Перси Шелли. О Смерти (On Death)

Дата: 29-11-2015 | 15:59:19

Перси Б. Шелли О Смерти (On Death)

 

                                    В могиле, куда ты идёшь, 

          нет ни поступка, ни почина, ни знания, ни мудрости

                                                                     Екклезиаст


          Кто шепчет о смерти непостижимой?

          Кто срывает завесу над тем, что свершится?

          Кто тени рисует, которые движутся

          По лабиринтам-пещерам человечьего склепа?

          Иль надежды мешает с любовью

          И страхами перед увиденным?

                 Из ранней редакции перевода

 

Луны бледней холодная улыбка –

Луч метеора из беззвёздной ночи,

Что метит одинокий остров зыбкий,

Пока не вспыхнул утра свет урочный, -

То – пламя жизни, немощно, неверно,

Мерцает, провожая шаг наш мерный.

 

О, человек! Встав смелостью души

На путь земной, сквозь грозовую тень,

Сквозь волны облаков в немой тиши,

Почиешь в свете том, что явит День.

Отступят Ад и Небо без борьбы,

Тебя вверяя космосу судьбы.

 

Мир этот – мать всех наших чувств, их жар,

Мир этот всё вскормил, что мы узнали.

Смерть явится: чудовищный удар

Получит мозг, ведь нервы не из стали.

И сразу знанья, чувства, наблюденья

Уйдут, как нереальные виденья.

 

Тайны могилы пребывают там,

Где несомненно всё, как этот остов.

Умрут и уши, и не жить глазам, -

Хотя умели зреть, иль слышать остро

Величие и странности явлений

В живом пространстве вечных изменений.

 

Кто шепчет о непостижимой смерти?

Завесу кто срывает над грядущим?

Кто сонм теней рисует, в круговерти

Немых пещер людского склепа ждущих?

Или мешает и любовь и страх

С надеждой вместе перед тем, что прах?

 

 

Percy Bysshe Shelley On Death
[For the date of composition see Editor's Note.
Published with "Alastor", 1816.]


There is no work ,nor device, nor knowledge, nor wisdom, 

in the grave, whither thou goest. -- ECCLESIASTES

The pale, the cold, and the moony smile
Which the meteor beam of a starless night
Sheds on a lonely and sea-girt isle,
Ere the dawning of morn's undoubted light,
Is the flame of life so fickle and wan
That flits round our steps till their strength is gone.

O man! hold thee on in courage of soul
Through the stormy shades of thy wordly way,
And the billows of clouds that around thee roll
Shall sleep in the light of a wondrous day,
Where hell and heaven shall leave thee free
To the universe of destiny.

This world is the nurse of all we know,
This world is the mother of all we feel,
And the coming of death is a fearful blow
To a brain unencompass'd by nerves of steel:
When all that we know, or feel, or see,
Shall pass like an unreal mystery.

The secret things of the grave are there,
Where all but this frame must surely be,
Though the fine-wrought eye and the wondrous ear
No longer will live, to hear or to see
All that is great and all that is strange
In the boundless realm of unending change.

Who telleth a tale of unspeaking death?
Who lifteth the veil of what is to come?
Who painteth the shadows that are beneath
The wide-winding caves of the peopled tomb?
Or uniteth the hopes of what shall be
With the fears and the love for that which we see?

...вопрос, конечно, интересный...

но хочу напомнить предупреждения админа

о недопустимости использования жирного шрифта

в публикуемых текстах произведений... :о)bg

Вань, здесь жирный шрифт только в названии произведения. Если и в названии нельзя, где тогда можно?

Сергей (и Иван!), да я сразу побежал поправлять здесь и в других.

Сергей, Ваш перевод выглядит неким экспериментом в рифмах. 

я говорю не о точности рифм, хотя и об этом надо говорить. а о чередовании мужских и женских. только третья и четвертая строфы совпадают в порядке чередования: м, ж, м, ж, ж, ж. 

в первой все женские рифмы, во второй все мужские и пр.

по синтаксису: в этих строчках, что Вы переделывали, осталось рассогласование:

Кто тени нарисует... - жребий ждущих

- наверное: нарисует тени - жребий ждущиЕ? или (расскажет) о тенях - жребия ждущиХ. не так ли?

есть еще вопросы по содержанию: 

 eye and  ear No longer will live, to hear or to see

- зрение и слух больше не будут действовать.

у Вас: 

что осталось уху и глазам

В короткой жизни – зреть иль слышать остро...

смущают также некоторые семантические неточности:

Встав смелостью души На путь земной

- как можно смелостью встать?

Мир этот нянчит всё, что мы узнали.

- скорее кормит наши знания.

и лучше бы здесь сохранить грамматический параллелизм:

например: мир - мать чувств;

мир - кормилица знаний (странно это, конечно, по-руссски звучит). или же: мир рождает чувства, мир пестует знания.

Всё то, что знали, чувства и боренья
Уйдут, как нереальные виденья.

- здесь тоже лучше сохранить однородность перечисления: знания, чувства и борения.

