Возвращаясь, мы слышали жаворонков. Исак Розенберг


Sombre the night is.
And though we have our lives, we know
What sinister threat lurks there.

Dragging these anguished limbs, we only know
This poison-blasted track opens on our camp-
On a little safe sleep.

But hark! joy-joy-strange joy.
Lo! heights of night ringing with unseen larks
Music showering on our upturned list'ning faces.

Death could drop from the dark
As easily as song-
But song only dropped,
Like a blind man's dreams on the sand
By dangerous tides,
Like a girl's dark hair for she dreams no ruin lies there,
Or her kisses where a serpent hides.


Ночь темна,
Но покуда мы живы, мы знаем
Какая угроза в ней таится.

Еле двигая разбитыми суставами,
Тащимся по изувеченной дороге в лагерь,
Надеясь коротким сном забыться.

Чу! Радость! Радость! Нежданная радость!
Слышите? Невидимые жаворонки поют в вышине.
Их песня льётся на наши запрокинутые лица.

Смерть также просто, как и эта песня,
Может из темноты пролиться.
Но пока льётся песня, она так красива!
Мы замерли, словно слепые уснули на песке.
Не догадываясь о начале прилива.
Ночь черна, как волосы девушек о которых тоскуем.
А где-то смерть притаилась змеёй с отравленным поцелуем.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!