Память

Ol'shaneckay i tarkovskiy

Евдокия Ольшанская

1929 - 2003

          Ахматова, с которой они лично не были знакомы,  познакомившись со стихами молодой Евдокии Ольшанской, написала ей: «Милый поэт! Стихи Ваши...  всем так понравились, что их даже брали списывать. Мне было приятно за Вас. Они действительно хорошие. Желаю Вам успеха. Работайте побольше над стихами. Анна Ахматова. 22 февраля 1963 года». А Арсений Тарковский так определил главное свойство ее поэзии: «мудрая простота». Сама же Евдокия Мироновна с присущим ей чувством юмора говорила о себе: «В век интернета я стара, как граммофонная пластинка...».

          Несколько лет Ольшанская заведовала отделом поэзии в журнале «Радуга», но совершенно особое и многолетнее плодотворное увлечение Евдокии Мироновны – это поэтический клуб «Родник». Он была его создателем и почти сорок лет руководила им. В клуб приходили молодые поэты, но не только. Туда приходили и те, кто был влюблен в поэзию, хотя стихов не писал и не был молод. Отношения между завсегдатаями клуба были душевные, почти родственные…

Drofenko

Сергей Дрофенко

1933 - 1970

      А все, что унесу с собой
      под твой, кладбищенская птица,
      зеленый куст, звалось судьбой
      и никогда не повторится.
      Омытый свежей влагой рос,
      я больше не вернусь в жилище,
      в котором мой ребенок рос…

       Я прочел эти строки Сергея Дрофенко в двенадцатой книжке «Юности» за 1970 год, когда поэта уже не было в живых, когда зеленый, чуть тронутый сентябрьской желтизною могильный холмик запорошило снегом. Прочел и – уже не в первый раз! – подумал о внутренне драматическом даре предощущения своей кончины, которым наделены многие поэты. Нелепа смерть, постигшая молодого еще человека, всеобщего любимца, удивительно скромного и интеллигентного человека, такого незаметного в обычно громкоголосой и пестрой компании сверстников-поэтов, но в то же время оказывавшего своим присутствием какое-то необъяснимое влияние на всех...

       Дрофенко-редактор ведал отделом поэзии в «Юности» и много сделал для творческого роста и помощи молодым стихотворцам. Дрофенко-поэт действительно не был на виду, но и в стихах он не тащился в кильватере именитых сверстников, у него складывалась и сложилась своя неброская и в то же время отчетливо индивидуальная манера доверительного лирического монолога, будто он тихо и задумчиво, прерывая свою речь небольшими паузами, беседует с близким другом...

Vpgavrilin

Виктор Гаврилин

1947 - 2009

      Это очень трудная задача - рассказать о поэте Викторе Гаврилине. Рассказать о человеке необычайно духовной силы и роковой судьбы, о человеке, чья поэзия забирает душу без остатка. О муже, верном друге и единомышленнике, которого мне послал Господь, за что я буду благодарить Его до скончания своих дней... Виктор был свободным человеком. Существует свобода, которую никто не может у нас отнять. Он, сидящий в инвалидном кресле, мог исполниться горечи, обиды и ненависти ко всему миру. Но он стал источником поддержки и утешения для окружающих его здоровых людей. Его отличало необыкновенное мужество и стойкость, светлость помыслов и поступков. Вот уж, действительно, где дух возвысился над плотью…

       В одном из интервью на радио на вопрос корреспондента - что Вы можете сказать о своем таланте и о судьбе - Виктор ответил: «Талант пусть останется на вашей совести, это не мне судить, а вот о судьбе творческой и о жизни… Моя судьба совпала с судьбой Родины до буквально физического состояния, до физической искореженности. По своей тяжелой судьбе чувствую ее как живой организм, все ее боли и страдания…»

202061 original

Владимир Таблер

1957 - 2010

В этих стихах живешь? Безусловно. Эти строки с кровью, болью неотпускающей? Да! В них детская растерянность и мужественная сдержанность, а главное – почти утраченная нами деликатность. Электрик, говорите? Поэт Игорь Лавленцев тоже написал о себе: "рыболов". А оказался рыбарем. Так и Таблер через свои стихи высвечивает апостольское назначение поэзии. Настоящих, достойных слов почти нет, и выразить невозможно замирание и щемоту в сердце перед лицом его поэзии, родство с ее мукой и музыкой негромкой (как он пел свои стихи!), с ее глубинными токами. Точно это сокровенные письма, перечитывать их только c благодарностью за верность своему дару, за молитву о всем сущем и любовь, что заповедана, - к матери, женщине, родине. Вновь и вновь возвращаться и к стихам, и к его жизни  –  эталону порядочности и скромности.

Как он просто и с мягкой иронией говорил о своей болезни, как мало он о ней говорил... 


Denis novikov moscow 89

Денис Новиков

1967 - 2004

Говорил ли кто-нибудь о Денисе Новикове как о христианском поэте, выделял ли эту составляющую его лирики, этот ее неотъемлемый компонент от первых до последних стихов? Связывал ли с ней его смерть на Святой Земле и длившееся несколько лет до этого молчание? «Выбор слов», о котором писал в послесловии к его книге «Окно в январе» Бродский, привел к выбору немоты, толкуемой и так, и сяк. Как и его разрыв с «литературным окружением», в чем мне видится не столько разрыв, сколько отрыв, предначертанный, как и все вообще, как и смерть на родине Христа, этим самым выбором и – способом письма. «От стихов Новикова, – пишет Бродский, – возникает ощущение пера, движущегося с ускорением души, преодолевающей тяготение эпохи и биографии: души, уступающей тяготению вовне».