Джордж Оруэлл (1903-1950). Романс*

Дата: 02-11-2017 | 22:08:20

Когда я молод был и глуп,

И в Мандалае жил,
Бирманку чудную я там

Всем сердцем полюбил.

 

Сиянье кожи, смоль волос

И облик неземной!

"За двадцать шиллингов,- спросил,-

Ты переспишь со мной?"

 

Милей и чище взгляда я

Не видел никогда.

Она вздохнула: "Пять набрось,

И я отвечу: да."

 

*Другое наименование: «Ироническое стихотворение о проституции».

 

 

George Orwell (1903-1950)

 

Romance*

 

When I was young and had no sense
In far-off Mandalay
I lost my heart to a Burmese girl
As lovely as the day.

Her skin was gold, her hair was jet,
Her teeth were ivory;
I said ‘For twenty silver pieces,
Maiden, sleep with me.’

She looked at me, so pure, so sad,
The loveliest thing alive,
And in her lisping, virgin voice,
Stood out for twenty-five.

1925**

 

* Another title: 'An Ironic Poem About Prostitution'.

 **Another creation Date: before 1936.

Приветствую, Вячеслав!

В целом мне понравилось. Но вот недавно читал я про ошибки... Не кажется ли Вам, что первые две строки второй строфы получились как лебедь, рак да щука? В оригинале просто идеально стройное построение предложения.

Удачи!

С БУ,

СШ


Приветствую, Вячеслав! Не в обиде, если я тоже попробую,

больно стишок приглянулся... 

Сергею Шестакову:


Спасибо, Серёжа! Да, согласен. Рак с птицей белой совмещается не очень. Одним словом, юношеский восторг. Молодое вино. Но его сезон вчера завершился. Вторая строфа в первоначальном виде выпала в осадок вот сюда:


Златая кожа, блеск зубов
И нет волос черней!
«За двадцать шиллингов, краса, -
Сказал я, - будь моей!»


Бр(у) Косиченко: Если приглянулся, тем более больно, то какие же тут могут быть обиды...

Ну вот, теперь можно и в хороший палец ткнуть...:) И "Пять набрось" лучше, чем "Пять ещё".

С БУ,

СШ


Спасибо, у меня, правда, не романс, а роман получился...

Сергей Шестаков: " И "пять набрось..."

Бр Косиченко: "у меня, правда,... роман получился."


Приведу высказывание Оруэлла, которое он сделал почти три десятка лет спустя упоминаемой далее даты: «В 1920 году, когда мне было 17 лет лет, я знал, пожалуй, всю книгу Альфреда Хаусмена «Шропширский парень» наизусть».  В этом сборнике Хаусмена есть стихотворение, которое начинается так: «When I was one-and-twenty...», а заканчивается словами «And I am two-and-twenty» («И мне – двадцать два»). С оригиналом этого стихотворения и  с переводом С.Я. Шоргина можно ознакомиться здесь: «Когда мне было двадцать».  Замечу, что Оруэлл датировал  стихотворение „Когда я молод был...“ 1925 годом, в котором ему,  также,  исполнилось... 22 года. Такой вот выходит "роман" с продолжением...