Когда я вижу "мерседес"

Дата: 23-09-2013 | 00:50:34







Времена не выбирают,
В них живут и умирают…
А Кушнер

Закат столетья был нетрезв,
всё по пирам он ошивался.
Я думал: я умён и резв,
я понял: ох как ошибался!

Пришли другие времена.
Пришли другие имена.

Распалась родина, (как что?) –
недалеко искать примеры,
и заповедник на плато
распродают мэрки и мэры.

Когда я вижу «Мерседес»,
почти уверен – правит бес.

Во власть стремятся, словно в рай,
банкиры, паханы, кидалы:
тут выбирай-не выбирай,
когда за ними капиталы.

Одна из гибельных примет –
простых людей во власти нет.

Бомжуют граждане к стыду
и здесь, в божественной Тавриде;
междоусобную беду
в Крыму один слепой не видит.

Чтоб не скатиться в полный бред,
я закругляюсь – не памфлет!

Я сам частенько во хмелю
бываю, что тут скажешь, каюсь,
но я смертельно вас люблю
и потому не зарекаюсь.

Уходят лучшие умы
и мне недужится, увы…

ТОЙ СТРАНЫ УЖЕ НЕТУ В ПОМИНЕ

Вектор времени сдвинут, скукожен
и привинчен к стене бытия.
– Это кто там женой неухожен?
– Это я, – говорю, – это я!
Выйду утром – рассветная дымка,
облачишек бегучая рать.
Проиграл я финал поединка
с жизнью, если, конечно, не врать.
Ни подруги весёлой, ни друга,
с кем бы душу я мог отвести,
я давно уже вышел из круга,
где корыстность была не в чести.
Той страны уже нету в помине,
те святыни низвергнуты, вот,
но, подобна замедленной мине,
ностальгия о прошлом живёт.
Там писались стихи без надрыва,
там я цепок был на вираже,
там т а к и е просторы с обрыва
открывались над морем душе!
Что метафоры? К ним не стремлюсь я,
но, почувствовав прежнюю прыть,
я гимнастом, взлетевшим на брусья,
вновь хотел бы себя ощутить.
Да куда? Вектор времени скомкан.
Неприступно стоит Куш-Кая.
– Это кто там хромает с котомкой?
– Это я, - говорю, - это я!..

ЛЫСЫЙ ГЕНСЕК ПОЧУДИЛ ОТ ДУШИ

Стану ли думать о жизни иной,
стану ли рифмы искать, (ну, не свинство!)
всё мне мерещится, что со страной
ни пониманья у нас, ни единства.

Русскоязычность, как бесу псалтырь,
политиканство – сильней материнства,
благо ещё, что не может в Сибирь
(за неименьем!) сослать нацменьшинства.

Мовой гуторьте, надменно велит,
эту напасть ощущаю весь день я,
и наплевать ей, что в мире велик
русский язык, мой язык от рожденья.

Птицы весь день распевают в саду:
славки, синички, дурачится сойка;
может, заставить их всех по суду
по-воробьиному цвиркать? И только!

Лысый генсек почудил от души:
судьбы людские дарил. (Ну, не свинство!).
Как говорится, тут, что ни пиши,
серою пахнет везде сатанинства…

А вот это зацепило:
- Это кто там хромает с котомкой?
- Это я, - говорю, - это я!
Пронзительно. Спасибо, Вячеслав.
Нина

А кто сказал, что стихи без надрыва лучше? Вот в " Той стране" такой
надрыв! В самом деле и волошинский и некрасовский! А какая прелесть
строфа про птах, которых заставляют чирикать на один манер!
И полностью солидарен с Ниной насчет пронзительной концовки.



...а я, когда выводит в путь
из гаража сосед по парте
свой "мерседес", не злюсь ничуть,
ведь у меня-то – "астон-мартин"...

:о))bg