Джейн Хиршфилд "Брусок и нож" и др. Цикл.

Дата: 16-10-2016 | 20:14:55

Джейн Хиршфилд  Брусок и нож.
(С английского).

В том угол тупится, а в этом заострён.
Теряют массу оба: брусок и нож.

А горести ведут к гипертрофии,
иначе к расширенью сердца
и к ослаблению сердечной мышцы.

Плакун-траву, когда без аромата,
не ставят в комнатах.
Невелика потеря.

Других потерь - захочешь - не опишешь...

Jane Hirshfield Stone and Knife

One angle blunts, another sharpens.
Loss also: stone & knife.

Some griefs augment the heart,
enlarge;
some stunt.

Scentless loosestrife,
rooms unwalked in,
these losses are small.

Others cannot be described at all.
2008


Джейн Хиршфилд Вернулась после долгих странствий.
(С английского).

Проснулась -
удивилась.

Сквозь окна
слышу щебет местных птиц.

Сама садила розы,

не знаю, почему
они завяли:
ошиблась в чём-то,

не то тут окруженье изменилась,
ещё пока
причины не ясны.

Вот так вдруг стали синими тюльпаны
и красною земля в том стилизованном Измире,
который нарисован
на чашке и на вазе.

Jane Hirshfield Returned from Long Travels

Waking
not recognizing

the windows
the calls of the birds of this place

not even your own planted roses

not knowing if this
is exhaustion
or failure

or some changed existence
as yet
unacknowledged

like the fields of red
and blue tulips of stylized Izmir

painted now onto a bowl
now onto a vase
2008

Джейн Хиршфилд Добрый человек
(С английского).

Я продаю часы, оставленные дедом.
На красном золоте цветные точки,
но всё пойдёт на переплавку.
Их ход не восстановишь.
Пропала крышка.
Была цепочка -
и она пропала.
На циферблате цифры
рисованы искусной кистью.
Я трогаю завод,
затем кладу часы на стойку.
Добрейший человек берёт что принесла,
как будто отдала агенту Штази.
Он должен оценить мёд времени.

Jane Hirshfield The Kind Man    

I sold my grandfather's watch,
its rosy gold and stippled pattern
to be melted.

Movement unreparable.
Lid missing.
Chain—there must have been one—
missing.
Its numbers painted
with a single, expert bristle.
I touched the winding stem
before I passed it over the counter.
The kind man took it,
what I'd brought him as if to the Stasi.
He weighed the honey of time.
2011.


Джейн Хиршфилд Приглашение
(С английского).

С утра по почте
поступает приглашенье.

Ещё не сказано ни "Да", ни "Нет",
а руки
сразу - в рукавах пальто,

и на твоих ногах
единственные туфли,
пригодные для многодневной ездки.

Два неприметных малых оленёнка
пасутся за окном на солнце,
их бёдра в пятнах, чёрные копыта
напоминают чашки чая.

Вблизи забора лежат почти созревшие цуккини без присмотра.

Какой там город меж чернильных строчек
просвечивает в лёгоньком конверте:
не Краков, не Пекин, не Голуэй ?

Не открывается ли тот музейчик
за Филадельфией ?
А если так, то будет ли туда позднее поезд ?

Нежданная досадная помеха.

Момент диктует, чтобы званная персона
вернулась к шлёпанцам и банному халату,
к своим привычкам, к чашке с добрым кофе.

Пришедшее письмо
шуршит в руке,
теряет свой призывный аромат.

А приглашение - как сладкие духи,
как похищение ребёнка,
как соблазнительность супружеской измены,
как зов мечты.

Jane Hirshfield Invitation

An invitation arrives
in the morning mail.

Before you have said yes or no,
your arms
slip into its coat sleeves,

and on your feet,
the only shoes bearable
for many days' travel.

Unseen, the two small fawns
grazing in sun outside the window,
their freckled haunches
and hooves' black teaspoons.

Abandoned, the ripening zucchini inside the fence.

Krakow, Galway, Beijing—
how is a city folded so lightly
inside a half-ounce envelope and some ink?

That small museum outside Philadephia,
is it still open,
and if so, is there a later train?

The moment averts its eyes to this impoliteness.

It waits for its guest
to return to her bathrobe and slippers,
her cup of good coffee, her manners.

The morning paper,
rustling in hand,
gives off a present fragrance, however slight.

But invitation's perfume?—
Quick as a kidnap,
faithless as adultery,
fatal as hope.
2011


Джейн Хиршфилд Удовлетворённость.
(С английского).

