Стефан Малларме "Веер Мери Лоран" и другое. Цикл.

Дата: 26-01-2017 | 01:11:09

Стефан Малларме Веер Мери Лоран
(С французского).

Фригидным розам для спасенья,
как знать, возможно бы помог
вина холодного глоток.
А не пройдёт оцепененье -

я приведу тебя в движенье;
и, смотришь, нрав не так уж строг,
и неприступность - за порог !
Смеются, будто в опьяненье,

и небо - звёздами в разлёт !
С тобою, веер, мне везёт.
Ты лучше склянок приоткрытых,

что расточают изнутри
волшебный аромат налитых
в них редкостных духов Мери.
----------------------------------
Stephane Mallarme Eventail de Mery Laurent
 
De frigides roses pour vivre
Toutes la meme interrompront
Avec un blanc calice prompt
Votre souffle devenu givre
 
Mais que mon battement delivre
La touffe par un choc profond
Cette frigidite se fond
En du rire de fleurir ivre
 
A jeter le ciel en detail
Voila comme bon eventail
Tu conviens mieux qu’une fiole
 
Nul n’enfermant a l’emeri
Sans qu’il y perde ou le viole
L’arome emane de Mery.


Примечание.
В Интернете удалось найти два перевода этого сонета на русский язык. Это переводы
Романа Дубровкина и Ирис Виртуалис. Но там тема сонета раскрыта несколько по-иному.

Стефан Малларме  Милостыня
(С французского).

Бери мешок, Бедняк ! Он - верный компаньон.
Ты до седин сосёшь из скуповатой тары.
Сбери в мешок сполна свой похоронный звон.

Пятак за пятаком. В них в сплаве - грех и чары.
Тебе тот звон под стать. Держи в горстях. Лобзай !
Его хоть прокляни, хоть громко дуй в фанфары.

Церковный фимиам окутывает край,
баюкает, зовя в благое просветленье.
Табак в любых домах творит тлетворный рай,

а опиум сильней - всем зельям посрамленье...
Не хочешь ли сорвать ошмётки мишуры
и пить взахлёб слюну счастливого забвенья,

дождавшись у витрин торжественной поры ?
В кафе уже с утра, когда там жизнь взбурлила,
ты видишь сквозь стекло роскошные пиры.

Уйдёшь в своём тряпье покорно и уныло -
увидишь не зарю, а озеро вина,
и в глотке у тебя застрянут все светила.

Так, если соберёшь хоть малость дотемна,
то в повечерие поставь свечу святому,
коль веруешь ещё кому-то, старина.

Не говори, что я тебя вгоняю в дрёму.
Просящему еды земля - готовый склеп !
Я дам тебе совет, как всякому другому:

не вздумай покупать на подаянье хлеб !
---------------------------------------------
Stephane Mallarme Aumone

Prends ce sac, Mendiant ! tu ne le cajolas
Senile nourrisson d'une tetine avare
Afin de piece a piece en egoutter ton glas.

Tire du metal cher quelque peche bizarre
Et, vaste comme nous, les poings pleins, le baisons
Souffles-y qu'il se torde ! une ardente fanfare.

Eglise avec l'encens que toutes ces maisons
Sur les murs quand berceur d'une bleue eclaircie
Le tabac sans parler roule les oraisons,

Et l'opium puissant brise la pharmacie !
Robes et peau, veux-tu lacerer le satin
Et boire en la salive heureuse l'inertie,

Par les cafes princiers attendre le matin ?
Les plafonds enrichis de nymphes et de voiles,
On jette, au mendiant de la vitre, un festin.

Et quand tu sors, vieux dieu, grelottant sous tes toiles
D'emballage, l'aurore est un lac de vin d'or
Et tu jures avoir au gosier les etoiles !

Faute de supputer l'eclat de ton tresor,
Tu peux du moins t'orner d'une plume, a complies
Servir un cierge au saint en qui tu crois encor.

