Роберт Фрост Клён

Дата: 17-08-2014 | 22:57:14

Роберт Фрост Клён.
Robert Frost Maple.
(С английского).

Учительница заявила Мейпл,
что есть лишь имя Мейбл, а Мейпл - не имя.
Девчушка бросилась к отцу. Он подтвердил:
"Мейпл - правильно".
"Учительница в школе
не согласилась".
"Но родителям видней,
чем педагогам, как назвать ребёнка.
Скажи ей чётко и по буквам: M-A-P-L-E.
Спроси: знакомы ль ей деревья клёны.
Тебе дала такое имя мать.
Сюда по лестнице мы входим:
одна по ней вступает в жизнь,
другая покидает - поняла ли ?
О ней ты будешь знать всего чуть-чуть.
Она тебе вдавила палец в щёку.
Там ямка и теперь, должно быть, оттого...
Сказала: "Клён". Добавила: "Чем вам не имя ?"
Потом кивнула мне: хотела подтвердить.
Не знаю, что она держала в мыслях,
возможно, что желала завещать
быть доброй девочкой - такой как эти клёны:
предполагаю, доброй к людям, как они.
Чтоб в будущем переняла у них хоть что-то.
Сейчас, пока мала, я многого не жду.
Я постепенно расскажу, что знаю:
и о деревьях и о всяком, о другом,
да и о матери, всё то, что будет нужно". -
То был опасный сев у девочки душе.
Тогда же, к счастью, ей хотелось
всего лишь дать, со слов отца, отпор
своей учительнице в следующий день.
Другое было для неё пока излишне.
Отец пытался не винить себя ни в чём.
Считал, что дочь про всё забудет, но напрасно.
Всё то, что сеял, в ней сперва заснёт,
чтоб дальше мучить долго - вплоть до смерти.
Потом всё сказанное будет оживать,
дав разные цветы от давнего посева,
представ, колеблясь в зеркалах любого дня,
когда придётся называться вслух
и нежно подтверждать, что скажет,
при этом всё же опустив глаза.
Что ж было в имени её ? Оно имело
гораздо более значений, чем иные.
Вот Мэрджори, вот Лесли, Кэрол, Ирма -
слова без смысла. Вот у Розы - смысл простой.
(Она знавала Роз. Быть Розой не хотела).
Но странным было имя Мейпл,
и на неё глядели с пристальным вниманьем.
(Но смысла имени всем было не понять).
Сама хотела разгадать загадку:
касалось ли оно костюма и манер ?
Что мать могла в ней разглядеть когда-то ?
Ведь та хотела лишь добра и красоты,
к каким сама привыкла в отчем доме:
по фронту лишь с одним высоким этажом,
но с трёхэтажным блоком у дороги.
(Там был приятно освещённым даже погреб).
Отец не тронул материнской спальни,
и можно было посмотреть, где умерла.
И дочь сыскала в Библии закладку -
кленовый лист, положенный туда,
возможно, для неё. И дочка прочитала
дословно две страницы, где был зажат листок.
Как будто это мать с ней говорила.
Но позабыла положить листок обратно,
и место, где взяла, уж было не найти.
Но помнила, что ничего там не узнала.

Она глядела на себя извне,
как все, что смотрят на себя снаружи.
Ища саму себя по временам, хоть иногда,
она всё больше приобщалась к чтенью,
старалась размышлять, пошла учиться в город.
И выучилась на стенографистку,
решив, что так быстрей решит и свой вопрос.
А вслед за этим оказалась в странном месте,
попав на девятнадцатый этаж.
Там Мейпл, держа блокнот, фиксировала речи,
а в паузах, подняв свои глаза,
могла увидеть приближенье дирижабля,
чудно плывущего по небу корабля
с его тревожащим неясным рёвом
над высочайшим городом земли...
Вдруг кто-то ей сказал обычным тоном,
пока она вносила фразу в свой блокнот:
"Ну, до чего же вы на деревце похожи -
на клён".
"По имени я - Мейпл. Секрет простой".

"Но вы же Мейбл ? Вы - Мейбл. Я это знаю !"

"Здесь в офисе меня перекрестили в Мейбл.
Я им позволила, раз это им по нраву".

Они дивились, как сумел он разгадать,
не зная имени, с ним связанную тайну.
Им показалось - в этом что-то есть.
Часть тайны ей открылась. Они венчались.
В совместную их жизнь вошёл секрет.

Они наведались в отцовское жилище.
(по фронту лишь с одним высоким этажом,
но с трёхэтажным блоком у дороги).
Хотели глянуть на деревья, нет ли там
такого, что она забыла. Не сыскали.
Ни одиночки, чтоб давало тень,
ни купы клёнов в роли сахарного сада.
Она сказала мужу про листок,
закладку в книге Ветхого Завета.
Она запомнила в прочтённом пару слов
о непонятном "приношенье ревнованья*".

