Владимир Ягличич "Открытка из Топлицы" и другое. Цикл.

Дата: 28-06-2016 | 06:07:56

Владимир Ягличич   Открытка из Топлицы

(С сербского).


Раде Драинац - родом из Трбуне

(Топличский округ, вблизи от Блице).

Здесь, став на пороге, как на трибуне,

каждый поэт этой честью гордится.


Тут всё богатство - жито с плодами,

всё обновляется каждым летом.

Брёвна и каменный пол под нами -

в полной гармонии с солнечным светом.


Нынче здесь в чистом дворовом заплоте

ветки плодами увешаны снова.

Вижу отсюда - как птица в полёте,

чем его жизнь и красна, и сурова.


Если б не жил он в долгой разлуке,

если бы жил, как привык сначала,

мог бы услышать родные звуки -

звуки,  которых душе не хватало.


Если б, рождаясь в бедной отчизне,

мчались к нему материнские зовы,

может быть, он не ушёл бы из жизни,

став после смерти живее живого.


Каждой весною здесь влаги много.

Всё расцветает, будто бы к свадьбе.

Ждёт его верно под плахой порога

только змея - сторожиха усадьбы.


Разгледница из Топлице

Родна кућа у селу Трбуњу,
у Топлици Радета Драинца.
Могао сам и не ући у њу:
дом убогог сељака, нашинца,

богатог са семена и плода
што занавља, кад нас све убија,
уз склад брвна и каменог пода
симетрију сунца док упија.

У дворишта чистој кутијици
где су опет стабла прородила,
огледа се, ко у оку птици,
сва будућност, драга и немила.

Да се овде остало, међ брежјем,
уз отачке и детиње тајне,
можда би се могле чути нежне
речи, данас тако недостајне -

како пире кроз летвице с плота,
у гугуту из мајчина зова -
засањаног могућег живота
ког завреди жудна душа ова.

Процветаће с пролећа ледина,
док је грли влага неизмерна,
чуваркућо под прагом, једина
жива душо што остајеш верна!

Примечания.

Раде Драинац - литературный псевдоним известного сербского поэта Родойко Йовановича

(1899-1943).  В своём творчестве он был последователем французских поэтов Аполлинра и

Сандрара. Он автор многих поэтических сборников. Жил и несколько лет работал музыкантом (скрипачом), во Франции. В начале Второй Мировой был на фронте, примыкал к коммунистам, был арестован четниками. Умер в госпитале от туберкулёза. В его честь в

Сербии учреждена ежегодная поэтическая награда - бронзовая статуэтка, устраиваются праздники в родной деревне "Драинчевы книжные встречи", где поэты читают стихи с порога его родного крестьянского домика. Эти стихи Владимира Ягличича были приурочены к такому празднику. В 2003 г. Владимир Ягличич был награждён такой памятной статуэткой за книгу  стихов "Перед ночью".

Змея, которая упоминается в стихотворении, - это фольклорное мифическое существо,

нечто вроде русского домового.



Владимир Ягличич Благодарность
(С сербского).

Быть может, нас не очень-то любили,
но всё же жизнь не так была грозна,
и в небесах над нами крылья плыли;
зимой нас чаровала белизна.
В обычной скудности и канители
нас мог увлечь несбыточный сюжет
и ночью наша кровь вскипала в теле,
а поутру нас остужал рассвет.

Закон важней всех прочих - доброта.
Растём и любим. Значит нам ценнее
в любом омлете видеть добрый свет...
... в улыбках разглядеть небесные уста.
Где ж взять слова, чтоб ярче и вернее
сказать о том, чему забвенья нет ?
---------------------------------
Захвалност

Можда нас нису довольно волели,
али је, ипак, и милости било,
и јануар је знао да обели,
и да, над крошньом, оцрта се крило.
И нуткали су и чег нема, јесу,
из сиромаштва и библијског скоро,
да се разграна крв по овом месу,
и, што заноhи, избуди се, зором.

Тражимо правду, а милости треба
за стасаванье, льубльенье, рашhенье,
за свако јаје пржено на око...
...сваки је осмех земни језик неба
и немам речи што тако дубоко
сегну за нечим што је за памhенье.


Владимир Ягличич Окраина
(С сербского).

