Детлев фон Лилиенкрон. Фальшивомонетчики.

Дата: 16-01-2016 | 12:14:04

«Всё готово? Без огрехов?» –

пожилой юнца пытает.
Тот придирки отметает:
«Эй, разуй глаза: купюры,
как близняшки, без халтуры,
всё путём, кончай галдёж,
ты различий не найдёшь!»

Помолчав, юнец добавил:
«Лучше сотку из товара
одолжи мне в счёт навара,
я гравюру мигом сбуду –

простаков полно повсюду.
Хирка крутит. Дам ей ржи,
может бросит крутежи!»

Пожилой юнцу с нажимом:
«Слушай, чуня, ты хамеешь,
врежу в ухо – поумнеешь.
Ты упьёшься c питухами,
всех нас выдашь с потрохами...
В шесть здесь будет «кавалер»,
вот с кого бери пример.

Вот кто мастер в нашем деле!
Снег всучит он эскимосам,
ротшильдов оставит с носом,
со своими – без обману,

мир нам станет по карману.

Он меняет как барон,

знает жизнь, не пустозвон.

Всё, что мне из дела капнет,
до гроша получат дети;
попадусь однажды в сети,
суд на мне не раздобреет;
эта мысль мне душу греет,
коль повяжут – не беда,
детям хватит на года.»

Тренькнул вроде колокольчик?
Динь-динь-динь сигналом тайным.
В дом с визитом чрезвычайным,
весь при полном при параде,
входит «он», орлом во взгляде.
Чуть помедлив, гость изрёк:
«Лупу мне и кофеёк!»

Да, недурно! Впечатляет:
смокинг, галстук – всё на месте,
впрямь министр он в каждом жесте.
От цилиндра до перчаток –
вкус, солидность и достаток.
Панталоны – полный шик,
с галунами, моды крик.

Он с улыбкою к обоим:
«Как успехи, блиномесы?
Обозначим интересы
без муры и канифоли.
Для начала – наши доли:
фифти-фифти, мне – товар,
вам – немедля гонорар!

Помню случай из курьёзных:
я у кельнера в Монако
был в долгах больших, однако,
срочно съехать должен, vite,
mon ami, меня простите,
здесь вот тыща франков – бац,
втюхал я ему эрзац!

А в вагоне на Сан-Ремо
встретилась Беата Плять...
Нет, зачем так огрублять –
мне любовь дарила леди,
час, другой и «Darling Edy».
«Sweetie, change me thousand Pfund», –
знак я сплавил в пять секунд!

Вот была в Берлине встреча.
В пышном стиле интерьеры
для господ из высшей сферы ...
Гости в сборе. «Граф Лев Фани»,
«Вольдемар фон Зелен-Мани» .
Взвинчен банк. В полночный час
все блины я сбыл на раз.

На балу у князя Фла-Фла...»
Тсс, полы скрипят в прихожей:
«Hände hoch, коль жизнь дороже!»
Разом щёлкнули брррраслеты,
ах, богатство, где-ты, где-ты?
Вмиг умчалась роскошь вдаль;
мне, признаться, очень жаль.


Перевёл с нем. языка

Вяч. Маринин


Примечания:

блины (жарг.) - фальшивые купюры

блиномес (жарг.) – фальшивомонетчик

гравюра (жарг.) – фальшивая купюра

канифоль (жарг.) – обман; беспредметный разговор; ерунда

ржа (жарг.) – золото

хирка (жарг.) – девушка, подруга жизни


Detlev von Liliencron


Die Falschmünzer


»Alles fertig? Nichts vergessen?«
Spricht der Alte zu dem Jungen.
Der kommt wie ein Luchs gesprungen:
»Nimm die Lupe: Sieh die Scheine,
Zwillingsbrüder, echt, ich meine,
Täuschend ähnlich und solid,
Findest keinen Unterschied.«

Spricht der Junge zu dem Alten:
»Einen Blauen gib mir heute,
Denn ich kenne dumme Leute,
Die ihn ohne Ahnung wechseln.
Weiß die Sache gut zu drechseln.
Hulda schmollt. Doch zeig ich Gold,
Ist mir meine Hulda hold.«

Spricht der Alte zu dem Jungen:
»Dummer Bengel, wirst du schweigen,
Sonst will ich den Stock dir zeigen.
Du besäufst dich, Lausepeter,
Protz, dein Trinkgeld wird Verräter.
Warte auf den ›Kavalier‹,
Eh es dämmert, ist er hier.

