Владимир Ягличич. Сломанная ветка

Пока висит, костлява,
суха, в ветвях древесных,
поет лес жизни славу
дождем из труб небесных.

Могло ли статься лучше?
Мы слышим вновь плачею.
То путник был заблудший,
шалун ли, хлыст борея…

Ты ляжешь в листьях рыжих.
Надежда травам снится.
Здесь воды, нудны, ближе,
восторженна грибница.

Века – смиренья шорох:
химера на погосте.
Дождь выгоняет ворох
семян и точит кости.

Вот так, при нашей встрече
гостила смерть незримо.
Но не было и речи,
чтоб та прошла не мимо.

Сейчас – кору взорвали
и кольца лет срубили.
Чем будем мы – недале,
далече – чем мы были.


Саломљена грана

И док немоћно виси,
сува о телу стабла,
шума слави на киши
што пљушти ко из кабла.

Је ли се могло боље?
Нарикача сна јеца.
Путник недобре воље,
ветар, обесна деца...

Пашћеш на смеђе лишће.
Киша влат пуни надом.
Кап што те зледи више
печурки носи радост.

Шапат помирености,
векови сви: химера.
Киша растаче кости,
ал клицу на пут тера.

Гле, тако смо се срели
а смрт је у сусрету.
Можда га нисмо хтели,
последњега на свету.

Заљуштила се кора,
и прска год у жили.
Близу је што се мора,
далеко што смо били.

1986

Александру Скрябину
Почтительно склоняю перед Вами свою покаянную голову. Сам
справиться с переводом этого сложного для перевода стихотворения
я не сумел. Здесь переплетены и мысли, и чувства. Всё это искусно зарифмовано. Ваша работа для меня - поучительный пример.
С уважением
ВК