Ne t'imagine pas que je dis des folies.
La terre s'ouvre vieille a qui creve la faim.
Je hais une autre aumone et veux que tu m'oublies

Et surtout ne va pas, frere, acheter du pain.

Примечание.
Стихотворение "Милостыня" (либо "Подаяние") можно найти в Интернете в содержательных и интересных переводах Романа Дубровкина, Вадима Алексеева и Марка
Талова. Каждый перевод заслуживает внимательного прочтения.



Стефан Малларме    Окна
(С французского).

Лечебница, тоска. Густым несносным смрадом
пропахло и бельё, и весь унылый дом.
Распятие - колосс с трагичным взглядом...
И чуть живой старик - решился встать тайком.

Не то чтобы хотел дать язвам обогреться -
желал взглянуть на блеск облитых солнцем скал.
Прижал к окну лицо, и свой костяк, и сердце,
затем, чтоб яркий луч их просто приласкал.

Чистейшие уста в лазури заалели:
во всей своей красе, со страстью молодой -
и долгий поцелуй в окне запечатлели
сквозь блещущий хрусталь в расцветке золотой.

Он опьянел, забыв про близкое прощанье;
про зелья, бой часов и одр, где он лежит;
про кашель, про закат, что вроде умиранья;
про свет, что ввечеру, страша, кровоточит.

В его мечтах плывут, как лебеди, галеры
по пурпурной реке, где тишь и аромат,
и тысячи зарниц пронзают атмосферу,
и в памяти одно лишь пенье серенад...

А мне не по душе те чёрствые соседи,
что тешат лишь себя и падки до услад
да разве что ещё заботятся о снеди
для верных им подруг и собственных ребят.

Я к истой жизни льну. Дойдя до перекрёстка,
ищу в своём стекле - из всех его сторон -
ту праведную грань, отмытую до лоска
чистейшею росой всех мыслимых времён.

Мне б, глянувши в стекло, найти свой путь к Эдему,
развеять мистицизм, смущающий мечту,
и пусть искусство вновь наденет диадему,
которая до нас венчала Красоту.

Увы ! Земля живёт под скипетром тирана.
Ему не нужен свет. Ему милее хмурь.
От грязных куч дерьма, от смога и дурмана -
дыханье стеснено и спряталась лазурь.

А что как я решусь, беспомощный в усильях,
забыть своё стекло и ужасы Земли
и просто улечу на двух беспёрых крыльях
с опасностью пропасть в неведомой дали ?
---------------------------------------------------
Stephane Mallarme Les fenetres

Las du triste hopital, et de l'encens fetide
Qui monte en la blancheur banale des rideaux
Vers le grand crucifix ennuye du mur vide,
Le moribond sournois y redresse un vieux dos,

Se traine et va, moins pour chauffer sa pourriture
Que pour voir du soleil sur les pierres, coller
Les poils blancs et les os de la maigre figure
Aux fenetres qu'un beau rayon clair veut haler,

Et la bouche, fievreuse et d'azur bleu vorace,
Telle, jeune, elle alla respirer son tresor,
Une peau virginale et de jadis ! encrasse
D'un long baiser amer les tiedes carreaux d'or.

Ivre, il vit, oubliant l'horreur des saintes huiles,
Les tisanes, l'horloge et le lit inflige,
La toux; et quand le soir saigne parmi les tuiles,
Son oeil, ; l'horizon de lumiere gorge,

Voit des galeres d'or, belles comme des cygnes,
Sur un fleuve de pourpre et de parfums dormir
En bercant l'eclair fauve et riche de leurs lignes
Dans un grand nonchaloir charge de souvenir !

Ainsi, pris du degout de l'homme a l'ame dure
Vautre dans le bonheur, ou ses seuls appetits
Mangent, et qui s'entete a chercher cette ordure
Pour l'offrir a la femme allaitant ses petits,

Je fuis et je m'accroche ; toutes les croisees
D'ou l'on tourne l'epaule a la vie, et, beni,
Dans leur verre, lav; d'eternelles rosees
Que dore le matin chaste de l'Infini

Je me mire et me vois ange ! et je meurs, et j'aime
- Que la vitre soit l'art, soit la mysticite
A renaitre, portant mon reve en diademe,
Au ciel anterieur ou fleurit la Beaute !

