У.Шекспир. Сонет 83

Дата: 14-04-2003 | 06:23:51

Твоей красе румяна не нужны,
И я хвалу воздал ей без прикрас;
Поверь: богатства, что тебе даны,
Намного превосходят слов запас.

И потому я нерадивым стал,
Что сам твой облик может доказать:
Любой из выросших талантов мал,
Чтоб отыскать слова тебе подстать.

Молчанье – не в ряду моих заслуг,
Но, словно грех, в вину мне ставишь ты;
Знай: восхваленья, что слышны вокруг,
Забвение несут для красоты.

Твой полный страсти лучезарный взгляд
И два поэта не изобразят.

LXXXIII

I never saw that you did painting need
And therefore to your fair no painting set;
I found, or thought I found, you did exceed
The barren tender of a poet's debt;

And therefore have I slept in your report,
That you yourself being extant well might show
How far a modern quill doth come too short,
Speaking of worth, what worth in you doth grow.

This silence for my sin you did impute,
Which shall be most my glory, being dumb;
For I impair not beauty being mute,
When others would give life and bring a tomb.

There lives more life in one of your fair eyes
Than both your poets can in praise devise.


83 Маршак
Я думал, что у красоты твоей
В поддельных красках надобности нет.
Я думал: ты прекрасней и милей
Всего, что может высказать поэт.

Вот почему молчания печать
На скромные уста мои легла, -
Чтобы свое величье доказать
Без украшений красота могла.

Но ты считаешь дерзостным грехом
Моей влюбленной музы немоту.
Меж тем другие немощным стихом
Бессмертную хоронят красоту.

То, что во взоре светится твоем,
Твои певцы не выразят вдвоем.

83 Финкель
Не замечая на тебе румян,
И сам я их не брал, тебя рисуя.
Казалось мне, - коль это не обман, -
Даешь ты больше, чем отдать могу я.

И потому был вялым мой язык,
Что ожидал я - сам ты громогласно
Расскажешь всем, как искажен твой лик
В поэзии и слабой, и пристрастной.

Молчанье ты вменяешь мне в вину,
Но эта немота - моя заслуга:
Я красоты твоей не обману
И не предам могиле прелесть друга.

Ведь жизни, что горит в глазах твоих,
Не передаст и двух поэтов стих.

83 Гербель
Нуждалась ли ты, друг, в прикрасах - я не знал
И к белизне твоей румян не прибавлял:
Я думал, что ты все далеко превосходишь,
Что может дать поэт, которого ты водишь.

А если громче я тебя не воспевал,
То только потому, что сам же доказал,
Как мертвенно перо мое изображало
Все, что в душе твоей цвело и обитало.

Молчание мое ты мне вменила в грех -
И тем грехом могу хвалиться я при всех,
Так как вреда мое молчанье не наносит,
А похвалы иных забвение приносят.

Мой друг, твои глаза мне больше говорят,
Чем весь поэтов хор, прославивший твой взгляд.

83 Степанов
Что ты румян взыскуешь, я не знал,
Засим я избегал прикрас тлетворных;
Я полагал, ты выше всех похвал
И выше подношений стихотворных.

Так долго и молчал я потому,
Что сам в своем достоинстве и благе
Доказываешь ты, что никому
Не передать их словом на бумаге.

Ты мне во грех вменяешь немоту,
Ту, что тебя нисколько не уронит:
Не порчу я словами красоту,
В то время как другой ее хоронит.

Твой глаз один такого полон света,
Что не уложат в стих и два поэта.

83 Кузнецов
Ты не нуждаешься в хвале ни от кого,
В чертах твоих не увядает цвет,
Я вижу - ты прекраснее того,
Что в скудных мыслях выразит поэт.

Вот почему писать я перестал,
Чтоб ты сама хранила образ свой
И ценности достойные похвал
Приумножала в славе молодой.

Молчание считается за грех,
И ты, мою пороча немоту,
Оправдываешь похвалою тех,
Кто строками хоронит красоту.

Твоей красы и жизни благодать
Поэты неспособны передать.

Концовка понравилась, а катрены, на мой взгляд, требуют доработки.

1.Не очень хорошо звучит строка: "И я, хваля тебя, бежал прикрас";

2."И потому я нерадивым стал", - почему "нерадивым", а не молчаливым?

3.Первую строку 3-го катрена я бы написал так:
"Молчанье - не в ряду моих заслуг",
а последнюю строку этого же катрена, по-моему, лучше изложить следующим образом:
"Забвение несут для красоты".

С уважением, Миша.