Der versteht es, Geld zu wechseln,
Der versteht es wie die Grafen,
Macht die Rothschilds selbst zu Schafen,
Der bringt gutes Geld in Haufen,
Können dann die Welt uns kaufen.
Wechselt wie ein Herr Baron,
Kennt das Leben, hat ihm schon.

Das, was mir die Teilung einträgt:
Alles geb ich meinen Kindern,
Kein Gericht kanns je verhindern,
Denn ich trags ins Bankgebäude,
Das ist meine einzige Freude.
Werd ich mal gefaßt, nun gut,
Hab gesorgt für meine Brut.«

Klingt ein Ministrantenglöckchen?
Klingling, das geheime Zeichen,
Gleich wird sanft die Türe weichen:
Kommt geschniegelt und gebügelt,
Tritt ein Herr, verstandgezügelt,
In die Werkstatt, hochgereckt.
He, »Monocle und Glas Sekt.«

Achtung! Grandseigneursallüren!
Tadellos sitzt Rock und Weste,
Ein Minister jede Geste.
Handschuh »prima«. Der Zylinder
Ist allein schon Goldsackfinder.
Und die »feinfein« Pantalons,
Damals Mode: Mit Galons.

Lachend spricht er zu den beiden:
»Hab viel Geld in meinen Taschen,
Lauter echtes. Nur nicht paschen,
Nur Geduld, und weg die Hände,
Aufgepaßt, jetzt kommt die Spende:
Ich: die Hälfte mit Verlaub,
Ihr: zwei Viertel, nehmt den Raub.

Kinder, waren das Kuriosa:
Einen Kellner in Monaco
Fand ich mit sehr leerem Tschako:
War zwei Tage in den »Laren«,
Vite, muß 8 Uhr 40 fahren,
Tausendfrancsschein, changez, schnell,
Und verließ drauf das Hotel.

Auf dem Train nach Bordighera
Traf ich Miß Honoria Birndl,
War ein gar nicht übles Dirndl,
Machte Liebschaft mit der Lady,
Säuselt bald sie: »Dearest Edy«.
Can You change me thousand Mark?
»Oa, my love, here is die Quoark.«

Dann war ich in Deutschland wieder:
Sattelplatz im Trippelgarten,
Wo die feinen Herren starten.
Abends Jeu. »Graf Honiglöwe.«
»Arthur von der Grünen Möwe.«
Bank gehalten. Mitternacht:
Braunen Lappen losgemacht.

Auf dem Ball beim Herzog FlaFla . . .
Schst, es knistern Trepp und Dielen –
»Hands off!« Sechs Revolver zielen.
Und die drei sind rasch gebunden,
Aller Reichtum futsch, verschwunden,
Rrrrrutsch, vorbei die Herrlichkeit,
Eigentlich – es tut mir leid.

1903


Нет, как мне кажется, стилистического единства. Феня вперемешку с речью интеллигента. А в оригинале это единство есть. И вообще неясно, зачем тут феня. В оригинале  в речи персонажей мало даже явных вульгаризмов. Но феня сейчас в тренде, как я погляжу.

Всего доброго.

Вот статистика фальшивых купюр в Австрии, опубликованная сегодня. Примечательно, что более 75% всех фальшивых денег (по их совокупной номинальной стоимости) приходится не на крупные купюры, а на банкноты в 20 и 50 евро. Печатное дело достигло невиданных высот, поэтому современные «фальшивомонетчики» ориентируются не на дензнаки большого достоинства (штучная работа! Для сбыта нужны «кавалеры»), как это было еще в начале прошлого века, а на ходовые билеты среднего достоинства, которые не всегда и не так тщательно проверяются, как двухсотки и пятисотки. И «сплавить» их можно во многих местах. От мокрых рук рисунок не поплывёт. Такой вот прогресс. Дело героев Д. Лилиенкрона процветает и по сей день.