Владимир Ягличич. Тело

Ты быть хранимым, да и береженым
Должно, и кровью обновляться - мною,
Быть и в работе, и годиться женам,
Пока не будешь принято землею.

В извечной наготе, в ее заплоте
Быть бесприютным в этой сфере звездной -
Для неги праздной, для смешенья плоти,
Пусть меж тебя и прочей тварью - бездна.

Быть, не умея разгадать основу
Бытийства, для чего все эти боли.
И заблудившись на опушке снова,
Услышать только леса шум – не боле.

Быть презираемым, а чтимым – редко,
Врачом лечимым от болезней тяжких,
Когда молитвы, попадая метко,
Тебя спасают, не меня – бедняжку.

В кровати быть и видеть сны (быть может)
Как продолжение дневной рутины:
Приготовляйся спать на всяком ложе,
Приготовляйся к ночи, к ночи длинной.

Кто знает: хрустнут эти кости камнем
И перемелет их Вселенной лопасть, -
Погаснем ли мы вывеской рекламной,
Иль одолеем по мосту мы пропасть.


Тело

Ја морам да га храним и снабдевам,
да обнавльам га и крвльу напајам,
у простор са ньим смештен да се девам
и да га трпим до земальског краја.

Да га облачим у вечној наготи,
да заборавльам на сфере звездане -
да ньега ради, сем мешаньа плоти,
измеджу других и мене - бездан је.

Да га претварам у то што не уме
бити, у израз унутрашньег биhа
које закланьа попут густе шуме
из које ретко кад сретнеш теклиhа.

Да га презирем и поштујем редно,
опоравльам га од тешких болести,
да свијам га док молим се обредно,
и докле hе ме, злослутим, довести.

Да га у кревет, ил за сто уденем,
више с рутином, за ужитак манье,
да спремам га за дуг сан пред будженье,
које је, да ли, празно обеhанье.

И ко зна каквих странпута чека ме,
паданьа, лома све кртијих кости,
док не прегори ко пуст сјај рекламе,
ил загрльајем бездан не премости.

Александру Скрябину
Александр ! Я написал автору этого стихотворения, чтобы он обратил внимание на Ваш перевод. Он ответил, что знаком с
Вами как с отличным мастером перевода.
ВК