Боль тащу по аренам я немую. У меня манера опущать лоб.

Дата: 26-01-2015 | 03:20:34

Боль тащу по аренам.
А лет – ого!
Вижу те же руки.
Голь-толпа удивила – псы-то!
Нет мира: дымы, рати, гробы.
Виновен? А? Да нет-с...
Но казнен зело безумно. Наказ у мира нов.
Запер ты рати насилу.
Но ты виновен. Виновен метаниями. Не зело путен.
О, ты ни в чем не жал воли, ментор.
О, лев снов. По пузу лупи, шарашь. Тяну-то результат.
Пора лопаты. Помоги скорее.
Уж я в суде себя дорогого нежу.
Стена водограда барак сечет. Ох и лень.
Девки мужа кличут идучи, теребя беса.
Не свежа ноша небес.
Тереби, тереби! Корсар имущ – инеем у зари.
Он женолет и мачо.
Ну, живу... По пути я беру души.
По пути? Я – бес? У девок – идеи лис? А?..
Ну, живу – ха! – до врага.
Ну, живу, как он до меня.
Рак идеи – не враг?
Имидж – им, а себе: нуте в секту?
Шиш!
Узрев – то ли ров, то ли стена – иди яром, один, ответ ища. Тут ища.
Зачем сидите у чар, вопите?
Жил сидя, размером.
Копил, хотел в небо фонд зарплат, сукин сын.
Но ты, дурак, умерил кошмар, умел имати харит и жен.
Куда поплыл, почему?..
На то воля ног.
И не ты ли молил и хотел, а?
Намолена города игу пахота.
Вон себя потащил, изувер?..
Посмотрите: сети дорог.
И город у стен усмотрите.
Дуб отмечен. Мечен и я.
Сень сети была, но надо порвать сети.
Был город – увяла хладно лира.
Забубенил я на деревне окоп, себя винив.
Огулял душу сохи я. Она – доконала.
Типа надо в город.
Он – диктат сохи – как он долог!
Мечты садов и дела небес.
Видела нива диктат сотен пахот.
Но худа нива.
Да, худо ниве.
Чу, гомон. Леты ли стужа?
Кто тут?
Тени. Толпы лис. И дуб.
У лис и зубищи, и лапы – во!
Тын около древ, тень тел.
Миловиден тени лик.
Инда светили луны. Мерк я.
Се на небе стужа.
Мы видели щук.
Вот сор, писанина, мазня.
А что худо – тон или тема?
Не то канат у шеи, не то пишу донос.
Убери лак – сатира, секира цитат...
Скотина! Кто? Никто. Рок.
Вот упилил иго тюрем, стен – и лети!
Но годы в уме шел к чему?
Ни к чему.
Ну стенаю, ору вон и чуни валяю, – но могу!
Но могу намолоть немеряно.
Зерен уж и в уме шорох.
Опыт рук нам муза режет.
И берет у нас нашу тень дева.
Менять думы в уме я не мог.
Он меня учил, зараза.
Лгун я! Лгун судеб, ибо дух умер.
О, боги!
От мишур и от суеты – марш!
Народ уже реже тут, чем я, лох мига.
Недолог век. Ум важен.
И не тот ум, а ум ока.
Лире вонь тирад – угомон.
Чешу пером лед.
И виноват я-то, хотя не мне лед ум ел.
Шелупонь сушит умом рядом.
Осень.
Лит у высоких осин закат.
Я беру мир примером.
Я липы высажу у дуба.
Зима.
В стихе – тип, архетип.
Стих тот – эзопов. О лове дев... Олово поз...
Этот – хит.
Спите, храпите.
Хит с вами!
Забуду ужасы.
Выпил я море.
Мир приму, ребята, казни.
Сохи, косы – в утиль.
Несом од ярмом, утишусь.
Но пуле – шлем уделен!
Меня-то хотят, а вони видел море.
Пушечно мог ударить, но верил.
А кому? А мутотени.
Нежа – в муке, в голоде, нагим, – холя мечту, те же режу до ран шрамы.
Те устои – рушим!
То иго – борем!
У худоб и бед усну.
Гляну – глаза различу я.
Не много меняем, увы.
Мудь тянем…
А ведь нету шанса.
Ну теребите же разум! Манкурты!..
По-хорошему, вижу, не резон?
Я ремень-то ломану. Гомон угомоню.
Я лавину чинов урою.
А нет – суну меч, кину меч к лешему.
Вы догоните ли? Нет?
Смерю тоги лилипутов. Коротки…
Но ткани-то, кстати, цари-кесари таскали.
Ребус оно, души потение.
Шута, нако-те, наметили!
Но то дух отчаян.
Замани нас – и просто, в кущи.
Леди вымажут себе, нанеся кремы...
Нули ли те всадники ли? Нет.
Не диво ли млеть нетвердо?
Локоны-то выпали.
Ищи, бузи, силу буди!
Силы плоти нет тут.
Откажут силы тел.
Но могуче вино духа.
Дави на дух!
Он-то хапнет остатки.
Дави наледи в себе.
Наледи – вода.
Сыт чем? Голодно?
Как их – остатки, дно дорог – вода напитала!
Но – кода! Но – я их осушу!
Для лугов и нив...
Я беспокоен. Вере дан.
Я ли небу базарил? Он – дал халяву дорог.
Лыбитесь?
Тавро подано. Налыбитесь неся.
И нечем, нечем-то будет!
И ртом сунет судороги.
Городите сети, ртом сопрев, узилища топя бесновато.
Хапуги!
А дорога не ломана.
Лето хилило милы тени, гоняло вот.
А ну меч оплыл?
Попаду к нежити, рахитам и лемурам – шок, лире мука, руды тонны.
Сник, устал, празднофобен? В лето – хлипок?
Морем заряди. Слижет и поврачует.
Иди, с меча защиту тащи. Тевтон!
И до моря иди.
А нет сил – отворил, отверз уши шутке, свету, небесам и жди мига.
Рвение дикаря не модно.
Как увижу нагар в одах, увижу насилие – дико веду себя и тупо пишу, дур е.я.
И ту попу вижу. Ночами.
Тело нежно, и разум ее нищ.
У мира сроки берет и берет себе наш.
Она же все на себя берет и чудит.
Училка ж. Умик ведь не лих.
Отеческа раба. Дар годов, а нет суженого.
Городя беседу, свяжу ее рок с игом опыта, пола.
Роптать? Лузе рот унять? Шара шип – у луз? У поп?
Вон! Свело рот немило. Влажен меч.
Вины-то нету. Полезен им я – и нате мне вони.
Вне вони – вы-то нули.
Санитары трепа, звонари.
Муза... Канон музе болезнен. Закон – стена.
Да!.. Не вони выбор.
Гитары мы дарим, те ноты спалив.
Иду, а плоть логику режет.
У живого тела манера опущать лоб.

Это не палиндром. Это палиндромище. Нет, слов, развожу руки: блестяще!

Хит с ними, Боря! Зачитался, углубился в подноготную истины, загулялся в лабиринтах подсознания.. По душе мне!