Я прожила на свете
подольше полусотни лет,
пока не услыхала шум
собравшихся ко сну
шестнадцати хохлатых красных кур
Нью-Хэмпширской породы.
Вечерний полумрак собрался
в комок, как носовой платок
в их чистеньком соломенном гнезде.
Но лишь пятнадцать кур
уселись сами на деревянной полке.
Одна, чьи перья были
белей, чем у других,
ещё осталась побродить снаружи,
вдали от общего ворчанья,
будто в шутку,
которого она и я почти не уловили.
Я говорю ей: "Осторожней ! Лисы схватят !"
Она сыскала в почве позднюю букашку,
чтоб ею закусить,
и начала затем клевать коротким клювом мой башмак.
Хватаю курицу - она сбежала.
Бежит по скату -
стараюсь не отстать.
Пугаю холодом, твержу ей про енотов,
грожу зажарить.
Она сыскала россыпь свежих зёрен.
Гляжу: а ноги у неё белы, чисты,
на вид - сильны.
Мы обежали весь курятник,
бежали долго.
Она была в восторге, я уже шаталась.
Её загнать смогла не я, а темнота.

Jane Hirshfield Contentment

I had lived on this earth
 more than fifty years
before hearing the sound
of sixteen New Hampshire Reds
settling in before sleep.
Dusk gathered
like a handkerchief
into a pouch
of clean straw.
But only fifteen
adjusted themselves
on the wooden couch.
One, with more white in her feathers
than the feathers of others,
still wandered outside,
away from the chuckling,
some quiet joke
neither she nor I quite heard.
"The foxes will have you," I told her.
She scratched the ground,
found a late insect to feast on,
set her clipped beak to peck at my shoe.
Reached for, she ran.
Ran from the ramp
I herded her toward as well.
I tried raccoons, then cold.
I tried stew.
She found a fresh seed.
Her legs were white and clean
and appeared very strong.
We ran around the coop
that way a long time,
she seeming delighted, I flapping.
Darkness, not I, brought her in.
2008


Джейн Хиршфилд Трёхногий блюз.
(С английского).

Всегда того, что нам дано,
то слишком много, то слишком мало.
Почти готовое свершиться, не происходит.
И то, что можно потерять, утратится.
Вороны расклюют ваш сад.
Остатки порастут быльём.
У ваших кошек будет по три лапы,
мышам в дому настанет благодать.
Ваш муж достанется подруге.
Другая нарядится в ваше платье.
И всё пойдёт не так, как вы хотели.
Вам выпадет не то, что выбирали.
Придётся жить на скошенных полах,
под ветхою дырявой крышей.
Жизнь поднесёт вам как подарок
зауженную пару башмаков.
То, что почти произошло, не совершится.
Что может быть утрачено - исчезнет.


Jane Hirshfield Three-Legged Blues

Always you were given
one too many, one too few.
What almost happens, doesn't.
What might be lost, you'll lose.
The crows will eat your garden.
Weeds will get what's left.
Your cats will be three-legged,
your house's mice be blessed.
One friend will take your husband,
another wear your dress.
No, it isn't what you wanted.
It isn't what you'd choose.
Your floors have always slanted.
Your roof has paid its dues.
Life delivered you a present—
a too-small pair of shoes.
What almost happened, won't now.
What can be lost, you'll lose.
2011.

Джейн Хиршфилд Бездомная дверь
(С английского).

Я проходила
мимо дома.

Я проходила мимо
дома
и услыхала плач.

Я проходила мимо
родного
дома
и услыхала плач.

Он прозвучал
как плач бездомной двери
в каком-то странном для меня ключе.

Jane Hirshfield  A Roomless Door

I walked
past a house

I walked past
a house
I heard weeping

I walked past
my father's
house
I heard weeping

It sounded
like (a roomless door),

a piano's 89th key
2010.


Джейн Хиршфилд  Яйцо я заморозила случайно.
Обдумывала собственную жизнь.
(С английского).

Яйцо я заморозила случайно.
Обдумывала собственную жизнь.
Но, тем не менее, согрела масло.
Скорлупку удалила без труда.
Внутри оно смотрелось
прозрачным и варёным.
Кладу его в кастрюлю.
Оно там тает. Белок,
сначала ставший жидким и бесцветным,
потом становится крутым
и ярким, как свежее бельё.
Желток хранит свои желтковые размеры.
Не спёкся, не растёкся
до окончанья варки.
Яйцо я съела, посолив и поперчив.
Оно поглочено моею жизнью, похожей на яйцо.
Вся жизнь, на вкус - как всякий приготовленный продукт,
овальный, нежный, годный для пирушки.


Jane Hirshfield The Egg Had Frozen, an Accident.
I thought of my life.

The egg had frozen, an accident.
I thought of my life.
I heated the butter anyhow.
The shell peeled easily,
inside it looked
both translucent and boiled.
I moved it around in the pan.
It melted, the whites
first clearing to liquid,
then turning solid
and white again like good laundry.
The yolk kept its yolk shape.
Not fried, not scrambled,
in the end it was cooked.
With pepper and salt, I ate it.
My life that resembled it ate it.
It tasted like any other wrecked thing,
eggish and tender, a banquet.
2011


Джейн Хиршфилд Малюсенькая тайна.
(С английского).