Mais, helas ! Ici-bas est maitre : sa hantise
Vient m'ecoeurer parfois jusqu'en cet abri sur,
Et le vomissement impur de la Betise
Me force a me boucher le nez devant l'azur.

Est-il moyen, o Moi qui connais l'amertume,
D'enfoncer le cristal par le monstre insulte
Et de m'enfuir, avec mes deux ailes sans plume
- Au risque de tomber pendant l'eternite ?

Примечание.

Стихотворение "Окна" можно найти в Интернете в переводах на русский язык Романа

Дубровкина,  Вадима Алексеева и Марка Талова.



Стефан Малларме Сонет
(От имени Вашей дорогой усопшей, её друг). 2 ноября 1877 г.

В лесах, пока зима и всё вокруг уныло,
ты, сгорбившись, сидишь, как пленник, близ плиты,
у гордости твоей, где хочешь лечь и ты, -
но голой, без цветов, безрадостной могилы.

Ты одержим, упрям, в тебе стальная сила.
Ты с места не встаёшь. Тебе не до тщеты.
Ты в Полночь ждёшь огня с небесной высоты,
чтоб пламя Тень мою чудесно осветило.


Мой верный грустный друг !  Хочу предостеречь:

излишний груз цветов не надобен для Встреч,
ведь нелегко поднять плиту свою для мёртвой.

Душе, затем чтоб сесть у ясного огня,
затем, чтобы её сумел увидеть взор твой, -
достаточно, чтоб ты весь вечер звал меня...
-----------------------------------------
Stephane Mallarme Sonnet
(Pour votre chere morte, son ami)
2 novembre 1877

— "Sur les bois oublies quand passe l’hiver sombre,
Tu te plains, o captif solitaire du seuil,
Que ce sepulcre a deux qui fera notre orgueil
Helas ! du manque seul des lourds bouquets s’encombre.
 
Sans ecouter Minuit qui jeta son vain nombre,
Une veille t’exalte a ne pas fermer l’oeil
Avant que dans les bras de l’ancien fauteuil
Le supreme tison n’ait eclaire mon Ombre.
 
Qui veut souvent avoir la Visite ne doit
Par trop de fleurs charger la pierre que mon doigt
Souleve avec l’ennui d’une force defunte.
 
Ame au si clair foyer tremblante de m’asseoir,
Pour revivre il suffit qu’a tes levres j’emprunte
Le souffle de mon nom murmure tout un soir".
 
Примечание.
Этот сонет очень красиво переведён на русский язык Романом Дубровкиным. Есть
также перевод Марка Талова, отличающийся своей буквальной точностью.

Стефан Малларме Дар от поэта
(С французского).

Несу тебе итог моих Едомских* бдений:
птенца без перьев, в шрамах от ранений.
Окно сейчас уже совсем похолодело,
а ночью от огня, как золото блестело.
Но вспыхнула заря, и в новом освещенье
я с горестью смотрю на жалкое творенье.
С усмешкою смотрю, качая головой,
как глянул бы на брак любой мастеровой.

А ты качаешь дочь, присев у колыбели.
Ужасные стихи тебе уж надоели.
Но голос твой звучит, как нежный клавесин.
Ты руку поднесла к груди не без причин.
Ты мудрости полна, как древняя Сивилла,
и лучше б без помех дочурку накормила.
-------------------------------
Stephane Mallarme Don du poeme

Je t'apporte l'enfant d'une nuit d'Idumee !
Noire, a l'aile saignante et pale, deplumee,
Par le verre brule d'aromates et d'or,
Par les carreaux glaces, helas ! mornes encor
L'aurore se jeta sur la lampe angelique,
Palmes ! et quand elle a montre cette relique
A ce pere essayant un sourire ennemi,
La solitude bleue et sterile a fremi.

