку имел душу аскета и мистика, что особенно проявлялось в глубокой преданности Евхаристии. Порой, когда они пасли скот не очень далеко от церкви, он говорил девочкам:
- Вы посмотрите за овцами, пока я побуду немного рядом с невидимым Иисусом?
- Конечно, Франсишку! Иди и помолись за грешников. Тебе жаль их?
- Жаль, да… Но гораздо больше мне жаль Бога…
Однажды по пути в школу Лусия рассказала друзьям, что её сестра Тереза приходила в дом и советовала ей попросить у Девы Марии милости для сына одной сеньоры в соседнем местечке. Он был обвинён в преступлении. Если не доказать его невинность, бедный парень будет осуждён на ссылку или на долгое тюремное заключение. Франсишку с очевидной печалью прислушивался к рассказу Лусии.
Когда они подходили вместе к церкви, он сказал:
- Пока вы будете в школе, я останусь здесь просить у Иисуса этой милости. На обратном пути Лусия пришла позвать его и спросила:
- Ну, просил Иисуса об этом парне?
- Скажи тетушке Терезе, что через несколько дней он придёт домой.
Так и случилось. Следующего 13 числа бедная женщина была со всей своей семьёй на Cova da Iria и благодарила Деву Марию за великую милость.
В другой раз, когда Лусия пришла к нему звать в школу, он вышел из дома, шатаясь.
- Что с тобой, Франсишку?
- Очень болит голова. Кажется, что сейчас упаду.
- Тогда не ходи. Оставайся дома.
- Не останусь! Лучше я побуду в церкви с невидимым Иисусом, пока ты пойдёшь в школу.
В следующий раз, когда болезнь начинала уже сильно проявляться, Лусия пошла с ним и с Жасинтой навестить Loca do Cabeço и os Valinhos. Когда они вошли в дом, он был полон народу, и одна женщина у стола освящала вещи. Увидев Франсишку, попросила его:
- Мальчик, помоги мне освятить эти вещи!
- Я ничего не могу освятить и Вы тоже. Только священники могут освящать.
Честность и убеждённость, с какими Франсишку произнёс эти слова, открыли людям глаза на ошибку, в которую они впали. И если бы эта женщина не ушла сразу, она была бы наказана, судя по угрозам, адресованным ей.
Прикованный к постели пневмонией, Франсишку продолжал обнаруживать доброе настроение, которое притягивало к нему людей. Он никогда не жаловался, никто не знал, что именно его отталкивает, он принимал всё, не показывая, нравится это ему или нет. Люди приходили к нему, садились на край постели, смотрели на него и, хотя не слышали от него много слов, уходя признавались:
- Что-то такое есть в этом мальчике. Становишься лучше около него.
Соседи говорили матерям Лусии, Франсишку и Жасинты:
- Есть какая-то тайна, которую нам не понять! Вроде, дети, как дети, ничего нам не говорят, но чувствуешь возле них, как сильно они отличаются от других. Когда входишь в комнату Франсишку, чувствуешь себя, как в церкви.
Поэтому не было недостатка в желающих просить их о помощи. Когда Франсишку уже не вставал с постели, пришла сеньора Марианна де Эйра Велья просить о примирении сына с отцом. Мальчик печально посмотрел на бедную женщину и ответил так:
- Идите спокойно. Я скоро буду на небе. Когда приду туда, испрошу этой милости у Девы Марии.
И, действительно, в тот же день, как умер Франсишку, мир восстановился у этого очага.
Но больше других - любил Франсишку визиты Лусии. И девочка раскрывала ему всё своё сердце. Видя, что уже не может ходить в церковь, он сказал Лусии:
- Пожалуйста, пойди в церковь и передай Иисусу невидимому, как сильно я тоскую по нему. О чём я больше всего жалею: что не могу ходить в церковь и оставаться хоть ненадолго с Иисусом невидимым.
Иногда девочка спрашивала его:
- Ты очень страдаешь, Франсишку?
- Да. Но это не важно. Страдаю для утешения Христа. Скоро я буду на небе.
- Когда будешь там, не забудешь попросить Деву Марию, чтобы она и меня забрала туда скорее?
- Нет, об этом я не могу просить. Ты хорошо знаешь, что Дева Мария ещё не хочет, чтобы ты шла на небо.
Однажды, когда Франсишку был с Лусией наедине, он вручил ей обрывки верёвки со словами:
- Возьми. Унеси это, пока моя мать не увидела. Теперь уже не могу затягиваться поясом.
Можно представить себе страдания маленького пастушка, по тому, что он однажды доверил матери:
- Мама! Нет сил молиться по чёткам…Читаю “Ave Maria”, а голова кружится!
- Сыночек, если не можешь молиться губами, молись в сердце своём. Дева Мария услышит и будет довольна.
За несколько дней до смерти он говорил:
- Знаешь, мне очень плохо. Осталось немного, и я пойду на небо.
- Неужели ты знаешь? Не забудешь попросить о грешниках, о папе и о нас с Жасинтой?