"Ты не спросила ли об этом у отца?"

"Хотела, было, но чего-то испугалась".
(Она забыла, память подвела.
Спросила, но отец не дал ответа).

"Отец смолчал, должно быть, оттого,
что все их нелады нас не касались.
Он их таил от всех".
"И, значит, от меня ?
А справедливо ль было дать мне имя,
чтоб с ним я прожила всю жизнь,
не зная тайны ?"
"У него была причина.
Есть что-то, что отец был должен утаить,
в точь так же, как и мать. К тому же
они ошибочно вдвоём вообразили,
что ни к чему ему о чём-то сожалеть,
когда он станет слишком старым.
Отцу не удаётся нас сдержать,
когда он видит, как мы что-то ищем.
Он, видимо, не знает, что малая деталь,
в любой момент откроет нам всю правду.
По поводу пути, что предложил тебе, -
он руководствовался чем-то личным.
Конечно, он не мог тебе сказать
хоть что-нибудь плохое о супруге".

"Когда бы поняла, что ты подозреваешь,
сдалась бы". - Но и знала б, так без пользы.
Их поиск был на время прекращён.
Они приглядывались только лишь друг к дружке -
по вдохновенью, и не зря.
Им вспомнилась не та пора, когда на клёны
навешивают вёдра и струится пар
от снега с соком, где выпаривают сахар.
Они соотносили Мейпл и клён,
горящий пламенем осеннего пожара,
в блестящей кожистой листве,
с корой, ещё не почерневшею от дыма.
Они в любую осень брали отпуска.
Однажды были возле клёна на поляне,
воздевшего над ними ветви вверх.
Собравши алые и розовые листья,
она сложила их у ног.
Но возраст помешал им любоваться.
На четверть века вспять её назвали Мейпл.
Там было не сыскать следа сидевшей пары.
Корова с пастбища его слизала б в миг.
Речь шла, должно быть, не об этом клёне.
Они, возможно, натолкнулись на ответ,
воображаемый, почти что символичный.
Но как не верить, что с какими-то людьми
в иное время нечто здесь могло случиться ?
Их мысль могла касаться брачных уз,
но далеко не шла из уваженья к старшим.
И Мейпл укрыла под ладонями глаза.
Та истина пред ней открылась слишком поздно.
"Не бывши тут, мы не раскрыли бы секрет.
Отныне больше мы его не ищем".

Так имя помогло устроить брак
и управляло всей девичьей жизнью,
способствовало в том, чтоб строже воспитать,
хоть смысл его, казался ей неясным.
Но, видя малышей в родительских руках,
я имена бы назначал им без значенья,
с простым расчётом на счастливый шанс.
Давайте нарекать детей, подумав.

Robert Frost Maple

Her teacher's certainty it must be Mabel
Made Maple first take notice of her name.
She asked her father and he told her, "Maple —
Maple is right."
"But teacher told the school
There's no such name."
"Teachers don't know as much
As fathers about children, you tell teacher.
You tell her that it's M-A-P-L-E.
You ask her if she knows a maple tree.
Well, you were named after a maple tree.
Your mother named you. You and she just saw
Each other in passing in the room upstairs,
One coming this way into life, and one
Going the other out of life—you know?
So you can't have much recollection of her.
She had been having a long look at you.
She put her finger in your cheek so hard
It must have made your dimple there, and said,
'Maple.' I said it too: 'Yes, for her name.'
She nodded. So we're sure there's no mistake.
I don't know what she wanted it to mean,
But it seems like some word she left to bid you
Be a good girl—be like a maple tree.
How like a maple tree's for us to guess.
Or for a little girl to guess sometime.
Not now—at least I shouldn't try too hard now.
By and by I will tell you all I know
About the different trees, and something, too,
About your mother that perhaps may help."
Dangerous self-arousing words to sow.
Luckily all she wanted of her name then
Was to rebuke her teacher with it next day,
And give the teacher a scare as from her father.
Anything further had been wasted on her,
Or so he tried to think to avoid blame.
She would forget it. She all but forgot it.
What he sowed with her slept so long a sleep,
And came so near death in the dark of years,
That when it woke and came to life again
The flower was different from the parent seed.
It carne back vaguely at the glass one day,
As she stood saying her name over aloud,
Striking it gently across her lowered eyes
To make it go well with the way she looked.
What was it about her name? Its strangeness lay
In having too much meaning. Other names,
As Lesley, Carol, Irma, Marjorie,
Signified nothing. Rose could have a meaning,
But hadn't as it went. (She knew a Rose.)
This difference from other names it was
Made people notice it—and notice her.
(They either noticed it, or got it wrong.)
Her problem was to find out what it asked
In dress or manner of the girl who bore it.
If she could form some notion of her mother —
What she bad thought was lovely, and what good.
This was her mother's childhood home;
The house one story high in front, three stories
On the end it presented to the road.
(The arrangement made a pleasant sunny cellar.)
Her mother's bedroom was her father's still,
Where she could watch her mother's picture fading.
Once she found for a bookmark in the Bible
A maple leaf she thought must have been laid
In wait for her there. She read every word
Of the two pages it was pressed between,
As if it was her mother speaking to her.
But forgot to put the leaf back in closing
And lost the place never to read again.
She was sure, though, there had been nothing in it.