но борения - как видения - плохо. у автора говорится о том, что создается нашим восприятием:  we know, or feel, or see, и что уйдет как "видения". борения же из области действия.

последние строчки  неоднозначные, имхо. 

непонятно к чему относится любовь (без оригинала).

да и прах здесь привнесенный Вами смысл.


Вы скажете, все это придирки?

возможно. но и поработать над текстом никогда не помешает,

не правда ли?

Спасибо, Алёна, за драгоценные для меня замечания.

 

1. Сразу скажу, что Жребий ждущих – это пока у меня подмалёвка. Из-за этого места и снимал с ленты.

А по согласованию - не совсем однозначно (я долго ломал голову) – у Шелли там не Рисует тени, а скорее Рисует теней. Понимаете разницу?

 

2.eye and ear No longer will live, to hear or to see. Мысль Шелли (если брать в целом) - зрение и слух больше не будут действовать, чтобы слышать или видеть всё то, что великое и что странное в безграничном пространстве бесконечных изменений – у меня, на мой взгляд, передана адекватно (осталось, в короткой жизни!):

И что осталось уху и глазам

В короткой жизни – зреть иль слышать остро

Величие и странности явлений

В живом пространстве вечных изменений.

 

3.смущают также некоторые семантические неточности:

Встав смелостью души На путь земной

- как можно смелостью встать?

Можно поправить - в смелости души. Но я уже думал и остановился всё-таки на Встав смелостью души, - кажущееся мне органичным.

 

4. Мать и Кормилица – буду думать и искать. Ваши соображения заслуживают внимания. Хотя Мир нянчит всё, что мы узнали – не совсем дурно.

 

5. Всё то, что знали, чувства и боренья

Уйдут, как нереальные виденья.

Ну да, боренья – не идеальный вариант. Но я долго искал, как передать Нереальную мистерию Шелли, и когда нашёл, на мой взгляд, адекватное Нереальные виденья, подобрал такую рифму, которая и смысл всё-таки не сильно коверкает. Хотя по сути Вы правы.

 

6.непонятно к чему относится любовь (без оригинала) – Как же, любовь там есть. Мысль – Мешает надежду со страхами и любовью – я передал по Шелли.

 

7.да и прах здесь привнесенный Вами смысл. 

Да, таким образом я интерпретировал смысл концовки Шелли, до конца, видимо, мною не понятой. И пока не удовлетворён.

 

А чередования рифм м-ж у Шелли я никогда не соблюдал, полагая, что по-английски они все звучат как м. Как-то мне попадалось авторитетное мнение на этот счёт.

 

С уважением, Сергей.

P.S. 30.11. Жребий ждущих (п.1) поправил. Там теперь и с согласованием всё в порядке.

P.S. 1/12 Поправил пп 4 и 5. И наконец-таки - п.7!


>>Шелли там не тени рисует, а скорее рисует теней. Понимаете разницу?

-- точно! тогда: Теней кто нарисует... жребий ждущих? верно?

>>  Мысль Шелли (если брать в целом) - зрение и слух больше не будут действовать

-- насколько я понимаю, здесь продолжается мысль предыдущей строфы: 

And the coming of death is a fearful blow...

When all that we know, or feel, or see,

Shall pass

и смерть страшный удар, когда все что мы чувствуем, уйдет

The secret things of the grave are there,

Where all

тайны смерти все (будут) там (куда уйдут чувства), только тело останется (здесь), но уже ничего не увидит и не услышит.

может я ошибаюсь, но и Бальмонт говорит:

Тайны смерти пребудут, не будет лишь нас,
Все пребудет, лишь труп наш, остывши, не дышит,
Поразительный слух, тонко созданный глаз
Не увидит, о нет, ничего не услышит...
так вот, Бальмонт и рифмы.

в оригинале все рифмы мужские, верно.

для русского же слуха привычней альтернанс.

посмотрите у Бальмонта, у него в переводе идет четкое чередование мужских и женских рифм.

я думаю, это правильно.

:)


п.с. правильное ударение данном случае: В.п. кого? - тЕней (не тенЕй)

п.п.с впрочем, в стихах полно тенЕй %.)...

Алёна, спасибо, что Вы меня не оставили.

 

1. >>Шелли там не тени рисует, а скорее рисует теней. Понимаете разницу?

-- точно! тогда: Теней кто нарисует... жребий ждущих? верно?

 

Конечно, Алёна, Вы правы. Но я оставил паллиатив. Мне кажется Рисует теней – не сказать. Но потом я на них выхожу через такое непрямое согласование. Но мы ведь с Вами сошлись, что Жребий ждущих надо убирать. По мне, как раз не ради согласования, а ради смысла.

 

2.>> Мысль Шелли (если брать в целом) - зрение и слух больше не будут действовать

-- насколько я понимаю, здесь продолжается мысль предыдущей строфы:

And the coming of death is a fearful blow...

When all that we know, or feel, or see,

Shall pass

и смерть страшный удар, когда все что мы чувствуем, уйдет

The secret things of the grave are there,

Where all

 тайны смерти все (будут) там (куда уйдут чувства), только тело останется (здесь), но уже ничего не увидит и не услышит.