Край города, совсем другое окруженье.
Асфальт кончается. Земля под каблуком
Здесь радостно цветут зелёные растенья.
Теперь иди вперёд пешком.
Здесь ты для солнца не отличен от жука.
Но ты всегда в мечте познать своё светило.
Жук может прянуть ввысь в желудке голубка.
И ты вот так взлетишь. (А думал - не под силу !).
-----------------------------------
Ободи

На ободима града починье други свет.
Асфалта понестане, стазе постану мекше.
Сва природа је светли зелени преокрет.
Одатле мораш пешке.
За сунце ниси, можда, више него ли буба.
Али си покушао и сунце да разумеш.
Буба пронадже, најзад, грло каквог голуба:
тако hеш полетети (а мишльаше не умеш).

Владимир Ягличич Выдвижной ящик
(С сербского).

Ящики алчны: скупо и с лаской,
будто стяжав дорогие презенты,
станут дрожать над бумажной связкой,
будь то хоть письма, хоть документы.

Многие тексты, что бредят оглаской,
в ящичном чреве дождутся момента
их отвержения с визгом и встряской.
Это знакомые всем инциденты.

(Вариант: В жизни есть горькие ингредиенты).
Вот, что ни рукопись, - в ящике где-то.
Ждут, чтоб их кто-то обтёр от пыли;
выложил там, где достаточно света.

Что это будет за славный час ?
Мы ни при чём, и у нас не спросили,
и никогда не зависит от нас.
--------------------------------------
Фијоке

Оне су на глад грла свога свикле,
Свака досије свој, веh, скровит, склепта:
картотеке и дебеле фасцикле,
албуме, писма, лажна документа.

Тамо, у мраку ждрела су поникле
судбине многе, од оног момента
кад рукописа одбијених крик је
заглушен, уши да нам не омета.

Сви смо упали у неку фијоку,
чекамо длан да мрак прашине збрише,
и бит изнесе светлошhу у оку.

Али када hе приспети тај час -
са нама ко да нема везу више,
и не зависи, никада, од нас.



Владимир Ягличич Вечер
(С сербского).

Вот зимний вечер и, похоже,
мне лучше и важней, о Боже,

избыть дневное утомленье
и лечь в свою постель в смиренье,

найти Элизиум во снах,
не каясь ни в каких грехах,

не вспоминать - по старым бедам -
что днём столкнусь со страшным бредом.

Всё скопище родных сюжетов -
непостижимый мир секретов.

К сокрытой золотой казне
я прикоснусь лишь в вечном сне.
-------------------------
Вече

О Боже, тихо зимско вече,
кад знам да нема ништа прече,

до из умора у мир преhи,
и спокојно под јорган леhи,

отиснути се морем саньа
у Елизијум, без кајаньа,

да никад у том сну не спознам
да будженье је мора грозна,

а изгубльен свет - завичај ми,
пун недостижних неких тајни,

које hу таhи, благо златно,
тек кад му одем, неповратно.



Владимир Ягличич Рухлядь
(С сербского).

Как едешь в Чачак или же в Кралево,
увидишь будто древние руины -
там кладбища направо и налево:
стоят рядком разбитые машины.

Они - как разворошенные хлевы.
С них сняты дверцы, крыши, стёкла, шины.
Хоть пой там похоронные напевы
над свалкой искорёженной резины.


Кому-то снились мостики над бездной,
весёлая езда без остановки
вдоль по шоссе под шелест лип и верб -

остался только корпус бесполезный;
обломки, чтобы сбыть их по дешёвке,
да встряска нервов, травмы и ущерб.
-------------------------------
Олупине

Уз друм кральевски, и уз друм чачански,
паркинзи: а на ньима олупине.
Школьке аута накрцане плански,
после судара остале трупине.

Без врата, крова, ко уджер цигански,
једна до друге сабране руине...
Овде се стварност указа без маски,
уз надмоh бушне немоhи гумине.

Хтедоше мостом преко сваког кланца,
ал циль је овде - чекају да неко
купи половни хладньак, или фар.

И не слутише, из фабричког гланца,
да сан с почетка пута је далеко,
ближи - удеса непоправльив квар.


Владимир Ягличич Леса
(С сербского).

Мой мёртвый брат бредёт в живых лесах.
На рубках здесь мы изводили силы.
Уж многих близких нет. И лишь в мечтах
есть трасса, что нас прежде единила.

Теперь леса со мною не в ладах.
Прибрав всех мёртвых в тёмные могилы,
они потом и мой схоронят прах...
Так и судьба всю даль в тумане скрыла.