Откройте дверь на подходящий срок -
дождётесь кошки.
Поставьте ей еды - она уж не уйдёт.
Потом, прохладными ночами,
когда вы захотите встать из кресла,
вы станете ей говорить: "Прости меня !"
От кошки этого: "Прости меня !" - вы не дождётесь,
как знаменитой формулы Эйнштейна,
как фразы Порции в четвёртом действии "Венецианского купца":
"The quality of mercy is not strained".
Что означает: "No one shows mercy beacause he has to",
и что по-русски значит, как то толкует Щепкина-Куперник:
"Не действует по принужденью милость".
А "милосердие" - такое слово отсутствует в кошачьем словаре.
Здесь, в мире очень много не сыщешь.
А кошка может в нём заполнить лишь маленькую норку.
Так вы всем телом не раз наклонитесь туда
всё вновь и вновь, лишь потому, что кошка - там.


Jane Hirshfield  A Small-Sized Mystery

Leave a door open long enough,
a cat will enter.
Leave food, it will stay.
Soon, on cold nights,
you’ll be saying “excuse me”
if you want to get out of your chair.
But one thing you’ll never hear from a cat
is “excuse me.”
Nor Einstein’s famous theorem.
Nor “The quality of mercy is not strained.”
In the dictionary of Cat, mercy is missing.
In this world where much is missing,
a cat fills only a cat-sized hole.
Yet your whole body turns toward it
again and again because it is there.


Джейн Хиршфилд  Бамбук
(С английского)

Всё то, что существует, желает сохраниться.
Удар бамбука по бамбуку,
и тот, спешит распространиться вдаль.
Но вы, что прожили - честолюбиво, беспокойно, в горе -
и откликались, если позовут: Уолтер ! Ширли ! Тим !
Хааво ! Тейша ! Карлос ! -
не думайте, что мир откуда вы ушли,
пребудет неизменным.

Jane Hirshfield  Bamboo

What exists wants to persist.
Even the knock of bamboo on bamboo
spilled outward continues.
And you who have lived—restless, ambitious, aggrieved.
Who have answered to Walter, to Shirley, to Tim.
to Carlos, to Teisha, to Haavo.
Do not think it unchanged, this world you are leaving.
2011


С живым интересом, тем более, что ожидаемым, прочёл Ваш очередной цикл замечательной поэтессы. 

Вдоволь повеселили, Владимир, как Вы срежиссировали Крохотную тайну, артистично вчленив в неё свой комментарий к Шекспировской реминисценции. 

С уважением, Сергей.

Cергею Семёнову

Спасибо, Сергей.  Не хотелось множить комментарии и придавать тексту

наукообразность. Искал выход попроще.

ВК 

Совсем неплохо, Владимир. Перевод, писание стихов - это стимул жизни. :)

Александру Лукьянову

Аллександр !  Полностью согласен с Вашим мнением.  Тем более, что в

некоторых обстоятельствах литературное творчество может стать главным стимулом жизни. Так, например, было с Юлиусом Фучиком,

Мусой Джалилем, Анной Франк... И не только с ними.

ВК

Брав-ВО!!!-:)))


Прекрасная поэзия!  На одном дыхании!

Владимир, я не люблю верлибры и не знаю англ. яз.,  неохотно стал читать и не смог оторваться. Не знаю, как в оригинале, но переводы дышат поэзией. Спасибо, Вам!  Я начинаю понимать и любить верлибры.  Они такие разные!  А раньше мне они казались все на одно лицо, довольно скучное и неулыбчивое.

Спасибо Вам!

Вячеславу Егиазарову.

Вы подняли очень важную тему. Любить или не любить верлибры ?  История идёт своим путём и не спрашивает нас о наших вкусах. То, что создали классики, прекрасно и незыблемо, а пользоваться их арсеналом

в следующую эпоху уже нельзя. Было время Державина, Пушкина, Тютчева, Фета, но неумолимо пришло на смену время Маяковского,

Пастернака, Бродского... Верлибр появился давным давно, но сейчас в

англоязычной поэзии почти совсем вытеснил классические формы.

Нужно ли сейчас нам интересоваться английской и американской

современной поэзией, или поставить на них крест из-за верлибров ?

По-моему, главное не в модных формах, которые неумолимо должны

со временем меняться и модернизироваться. Каковы бы ни были господствующие формы, нам нужно доискиваться в стихах лишь высокого смысла и настоящей поэзии. Заглядывая в будущее можно ожидать, что и русской поэзии ведущее место начнёт занимать верлибр.

ВК

Владимиру Корману


Спасибо, Владимир, за такой обстоятельный ответ. Вы, наверное, правы.  Всё дело в поэзии.  Ведь сколько мы знаем примеров поэзии в прозе. У нас, видимо, верлибр скомпрометирован графоманскими текстами, когда пишутся верлибры не по какой-либо художестенной задачи, а по кажущейся лёгкости предмета. (не надо рифм, ритма и т.д.)