O la berceuse, avec ta fille et l'innocence
De vos pieds froids, accueille une horrible naissance
Et ta voix rappelant viole et clavecin,
Avec le doigt fane presseras-tu le sein
Par qui coule en blancheur sibylline la femme
Pour des levres que l'air du vierge azur affame ?
1842 ? !865 ? Опубликовано в 1899 г.

Примечание.

Стихотворение было переведено Иннокентием Анненским. В Интернете можно найти
красочные и близкие к тексту автора переводы Марка Талова и Романа Дубровкина.
*Страна Едом (Идумея) упоминается здесь, возможно, в связи с тем, что Стефан
Малларме работал в то время (1865 г.) над своей большой поэмой "Иродиада".



Стефан Малларме   Маленькие арии
(С французского).
I
Здесь ни пары лебединой,
здесь не выстроен причал.
Может быть, тот пляж рутинный
я б расхваливать не стал.

Но для спеси и гордыни,
понял я, в противовес,
сверху блещет в той пустыне
золотой шатёр небес.

Я подумал: ты уснула,
лёжа рядышком в тени,
ты ж, как птица, в глубь нырнула,
сбросив путы простыни,

и в восторге откровенном
вдруг предстала в платье пенном.

II
Я взывал, взрывая жуть.
Был в неистовой надежде:
потерявши верный путь, -
вновь свернув, пойти, как прежде.

И звучал - не в унисон -
безответный голос птицы:
век живи, но этот стон
никогда не повторится.

Где ж, в каком из двух сердец
злая боль слышней стонала ?
Исстрадавшийся певец

пел тревожно и устало.

Где ж умрёт ? Какою ночью
он разорван будет в клочья ?
--------------------------------------
Stephane Mallarme   Petit air
I
Quelconque une solitude
Sans le cygne ni le quai
Mire sa desuetude
Au regard que j'abdiquai

Ici de la gloriole
Haute a ne la pas toucher
Dont maint ciel se bariole
Avec les ors de coucher

Mais langoureusement longe
Comme de blanc linge ote
Tel fugace oiseau si plonge
Exultatrice a cote

Dans l'onde toi devenue
Ta jubilation nue

II
Indomptablement a du
Comme mon espoir s'y lance
Eclater la-haut perdu
Avec furie et silence,

Voix etrangere au bosquet
Ou par nul echo suivie,
L'oiseau qu'on n'ouit jamais
Une autre fois en la vie.

Le hagard musicien,
Cela dans le doute expire
Si de mon sein pas du sien
A jailli le sanglot pire

Dechire va-t-il entier
Rester sur quelque sentier !

Примечание.
"Petit air" -  эти стихи можно найти в русских переводах Романа Дубровкина,
Марка Талова, Александра Солина,  Дмитрия Манина.


Стефан Малларме  Маленькая ария (Воин)
(С французского).

У решёток раскалённых,
если отблески огня
на военных панталонах -
то-то радость для меня !

Взяв в солдатские перчатки,
палку крепкую держу.
Разговоры будут кратки.
Где ж тот враг ? - Не задрожу.

Не гладка ? Пускай в занозах,
пусть противник - не тевтон.
Кто б он ни был, при угрозах
нанесу врагу урон.

Распотешусь - будет диво:
ляжет наземь вся крапива.
--------------------------------
Stephane Mallarme Petit air (guerrier)

Ce me va hormis l'y taire
Que je sente du foyer
Un pantalon militaire
A ma jambe rougeoyer

L'invasion je la guette
Avec le vierge courroux
Tout juste de la baguette
Au gant blancs des tourlourous

Nue ou d'ecorce tenace
Pas pour battre le Teuton
Mais comme une autre menace
A la fin que me veut-on

De trancher ras cette ortie
Folle de la sympathie.

Примечание.
В Интернете можно найти переводы этого стихотворения, сделанные Романом Дубровкиным и Марком Таловым.


Стефан Малларме  Гимн святого Иоанна Предтечи.
(С французского).

Секрет солнцеворота -
мистическая нота.
Заминка в вышине -
и спуск в огне.