Друзья, родня, далёкие предтечи,
чьи тени здесь до нынешнего дня !
Теперь простор принадлежит лесам.

Под шумом крон я жажду с вами встречи.
Вы мне близки и мучите меня.
Близки настолько, что дивлюсь и сам.
--------------------------
Шуме

Кроз живу шуму мој мртви брат лута,
ко некад, кад смо обарали стабла.
Изгубили смо ближње. Нигде пута
који расуте, сем у уму, сабра.

Је ли та шума и на мене љута
кад већ умрле у свој посед нагна,
па би све моје гладно да прогута,
као даљине које гута магла?

Другови, својта, сенке што нас муче -
од човечанства, дисалог до јуче,
непроходне су већ израсле шуме!

Жеђ за сусретом шумама ме вуче,
и не знам како да објасним друкче
ту блискост коју једва да разумем.



Владимир Ягличич    Вьюга
(С сербского).

Вьюга - без ума, лишь злоба,
ярость степи и чащобы !
У неё забота, чтобы
навалить вокруг сугробы.

Вьюга - дьявольская сила.
Гонит нас залезть в берлогу.
Всякий раз, как путь закрыла,
нужно нам менять дорогу.

Издеваясь надо всеми,
вьюга нам кричит в запале:
"Где блуждали вы всё время ?
Где приют себе сыскали ?"

Разгулявшись на просторе,
вьюга тешит дикий норов,
строит в бешеном напоре
мир, чтоб слушался без споров.

Что и как, понять нам трудно.
Впрочем, вывод вспомнить просто:
если буря топит судно,
то спасает лишь упорство.


Как вьюга сама смирится,
кончатся страх и рыданья.
Вновь просветлеют все лица -
и мы продолжим блужданье.


(Вариант:

Этот вывод - в назиданье.
Как буран заснёт в прохладце,
в путь пойдём без колебанья,
научившись не бояться).
-----------------------------
Меhава

Меhава, јар без памети,
наизглед. Али, примети:
скупльени снежни намети
на скупльи дар су принети.

Растура, витла, замеhе,
ньен исполин је на нас льут:
друкче облике намеhе,
тражити, опет, вальа пут.

Меhава сву ноh пакосно
пита зашто смо hутали,
не да ли смо, веh зашто смо,
и колико, залутали?

Вртложи се над ледином,
и гризу бесни уједи,
у залудном, ал једином,
напору свет да уреди.

На тренутак се учини
да сав смисао ловимо:
изгубльен брод на пучини,
снагом отпора пловимо.

Ал неста бес, и риданье,
и лепо видиш, изјутра:
ми на странпуту и далье,
а ньу самлело, изнутра.



Владимир Ягличич Возможности
(С сербского).

Юнцы, девицы, где ж те менестрели ?
Нет антологий, где б сверкал их дар.
Они не шли пешком, они летели,
как будто дьявол распалял в них жар.

Боясь любой опасной канители,
кто похитрей старался жить без свар,
а те рвались ценою жизни к цели -
и всё ушло, как прошлогодний пар.

Мы были осторожней, не кипели;
не расточали алкогольных чар.
Мы береглись и прятали в портфели
любой опасный взрывчатый товар.

Они сгорели - мы стареем, тлея.
А, выжив, те сияли бы светлее.
------------------------------
Могуhности

Они дечаци, девојке - да л маре
антологије за ньихов дар склонит?
Ишли су, сваки медж ньима обдарен,
не пешке - летом, ко враг да их гони.

Шта се десило? Да се не остваре
на путу којег лукавко се клони,
зар, изабравши да ко ми не старе,
застали, смрт су изабрали они?

Зар пронаджоше циль у нечем другом
што не сежемо ми, упорни, спори,
ми, с биолошки навршеним дугом,
признати, можда зато од ньих гори?

Да л могли су да светле јачим сјајем,
и дати више него ја што дајем?


Владимир Ягличич Мальчик-утопленник
(С сербского).

О двенадцатилетнем сиротке.

Никто не хватился. Среди недели,
всплывши в воде, он внезапно возник.
Спасатели к жизни вернуть хотели -
а он не очнулся даже на миг.

Над ласковой гладью пронёсся кулик.
Жабы скакали. Кувшинки желтели,
к озеру жался высокий тростник.
Мальчик качался, как в колыбели.
------------------------------------
Утопльени дечак

За дванаестогодишньака из Дома сирочади

Нашли су тело спасиоци, али
нису дечака спасли. Не зараньа
он - тихо плута по језеру. Жали
обалски трстик, уз жабу с локваньа

Сироче. Грешка приликом ствараньа.
Сад, вест с медија. Никоме не фали.
Льубави није било, ни стараньа,
ал можда су га заволели вали.

