египетское-1

Дата: 09-02-2012 | 21:49:27

Бедуин кутается от хамсина, покачивается на грязном верблюде.
Береговая полоска до Табы от самой Нувейбы - на терракотовом блюде
мусор: пластик, стекло, бумага… А за шоссе с кистей в досаде стряхнул комья гончар:
красные горы, колючки, мертвый анчар…

Здесь не ступали туристы. А чего смотреть? Камни, песок да глина.
сгнившие половики для ночевок, в кострищах недогоревшие пальмы, какашки верблюда и бедуина.
А если на пути оазис – Хилтон какой или Холидей Инн –
обойдут его горами верблюд и его господин.

Зимой смеркается рано. Полшестого не различить ушей верблюжьих – не то, что дороги.
Кемел шипит и трясет башкой, но - опускается на колени, складывает задние ноги.
Ветер с Акабы развевает халат и холодит: зима…
Хочется кушать, а – нема,
шиш!
Верблюду – колючки, господину – гашиш.

Гашиш – карашо! – говорит Абдель и погружается в словомысли.
Их причудливый ход понятен, даже если не знаешь слов.
Они медленно бредут по высохшим руслам сознания, вдруг переходят на рысь, а с рыси -
в верблюжий галоп.

А потом устают, идут шагом… Наконец, встают. Потопчутся и ложатся.
Раздувают огонь, переворачивают полешки, растирают траву в порошок.
Укрываются драным одеялом, и сами себе снятся,
и во сне шевелят губами: карашо, карашо...

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!