Сказавшись в каждом члене,
грозя, сгустились тени.
В хребтине - не уймёшь -
сплошная дрожь.

И вдруг, долой от тела,
глава моя слетела.
Разверзлись небеса.
Блестит коса.

Одним ударом скорым
покончено со спором,
что мучил плоть и дух.
Тот спор потух.

Предел голодным бденьям
и бредням в опьяненье.
И чист, смотря в упор
мой мёртвый взор.

Путь ввысь идёт сквозь стужу,
но я пройду, я сдюжу,
какой бы ни возник
крутой ледник.

Теперь, приняв крещенье,
я славлю в просветленье
священнейший закон -
и тем спасён.
--------------------------
Stephane Mallarme Cantique de saint Jean

Le soleil que sa halte
Surnaturelle exalte
Aussitot redescend
Incandescent

je sens comme aux vertebres
S'eployer des tenebres
Toutes dans un frisson
A l'unisson

Et ma tete surgie
Solitaire vigie
Dans les vois triomphaux
De cette faux

Comme rupture franche
Plutot refoule ou tranche
Les anciens desaccords
Avec le corps

Qu'elle de jeunes ivres
S'opiniatre a suivre
En quelque bond hagard
Son pur regard

La-haut ou la froidure
Eternelle n'endure
Que vous le surpassiez
Tous o glaciers

Mais selon un bapteme
Illuminee au meme
Principe qui m'elut
Penche un salut.

Примечание.
В Интернете можно познакомиться с переводами этого гимна, сделанными Марком Таловым и Романом Дубровкиным.



Стефан Малларме    Шевелюра...
(С французского).

Копна волос - огонь, взлетевший до предела;
закатный всплеск страстей в сплетенье их тугом;
застывший след пурги, что в памяти засела;
коронный ореол над лобным очагом.

Но волосы в огне - не знак, что без мотива
зажжётся в даме вдруг, легко и просто так
и внутренний огонь - не страстно, так игриво -
и яхонты блеснут в зрачках манящих глаз.

Разнузданный простак - бесчестие для дамы,
хоть та вокруг перста звезду не обведёт.
Но истинный герой, кто смело и упрямо
к пылающей огнём найдёт прямой подход.

Пусть сеет дождь из слов в рубиновом искренье,
и та - в ответ - долой отбросит все сомненья.
------------------------------------------
Stephane Mallarme La chevelure...

La chevelure vol d'une flamme ; l'extreme
Occident de desirs pour la tout eployer
Se pose (je dirais mourir un diademe)
Vers le front couronne son ancien foyer

Mais sans or soupirer que cette vive nue
L'ignition du feu toujours interieur
Originellement la seule continue
Dans le joyau de l'oeil veridique ou rieur

Une nudite de heros tendre diffame
Celle qui ne mouvant astre ni feux au doigt
Rien qu'a simplifier avec gloire la femme
Accomplit par son chef fulgurante l'exploit

De semer de rubis le doute qu'elle ecorche
Ainsi qu'une joyeuse et tutelaire torche
1887

Примечание.
Сонет "La chevelure..." можно найти в Интернете в переводах на русский язык
Романа Дубровкина, Марка Талова, Петра Васнецова, В.Портнова.

Стефан Малларме Памятник Эдгару По
(С французского).

Он - в вечности, и та его преобразила.
Поэт восстал, держа готовый к битвам меч.
Он взбудоражил век, стремясь предостеречь,
а Смерть, его прибрав, сбирает снова силы.

Как Гидра из легенд, что Ангелу грозила
за то, что вящий смысл облёк в людскую речь,
и на Эдгара По обрушили картечь
за страсть его к питью, что хлеще, чем чернила.

В земле и в облаках кипит докучный гнев.
И хоть не высечен достойный барельеф,
но гладкий камень стал мыслителю наградой.

