Уильям Уилфред Кэмпбэлл (1858? - 1918). Помпеянка

Ничком, на локте, прилегла она,
Погружена в блаженный, новый сон,
Душа ее робка, тепла, нежна,
Рот первым поцелуем обожжен.
Не видела, что полдень стал темней,
Не ведала, что наступает мгла.
Земля свои плоды дарила ей,
Любовь ее коснулась и ушла.

Черно в миг жуткий стало в небесах,
Дождь адский, паника, дома в огне,
Любовь – любовь теряла, город в прах
Был стерт перед всем миром, - крик вовне
Не вырвался: так быстро в царство тьмы,
Где всё забвенно, жизнь уведена;
Но – имени ее не знаем мы –
Лежит, мечтая всё еще, она.

Ад прекратился, мир в безмолвье стих.
Низвергнут в пустоту великий град.
Века прошли, и люди тяжесть их
Снесли и вот, среди руин стоят.
Столетья показали из земли,
Стыдясь, нагую красоту свою,
Подобно ей, что здесь поздней нашли, -
Любовь застыла в гибельном краю.

Сжимает бусы тонкая рука,
Подчеркнута туникой стройность форм,
Душа ее божественно жарка,
Пройдя века, минуя страшный шторм.
Читает сердце письмена времен,
Что мешкают с забвением своим;
И край, который солнца был лишен,
Вновь красотой, ушедшей с ней, живим.

Когда проснутся все в один из дней,
Как убеждает нас мечты порыв,
Бесцветье смерти сгинет перед ней,
Пред той, что спит, чуть губы приоткрыв.
Я знаю, если б Бог ее позвал, -
Проснулась бы, - так будит дрозд рассвет, -
От поцелуя, что в столетьях ал,
Заставив небо раскраснеться вслед.


William Wilfred Campbell
Out of Pompeii

She lay, face downward, on her beaded arm,
In this her new, sweet dream of human bliss,
Her heart within her fearful, fluttering, warm,
Her lips yet pained with love's first timorous kiss.
She did not note the darkening afternoon,
She did not mark the lowering of the sky
O'er that great city. Earth had given its boon
Unto her lips, love touched her and passed by.

In one dread moment all the sky grew dark,
The hideous rain, the panic, the red rout,
Where love lost love, and all the world might mark
The city overwhelmed, blotted out
Without one cry, so quick oblivion came,
And life passed to the black where all forget;
But she, – we know not of her house or name, –
In love's sweet musings doth lie dreaming yet.

The dread hell passed, the ruined world grew still,
And the great city passed to nothingness:
The ages went and mankind worked its will.
Then men stood still amid the centuries' press,
And in the ash-hid ruins opened bare,
As she lay down in her shamed loveliness,
Sculptured and frozen, late they found her there,
Image of love 'mid all that hideousness.

Her head, face downward, on her bended arm,
Her single robe that showed her shapely form,
Her wondrous fate love keeps divinely warm
Over the centuries, past the slaying storm,
The heart can read in writings time hath left,
That linger still through death's oblivion;
And in this waste of life and light bereft,
She brings again a beauty that had gone.

And if there be a day when all shall wake,
As dreams the hoping, doubting human heart,
The dim forgetfulness of death will break
For her as one who sleeps with lips apart;
And did God call her suddenly, I know
She'd wake as morning wakened by the thrush,
Feel that red kiss across the centuries glow,
And make all heaven rosier by her blush.

Notes
1] Mount Vesusius erupted in A.D. 79, destroying the city of Pompeii that rested on its southeast fringe. The deep layerof volcanic ash covered victims, who eventually disappearedcompletely, leaving spaces in the ash. Archaeologists havemade plaster casts of these, some of which could be seen in Room IIIof the Antiquarium at this site during Campbell's lifetime.


Original text: William Wilfred Campbell, The Dread Voyage: Poems (Toronto: William Briggs, 1893). First publication date: September 1892

Застыли в будущем фигуры
Грядущей алой катастрофы.
И магма с чьей-то там натуры
Снимает слепок для Нью-гофа.

Хороший перевод, может, даже более эмоциональный, чем оригинальный текст.

С уважением,

Ирина Сидоренко.

Их есть!:-) И Ваш, Александр, перевод, имхо, не хуже других...
Пожалуй, это лучший Ваш перевод...
С БУ,
СШ

Да, Александр!
Здесь вас не узнать. Стих прекрасный. Есть небольшие заминки звуковые, но в целом впечатление мощное.

С БУ
АЛ

Честно говоря, не уверен, что сажусь в свои сани (хотя рекомендуют их готовить летом...) - отзываться на перевод, не зная языка!..
Отзываясь на стихотворение - очень впечатляет ВЫДЕЛКА. Тут, наверное, сказывается переводческая суть, не то что просто Муза подлетела и чего-то надудела...
В этом плане (если можно?):
*великий град - так в оригинале? Потому что Помпея, собственно, была, если не ошибаюсь,говоря сегодняшним языком, "весёлым кварталом"
*люди...тяжесть...снесли...среди руин стоят. - Сознательный каламбур?
*Стыдясь, нагую красоту свою,
Подобно ей, что здесь поздней нашли, -
Любовь застыла в гибельном краю. - Очень уж запутанное управление - может оно и можно по-английски...
* И ещё меня смутило ед. число ШТОРМ, в контексте ПРОЙДЯ ВЕКА...
Вряд ли б эти блохи были бы заметны в менее мастерской работе (а может просто я косой!), в любом случае признателен за знакомство с мастером.