Владимир Ягличич Поддержка
(С сербского).

Хоть был поддержан не во всём,
но я питался добрым хлебом.
Мечтал, идти своим путём.
Подрос, окреп и бредил небом.
Учили быть скромней - я дерзко
стремился прянуть в небеса,
а мне, смеясь, твердили веско:
сначала возведи леса !
Считали - выбор мой без блеска,
не поощряли мой порыв,
потом настойчиво и резко
тянули вниз - не усмирив.
А что я стою в самом деле
враги лишь разглядеть сумели.
------------------------------
* * *
 
Jа сам те јео, добри хлебе,
у нади да hу бити јак.
Јер не имадох иза себе
ни родительски ослон чак.
Један од ретких надалеко
који путова преко неба –
од льуди имах само прекор
да не поступам како треба.
Јер ценили су више декор,
са истим смеhем протицали
и ближньи су ме шапом меком
и нехотице спотицали.
А шта све могу, или кушам –
то схватио је само душман.

 
Владимир Ягличич Здание
(С сербского).

Мне нужно войти в ту крепость -
думать о том нелепость.
Крепость тверда, как скалы -
вплоть до неба достала.
Ворота подобны пасти,
рвущей гостей на части.
Кто-то кричит мне свыше,
в надежде, что я расслышу.
Родные рвутся из плена -
дрожь сотрясает стены.
Учат, хоть ждёт их плаха,
биться и гибнуть без страха.
---------------------------
Зграда

Треба да уджем у ту зграду
и да оставим сваку наду.

А није зграда, више стенье,
што се ка самом небу пенье.

А нису врата, пре је чельуст,
где зуби оштри тела мельу.

Само се сенке озго чују,
ко да ми нешто довикују.

Не чујем, али слути вид
да још прожима дрхтај зид.

То зову, машу, сви ми наши
да се пред смрhу не уплашим.




БРАВ-ВО!!!

"Нынче здесь в чистом дворовом заплоте
ветки плодами увешаны снова.
Вижу отсюда - как птица в полёте,
чем его жизнь и красна, и сурова."


Прекрасно! Отличные стихи, Прекрасный перевод! Спасибо, Владимир!


P. S.

Владимир, в 3-ем катрене 2-ая строка:. "сызмАла". Посмотрите, можно ли употреблять такое ударение. У меня в орф. словаре "сЫзмала, сЫзмалу"

А стиш - классный!

Вячеславу Егиазарову

Вячеслав !  Вы сделали очень важное для меня замечание. В согласии со

словарями говорится "сЫзмала".  Немедленно исправляю свою ошибку.

Подсказка даже ценнее  приятного мне одобрения.

С большим уважением

ВК

А я вот, Владимир, стыдно сказать, не знал про заплот. Полез в словари, узнал... Теперь вот сомневаюсь насчёт "чистого дворового заплота". А перевод действительно замечательный! Здоровья Вам и удачи!

С БУ,

СШ


Сергею Шестакову

Сергей !  В Ваших отзывах прежде всего трогает внимательность и

взыскательность. О "заплоте".  В авторском тексте подчёркивается

особый традиционный архитектурный стиль старого и бедного деревенского дома. Дом бревенчатый, полы - каменные. Каков забор не видно.  Скорее всего из деревянных планок. Я намеревался написать  просто "забор". Ради рифмы написал "заплот". Уже нежилой  крестьянский домик, сохраняемый как реликвия. Ему, наверное, одинаково подходят, что забор, что заплот.

С благодарностью

ВК

БРАВ-ВО!

Очень хороша вся подборка! А после правки первое ст-ие просто засветилось!

Спасибо, Владимир.

Приветет автору тёзке!

С ув.

Вячеслав.

Вячеславу Егиазарову

Вячеслав ! Не знаю, многие ли переводчики стихов  в практике сайта Поэзия.Ру заводят непосредственную связь с иноязычными авторами, за исключением тех, что разговаривают как душеприказчики с классиками, лежащими в могилах. Есть и такие. А связь с живым автором очень полезна. Отзывы, замечания, требования что-то исправить, подсказки приходят немедленно. Качество перевода от такого общения, конечно, несколько улучшается.

ВК