 

Итак, давайте взглянем на мой перевод этой строфы -

Тайны могилы пребывают там,

Где несомненно всё, как этот остов.

И что осталось уху и глазам

В короткой жизни – зреть иль слышать остро

Величие и странности явлений

В живом пространстве вечных изменений.

 

Как его надо поправить по Вашей концепции?

Нужно непременно ещё раз подчеркнуть, что уши и глаза умрут, так что ли? Хотя Шелли дальше переходит к воспоминанию, как чудесно служили эти органы чувств. У него дальше следует богатый образ, который наш уважаемый Бальмонт заменил набором банальностей:

 

Тайны смерти пребудут, не будет лишь нас,

 Все пребудет, лишь труп наш, остывши, не дышит,

 Поразительный слух, тонко созданный глаз

 Не увидит, о нет, ничего не услышит,

 В этом мире, где бьются так странно сердца,

 В здешнем царстве измен, перемен без конца.

 

 Потери чтимого мною Бальмонта очевидны.

И я не стану ценой этих и подобных потерь, компенсируемых вынужденными вставными банальностями, гоняться за красивой рифмой. Я по-другому вижу Шелли. Он - строже.

А вот адекватно передать образы и д р а м а т у р г и ю Шелли – в этом моя сверхзадача.

 

И я благодарен, когда слышу дельное замечание, как в данном случае от Вас.

 P.S. 30.11. Жребий ждущих (п.1) поправил. Там теперь и с согласованием всё в порядке.

     И поправил И что осталось уху и глазам В короткой жизни (п.2)


И что осталось уху и глазам

 >>Как его надо поправить по Вашей концепции?

-- по моей концепции, Сергей, надо по-меньшей мере добавить второе ухо ;)


No longer will live = больше не будут жить


Шелли рисует яркий образ того, что мы уже не увидим и не услышим, тем самым еще более драматизируя текст, кмк.

да, Бальмонт упростил это место, зато сохранил красочные эпитеты к ушам и глазам. где-то теряем, что-то находим.


Сергей, как бы Вы не оправдывали свои приоритеты, но переводы с неточными рифмами, увы, никогда не будут восприниматься всерьез, хотя бы редакторами.

но поверьте, если немножко дисциплинироваться, и приучить себя к, необязательно красивым, но точным (http://www.poezia.ru/works/116114), пусть и бедным рифмам, то у Вас уже не возникнет вопроса, - за чем гоняться.



Из моих 15 рифм, Алёна, я насчитал 3 неточные (но богатые). От остальных бы и Пушкин не отказался (с учётом принятых в их среде поэтических вольностей)

Так я проплыл между Сциллой и Харибдой. Возможными потерями в Содержании и Рифме..

уже хорошо :)


p.s. еще бы заменить "мать"  Мир этот – мать всех наших чувств, их жар.

например: Мир этот дал нам чувства свет и жар... или еще как-то.

и заменить ухо на слух, хотя бы (в идеале слух и зрение вместо уха и глаз))

одно ухо не айс, не Ван Гог все же :)

Алёна, спасибо за внимание.

Мне хочется оставить Мать... Это есть у Шелли (вместе с няней). Мне кажется - это важный образ.

Насчёт одного уха я, конечно, думал. И слух рассматривал. Но ведь нужно оставить эти одинокие именно органы, которые тоже умирают...

Сказать уши - как-то глуповато. И ведь говорят обыкновенно - у него музыкальное у х о.

А глаза - вполне.

Я ещё поразмышляю...

Сергей, честно сказать, на мой извращенный слух, эти строчки: Мир этот – мать и Не дольше жить и уху, и глазам по-русски звучат несколько комично (надеюсь, только на мой). учитывая, не побоюсь этого слова, коннотации слова мать и разные рода сопоставляемых понятий.

что касается уха, конечно, по отдельности и ухо, и глаза вполне хороши, а вместе, увы, это одно ухо и два глаза.

но Вы автор перевода, Вам и решать. 

:)

Я понял, Алёна, Вы предлагаете мне заменить Мать на... Отэц:

Мыр - он Отэц всЭх чуств...


А ухо и два глаза я поправил.

:)

Сергей, Откажут уши, и не жить глазам - можно понять как: если откажут уши, то и глаза не смогут жить. поищите еще.

Вы же нашли синтаксически прозрачный вариант концовки, найдете и здесь.

:)

на мой взгляд, лучше уйти от физиологизмов: умрут, не жить. получается, умрут органы, как ни крути. а у Шелли они в некоторой степени уподобляются "инструментам"  (fine-wrought). кмк.

но лучше, Сергей, отложите текст на недельку, "забудьте" его, потом прочтете свежим взглядом, если ничего не будет царапать, стало быть, так и оставите.

:)

Мне думается, цитаты из Библии переводить не стоит, поскольку так их сложно идентифицировать. В русском синодальном переводе цитата из Екклезиаста (именно через "е") выглядит так: "... в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости". (Екк. 9:10).