So she looked for herself, as everyone
Looks for himself, more or less outwardly.
And her self-seeking, fitful though it was,
May still have been what led her on to read,
And think a little, and get some city schooling.
She learned shorthand, whatever shorthand may
Have had to do with it--she sometimes wondered.
So, till she found herself in a strange place
For the name Maple to have brought her to,
Taking dictation on a paper pad
And, in the pauses when she raised her eyes,
Watching out of a nineteenth story window
An airship laboring with unshiplike motion
And a vague all-disturbing roar above the river
Beyond the highest city built with hands.
Someone was saying in such natural tones
She almost wrote the words down on her knee,
"Do you know you remind me of a tree -
A maple tree?"

"Because my name is Maple?"
"Isn't it Mabel? I thought it was Mabel."

"No doubt you've heard the office call me Mabel.
I have to let them call me what they like."

They were both stirred that he should have divined
Without the name her personal mystery.
It made it seem as if there must be something
She must have missed herself. So they were married,
And took the fancy home with them to live by.

They went on pilgrimage once to her father's
(The house one story high in front, three stories
On the side it presented to the road)
To see if there was not some special tree
She might have overlooked. They could find none,
Not so much as a single tree for shade,
Let alone grove of trees for sugar orchard.
She told him of the bookmark maple leaf
In the big Bible, and all she remembered
of the place marked with it—"Wave offering*,
Something about wave offering*, it said."

"You've never asked your father outright, have you?"

"I have, and been Put off sometime, I think."
(This was her faded memory of the way
Once long ago her father had put himself off.)
"Because no telling but it may have been
Something between your father and your mother
Not meant for us at all."
"Not meant for me?
Where would the fairness be in giving me
A name to carry for life and never know
The secret of?"
"And then it may have been
Something a father couldn't tell a daughter
As well as could a mother. And again
It may have been their one lapse into fancy
'Twould be too bad to make him sorry for
By bringing it up to him when be was too old.
Your father feels us round him with our questing,
And holds us off unnecessarily,
As if he didn't know what little thing
Might lead us on to a discovery.
It was as personal as be could be
About the way he saw it was with you
To say your mother, bad she lived, would be
As far again as from being born to bearing."

"Just one look more with what you say in mind,
And I give up"; which last look came to nothing.
But though they now gave up the search forever,
They clung to what one had seen in the other
By inspiration. It proved there was something.
They kept their thoughts away from when the maples
Stood uniform in buckets, and the steam
Of sap and snow rolled off the sugarhouse.
When they made her related to the maples,
It was the tree the autumn fire ran through
And swept of leathern leaves, but left the bark
Unscorched, unblackened, even, by any smoke.
They always took their holidays in autumn.
Once they came on a maple in a glade,
Standing alone with smooth arms lifted up,
And every leaf of foliage she'd worn
Laid scarlet and pale pink about her feet.
But its age kept them from considering this one.
Twenty-five years ago at Maple's naming
It hardly could have been a two-leaved seedling
The next cow might have licked up out at pasture.
Could it have been another maple like it?
They hovered for a moment near discovery,
Figurative enough to see the symbol,
But lacking faith in anything to mean
The same at different times to different people.
Perhaps a filial diffidence partly kept them
From thinking it could be a thing so bridal.
And anyway it came too late for Maple.
She used her hands to cover up her eyes.

"We would not see the secret if we could now:
We are not looking for it any more."

Thus had a name with meaning, given in death,
Made a girl's marriage, and ruled in her life.
No matter that the meaning was not clear.
A name with meaning could bring up a child,
Taking the child out of the parents' hands.
Better a meaningless name, I should say,
As leaving more to nature and happy chance.
Name children some names and see what you do.
1923 "New Hampshire".

Примечание.
Переводов малой поэмы "Maple" на русский язык в Интернете не обнаружено.
*Словосочетание "wave offering" встречается В Ветхом Завете около тридцати раз и в разном сакральном значении. Как правило это различные жреческие подношения Богу. Для случая, описанного Р.Фростом, как считают комментаторы,
подходит текст из Книги Чисел 5.25. "Войдёт в неё вода, наводящая проклятие,
ко вреду её. И возьмёт священник из рук жены хлебное ПРИНОШЕНИЕ РЕВНОВАНИЯ и
вознесёт сие ПРИНОШЕНИЕ". Речь идёт о разбирательстве, в случае, если женщина обвинена в супружеской измене.

Ну прямо роман в одном стихотворении!
Спасибо, Владимир!!!
Зачитался!