Ни от каких невзгод той славе не темнеть.
Воздвигнутый базальт навеки стал преградой
от взлётов клеветы, что может вспыхнуть впредь.
---------------------------------------
Stephane Mallarme  Le tombeau d'Edgar Poe

Tel qu'en Lui-meme enfin l'eternite le change,
Le Poete suscite avec un glaive nu
Son siecle epouvante de n'avoir pas connu
Que la mort triomphait dans cette voix etrange !

Eux, comme un vil sursaut d'hydre oyant jadis l'ange
Donner un sens plus pur aux mots de la tribu,
Proclamerent tres haut le sortilege bu
Dans le flot sans honneur de quelque noir melange.

Du sol et de la nue hostiles, o grief !
Si notre idee avec ne sculpte un bas-relief
Dont la tombe de Poe eblouissante s'orne

Calme bloc ici-bas chu d'un desastre obscur
Que ce granit du moins montre a jamais sa borne
Aux noirs vols du Blaspheme epars dans le futur
1876

Примечание.
Стихи по случаю возведения в Балтиморе первого памятника Эдгару По - через 25 лет
после загадочной смерти поэта -  известны в классическом русском переводе Иннокентия Анненского. В Интернете есть также переводы Романа Дубровкина, Марка
Талова, Юрия Михайловича Ключникова.





Неважно, что разные переводы отличаются друг от друга, главное, чтобы это была поэзия, причём такая поэзия, что ощущаешь её французское происхождение. Ваши переводы сейчас вполне сравнимы с шедеврами Дубровкина.

Александру Лукьянову

Александр !   Кто-то из философов высказался в том смысле, что качество бифштекса проверяется за едой. Пока я не прикасался к Малларме, мне тоже казалось, что переводы Дубровкина чуть ли не верх совершенства.  Он, действительно, - мастер, и его переводы  интересны. Переводы Вадима Алексеева более экспрессивны, в них какая-то неукротимая страстность. Переводы Марка Талова ближе к букве оригинала, но недостаточно отредактированы. Беда всех переводов в том, что - как отмечалось ещё при жизни Малларме - его стихи, в сущности непереводимы на другие языки и даже на родной французский.  Меня многие опубликованные переводы не устроили.

Поэтому пока продолжаю свои попытки, в основном упрощая, схематизируя и проясняя содержание. Создавать в неясных местах соответствующие неясности в переводе я считаю делом ненужным и абсурдным. То, что Вы довольны качеством некоторых моих переводов, - для меня отраднейший факт. Я Вам за это очень благодарен, но Роману

Дубровкину я стараюсь не подражать. (Так же как при переводе сонетов

Шекспира всеми силами противился искушению в чём-то подражать

Маршаку).

С уважением

ВК

не

Переводы Дубровкина может и не совсем точные по тексту, но это выдающаяся поэзия. Причём именно хороша она своей стильностью, интонацией, подбором слов, рифм, ибо отличается от русской поэзии и явно даёт представление о поэзии французской, как бы созданной на русском языке. То есть, если бы Малларме писал по-русски, он написал стихи бы как Дубровкин. Вы это понимаете, хотя стремитесь дать свой вариант. К сожалению, некоторые на нашем сайте не понимают таланта таких мастеров, считая, что лишь их жалкие поделки - лучшие переводы.

Александру Лукьянову

Вы правы.  Наша большая удача состоит в том, что были и есть мастера перевода, у которых можно многому научиться: Анненский, Пастернак,

Маршак, Лозинский и другие. К этой когорте примыкает и Дубровкин.

Не скрою, Вы это знаете.  Я, будучи новичком, многому научился у Вас

и продолжаю пользоваться Вашей наукой.  После того, что выстроили

титаны-первопроходцы, на голом месте ничто новое уже не строится.

Мы - продолжатели лучших традиций, и счастье, что предшественники выработали надёжные верные принципы для движения дальше.

ВК

Спасибо за поэзию, Владимир! Очень ЛАЙК!!!-:)))


п.с.  Посмотри 8-ую строчку первого сонета:

" Смеёются, будто в опьяненье, "

Вячеславу Егиазарову

Большое спасибо, Вячеслав !   Очень приятное одобрение. Очень полезное замечание.

ВК