Болеслав Лесьмян. Безлюдная баллада.

БОЛЕСЛАВ ЛЕСЬМЯН.

БЕЗЛЮДНАЯ БАЛЛАДА.


Человеческому взгляду недоступная поляна
В безмятежности безмерной расцветала изумрудно.

Ручеёк, укрылся в зелень, неустанно переменчив,
И гвоздички над травою рассыпались как веснушки.

Захлебнувшийся росою, не трещал в траве кузнечик,
Одуванчик обломился, истекая соком млечным.

Аромат дышал под солнцем и бурлил, кипел живицей,
И никто того не видел, и никто того не слышал.

-Где ж мои перси, червцами горящие,
Уст почему моих нет на поляне?
Рвать бы цветы мне моими руками,
Где мои руки с цветами, с цветами?

Что-то странное в сторонке лепетало и молило,
То какая-то девичья тень искала речь и зренье.

Как отчаянно хотела воплотиться, сотвориться,
Косами озолотиться, белой грудью осветиться.

Так боролась , так страдала в муках девственного лона,
Только силы не хватило, и уснув, не воплотилась.

Но то место, где могла быть, ещё жило и шумело,
Место для души пустое, место вольное для тела.

- Где ж мои перси, червцами горящие,
Уст почему моих нет на поляне?
Рвать бы цветы мне моими руками,
Г де мои руки с цветами, с цветами?

Привлечённых чуждым шумом тучи трав и насекомых
След искали на том месте небывалый, непонятный.

Сеть паук в ничто развесил, чтобы тень поймать той тени,
Овод славил совершенье, праздник несуществованья.

Ей прощальное играли, величальное цикады,
И цветы венками стлались, похоронными венками.

Собрались на месте этом, да на солнечном обряде,
Кроме той, что быть могла бы, но не будет, но не будет.

- Где ж мои перси, червцами горящие,
Уст почему нет моих на поляне?
Рвать бы цветы мне моими руками,
Где мои руки с цветами, с цветами?

***

Ballada bezludna
Niedostepna ludzkim oczom, ze nikt po niej sie nie blaka,
W swym bezpieczu szmaragdowym rozkwitala w bezmiar laka,
Strumien skrzyl sie na zieleni nieustannie zmienna lata,
A gwozdziki spoza trawy wykrapialy sie wisniato.
Swierszcz, od rosy napecznialy, ciemnil pysk nadmiarem sliny,
I dmuchawiec kropla mlecza blyskal w zadrach swej leciny,
A dech laki wrzal od wrzawy, wrzal i zywcem w slonce dyszal,
I nie bylo tu nikogo, kto by widzial, kto by slyszal.
Gdziez me piersi, Czerwcami gorace?
Czemuz nie ma ust moich na lace?
Rwac mi kwiaty rekami obiema!
Czemuz rak mych tam na kwiatach nie ma?
Zabóstwilo sie cudacznie pod blekotem na uboczu,
A to jakas mgla dziewczeca chciala dostac warg i oczu,
I czuc bylo, jak bolesnie chce sie stworzyc, chce sie wcielic,
Raz warkoczem sie zazlocic, raz piersiami sie zabielic
- I czuc bylo, jak sie zmaga zdyszanego meka lona,
Az na wieki sil jej zbraklo - i spoczela niezjawiona!
Jeno miejsce, gdzie byc mogla, jeszcze trwalo i szumialo,
Prózne miejsce na te dusze, wonne miejsce na to cialo.
Gdziez me piersi, Czerwcami gorace?
Czemuz nie ma ust moich na lace?
Rwac mi kwiaty rekami obiema!
Czemuz rak mych tam na kwiatach nie ma?
Przywabione obcym szmerem, wszystkie ziola i owady
Wrzawnie zbiegly sie w to miejsce, niebywale weszac slady,
Pajak w nicosc siec nastawil, by pochwycic cien jej cienia,
Bak otrabil uroczystosc spelnionego nieistnienia,
Zuki graly jej potrupne, swierszcze - piesni powitalne,
Kwiaty wily sie we wience, ach, we wience pozegnalne!
Wszyscy byli w owym miejscu na slonecznym, na obrzedzie,
Prócz tej jednej, co byc mogla, a nie byla i nie bedzie!
Gdziez me piersi, Czerwcami gorace?
Czemuz nie ma ust moich na lace?
Rwac mi kwiaty rekami obiema!
Czemuz rak mych tam na kwiatach nie ma?

Потрясающий оригинал! Потрясающий перевод! Если не трудно - когда жил Болеслав Лесьмян?
Огромное спасибо!
Всего Вам самого наилучшего,
Сёма

Стих хороший, но почему не рифмован. Ведь в оригинале есть рифмы. Это отход от Лесьмяна существенный.