И радует счастливый взор над птицей в стойке сеттер

Дата: 21-11-2016 | 00:44:16


КРАСНЫЙ   СЕТТЕР

 

Осени прощальные деньки

отпевает заунывно ветер.

Словно лист большой, вперегонки

с листьями несётся красный сеттер.

Наползают лавой облака

на вершины.

И лежат без звука.

Нам и так разлука нелегка,

а в такие дни – больней разлука.

Так всегда: в преддверии зимы

на душе, как и в природе, стыло,

и чего-то ожидаем мы,

и до боли жаль того, что было…

 

АЗОР

 

На сосне стрекочет белка,

строит мины кобелю;

подождёт ещё побелка,

вот вернёмся – побелю.

– Эй, Азор, уймись, не гавкай!

Сбавь чуток свирепый вид!

Попитайся лучше травкой,

здесь она не дефицит.

Неотвязчива мысля-то,

(нашептал её не бес?),

что в лесу живут маслята

и заманивают в лес.

Ах, какое знаю место!

По ветру держи-ка нос!

Наберём (грибов тех вместо!)

впечатлений целый воз.

Это, право, не безделка

И не сделка «по рублю!»;

подождёт пока побелка,

вот вернёмся – побелю!

– Фу, Азор! Уймись, однако!

Не целуйся! Дай пройти!

Я по знаку Зодиака

сам Стрелец, как ни крути.

И твоею, псина, кличкой

я горжусь.

                    Смеши народ!

К ней подсказкой и отмычкой –

чтение наоборот ...


И  летит Азор без лая


                       Борису  Шатову

«Жигули», рюкзак, двустволка,
вот нам Бог,
а вот порог!
Ну а толку?
Мало толку
от наезженных дорог!

Мчимся за город,
за город,
за ограды,
за плетни.
Пропадай душевный холод,
прочь, безрадостные дни!

Без фортуны,
без везухи
непереносима жизнь.
Где ты, ангел длинноухий?
Покажись же!
Покажись!

И летит Азор без лая,
ищет заячьи следы,
рыщет, истово желая,
чтобы вскинул
«тулку» ты.

В поле ветер,
в поле тускло,
ветер гонит облака,
в напряжении
каждый мускул,
а душа, как песнь,
легка.

Над полынью
кружит
кречет.
– Эй, за небушко
держись!..
Жизнь и лечит
и калечит,
и перечит
смерти
жизнь!..

Грянет выстрел!
Прянет эхо,
выкрик перекосит рот,
то ли плачем,
то ли смехом
даль ответит
и замрёт…


 

И   РАДУЕТ   СЧАСТЛИВЫЙ   ВЗОР   НАД   ПТИЦЕЙ   В   СТОЙКЕ   СЕТТЕР

 

Упала в озеро ничком

заря, теряя резкость,

собака рыщет челночком,

прочёсывая местность.

Ну что же,

жизнь всегда права,

и вновь плачу ей дань я,

уже отмечена трава

налётом увяданья.

Уже в ущельях в тишине

не слышно дятла стуков.

Как все при кризисе в стране,

нищают ветви буков.

Их, не успевших отпылать,

рвёт ветер, гнёт деревья,

так обирает, словно тать,

к ним втёршийся в доверье.

И с каждым днём быстрей, быстрей,

бездушно, без системы,

и в этой бестолочи дней,

как листья, кружим все мы…

Вот в небе клинья журавлей

пошли, пошли над Русью.

Опять повеяло с полей

забытостью и грустью…

Политика! – ты злой дурман,

живём – в дурном спектакле.

Ломать, не строить! – тут ума

не надобно, не так ли?

Да, горюшка полно сейчас

для всех в родных пенатах.

Не зря с тоскою столько глаз

глядят вослед пернатым.

И мне понятна их печаль,

да ни к чему мне крылья,

коль так люблю родную даль

и стонущий ковыль я.

Несутся тучи.

Хмарь да мгла

снижают стаи строго.

Трамплином служит им яйла

перед большой дорогой.

Ату, охотник!

Не зевай!

Врубайся! Быстр, как лань, я!

Собака сдерживает лай,

кипя от ликованья.

Смотри!

Начнётся он вот-вот,

веленью звёзд покорен,

перепелиный перелёт

над бесконечным морем.

Туман ползёт подобьем лент.

Не дрейфь!

Разгонит ветер!..

Незабываемый момент –

над птицей в стойке сеттер!..

вот жирный перепел взлетел

всего в каком-то метре.

Похожи очень на прицел

зубцы горы Ай-Петри.

Навскидку! Влёт!

И НЛО

сразить бы с ходу мог!

Как перебитое крыло,

строка роняет слог.

Апорт! Апорт!..

И пёс несёт

подранка, чуть не хныча.

И вновь – навскидку!

Снова – влёт!

В зарю!

В тоску!

В добычу!

Ещё куда? А в этот вид:

в лощине на рассвете,

как красный сеттер, куст дрожит,

почуя свежий ветер.

(Тебе он сниться будет век.

 – Пройдёт! – шепнёшь наивно.

Болезнь проходит, жажда, снег,

а это – неизбывно!

 Ты думал: ты – стрелок?

Ан, нет!

Жизнь – ох, какая сводня!

За всё придётся дать ответ…

О, только б не сегодня!..)

…Ковыль поёт, растут грибы,

верстаются газеты.

Ах, все под Богом! У судьбы

на всё свои ответы.

Открыто небо!

Птицам – в путь!

Так испокон ведётся.

Когда ещё им отдохнуть

во мгле ночной придётся?

На сейнер падают пластом

с мольбою в птичьем взоре.

Их столько гибнет

в штормовом

бесчинствующем море.

Но – это после.

Это – вздор.

как друг мой вскользь заметил…

И радует счастливый взор

над птицей в стойке сеттер…


Спасибо, Виктор!  Приятно слышать похвалу от знатока!!!-:)))