- Да, я попрошу. Но, скорее, Жасинта первая будет просить об этом, боюсь, я забуду, когда приду к Богу. Прежде всего, я хочу утешить Его.
Однажды, рано утром, мальчик настойчиво просил, чтобы пришла Лусия. Была послана с этим поручением сестра Тереза, которая вошла в дом двоюродной сестры со словами:
- Иди быстрее! Франсишку очень плох, и хочет что-то сказать тебе.
Когда Лусия вошла, он попросил мать и братьев выйти:
- Пожалуйста, выйдите. Я хочу сообщить Лусии один секрет.
И наедине с Лусией, признался ей:
- Я исповедуюсь и причащусь, а потом умру. Хотелось бы, чтобы мне сказали, будет ли мне отпущен один грех… Я несколько раз не повиновался твоей матери, когда она тебя не пускала из дому, а ты убегала ко мне, и я прятал тебя.
- Правда, так было.
Потом он спросил Жасинту, не помнит ли она чего-нибудь ещё.
Лусия подбежала к постели Жасинты, которая задумалась на некоторое время, а потом ответила:
- Хорошо! Скажи ему, что ещё до появления Девы Марии он утащил несколько мелких монет у отца, чтобы купить шарманку. И когда мальчишки бросали камнями в de Boleiros, он тоже бросил несколько камней.
Когда Лусия передала эти слова Франсишку, он объяснил:
- Я уже говорил об этом на исповеди, но повторю ещё раз. Ведь, может быть, из-за этих моих грехов Христос так печален! Но, даже если бы я не умер, никогда бы не повторил этих поступков.
И жестом, указывающим на глубокое раскаяние, сложил руки и стал молиться:
- О Иисус, прости нас, спаси нас от огня Ада, вознеси все души на небо, особенно те, которые больше нуждаются.
- О, Лусия, проси и ты Бога о прощении моих грехов.
- Да, я прошу, будь спокоен. Сейчас я иду к службе и там попрошу Иисуса невидимого о тебе.
- Попроси Его, чтобы сеньор приор пришёл дать мне святое причастие.
- Конечно.
Вернувшись из церкви и войдя в дом родственников, Лусия увидела Жасинту, сидящую на постели Франсишку. Как только она вошла, мальчик спросил:
- Ты попросила Иисуса о том, чтобы мне дали святое причастие?
- Попросила.
- Спасибо, Лусия, на небе я буду просить за тебя.
Когда ночью она вернулась к нему, мальчик воскликнул:
- Лусия, я так спокоен. Сеньор приор приходил исповедовать меня, а завтра придёт дать мне святое причастие.
Утром следующего дня настоятель принёс мальчику Евхаристию. Когда Франсишку увидел, как входит приор, его глаза загорелись радостью. Он сделал усилие сесть на постели, но мать тихонько посоветовала ему лежать.
Так, с ангельским блеском на невинном личике он с безмерным почитанием принял святую Евхаристию и пребывал долгое время в молчаливой молитве и созерцании того, чего так желал. Потом, уже тоскуя по новому приходу Иисуса, спросил:
- О, сеньор приор, вы принесёте мне ещё Иисуса невидимого?
И, обращаясь к Жасинте:
- Сегодня я счастливее тебя, потому что заключаю в моей груди Иисуса.
Видя, что жизнь невинного пастушка медленно угасает. Лусия приходила почти каждый день и была с ним вместе с Жасинтой. Однажды, когда они пришли, он говорил им, уже с большим трудом:
- Я ухожу на небо. Там я буду очень просить Бога и Деву Марию, чтобы вас тоже забрали туда скорее. О, Лусия, наверное, на небе я буду очень тосковать о тебе…
- Не будешь тосковать, нет! Как можешь тосковать обо мне рядом с Богом и Девой Марией?!
- И правда! И как это я забыл?
Уже не имея сил молиться, просил:
- Молитесь по чёткам за меня!
И пока они двое молились, он вторил им мысленно.
Поздно вечером, уходя домой, Лусия простилась с Франсишку:
- Франсишку. прощай! Если уйдёшь на небо этой ночью, не забудешь там про меня, слышишь?
- Не забуду, нет! Будь спокойна.
Потом он сжал сильно ей правую руку, в то время как живые слёзы тоски текли по его пылающему лицу. Лусия, которая тоже плакала, спросила между рыданий:
- Хочешь чего-то ещё?
- Нет!
- Тогда прощай, Франсишку! До встречи на небе.
- До встречи на небе!
Каждую минуту ему становилось хуже. Дышать было всё труднее, он с трудом мог выговаривать слова.
Утром 4 апреля 1919 года в пятницу несколько человек читали молитвы вокруг его постели. Вдруг он сказал матери с глазами, наполненными сверхъестественным сиянием:
- О, мама, какой свет там, у двери!
И застыл в восторге, созерцая этот свет. Через несколько мгновений свет в его глазах погас, и он воскликнул:
- Сейчас уже не вижу!
И спокойно, кротко, как человек, засыпающий после дня изнурительного труда, умер. Ему было только 11 лет. Он родился 11 июня 1908 года.
Его похороны были простыми, но трогательными, потому что Франсишку любили все.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!