Сун Юй Бессмертная Фея

Дата: 02-09-2008 | 23:47:44



Чуский князь Сян с поэтом Сун Юем
гулял по берегу Юньмэна и приказал воспеть
его встречу со святой девой на Высокой горе Тан.
В ту же ночь Юй во сне встретился с Феей.
И князь просил изобразить её в поэме.
Cун Юй сказал так:



Как фея прекрасна святая,
весь облик её так мил.
В ней вся красота сего мира,
в котором стихия двух сил.
Смотреть на неё, - любоваться.
Изящный, изящный наряд.
Подобен он птичкам-калибри,
когда над цветами парят.
Её красоте нет предела,
нет в мире ей равных лицом.
Мяо Цяй рукавом заслонялась,
но трудно ей стать образцом.
Прекрасна, Си Ши закрывалась,
но их не сравнить красотой!
О, Фея, - вблизи очарует,
вдали восхитит высотой.
Сложение - великолепно,
совсем государева стать.
Любуешься, - взор наполняет.
А боле красы не придать!
Так, ей восхищаясь без меры,
уж в сердце любил глубоко.
Но с ней изъясниться не мог я,
до дружбы и чувств далеко.
И, словно высокие горы,
была недоступна она.
О, как передать мне словами,
- насыщенная собой,
краса та была совершенна,
но строгою женской красой!
А в яшмовом лике таилось
живительное тепло.
Духовно, духовно лучились
зрачки её глаз, светло.
Блистал её взор красотою,
всю жизнь любоваться им мог!
А брови её трепетали,
словно бабочка-мотылёк.
Как киноварь - яркие губы;
густа красота, - как вино.
И всё в ней спокойного тона,
и сдержанности полно.
А как хороша, затворяясь
в покойный, покойный чертог.
Но так же проста и свободна
на людях, ступив за порог.
Она уходила в молчанье,
высокий, высокий чертог;
с открытой душой выступала,
стеснений не знал её слог.
В движеньях - легка, словно дымка.
Неявственен шаг её был.
Камнями наряд драгоценный
звенел, чуть касаясь перил.
Внимательно, долго смотрела
она направляясь ко мне,
Наряд её переливался,
подобно высокой волне.
Но строго оправила платье,
взмахнув рукавом, рукавом,
стояла, качаясь немного;
и тихо склонилась потом.
В бесстрастном спокойствии фея,
в спокойствии вся была,
так непринуждённо стояла,
свободна, чиста и мила.
И двигалась всё же, слегка лишь,
сама, как прозрачный поток.
О чём она думала, вряд ли
тогда догадаться я мог.
Казалось, она приближалась
ко мне, где я скрылся в альков,
Но вдруг отходила обратно,
вновь делала пару шагов...
Тогда приподнял я свой полог
и ждал для объятий там,
Желая, желая всю душу
любовным отдать страстям.
Но в ней целомудрие было,
строга и чиста, да, чиста,
она с запретительным жестом
ко мне обратилась тогда.
И несколько слов мне сказала,
лишь несколько слов в ответ.
Из уст её благоуханье
превзошло орхидеи цвет.
Слились наши души в общенье,
и сердце раскрылось в тот миг
для радости нашей любовной.
И дух мой в неё проник.
Но в ней не нашёл он почвы,
души живой в глубине.
Жизнь теплилась еле-еле,
в ней нить не виднелась мне.
На ты и я - не разделяться
была уж согласна она...
Но лишь тяжело вздохнула,
страданья и скорби полна.
Досада её охватила,
на лик опустилась мгла.
И видел я, - нет, поступком
себя запятнать не могла.
В уборе её зазвенели
феникс яшмовый, жемчуга.
Но платье оправила строго,
и сделалась вся строга.
К наставнице - обратилась,
и слугам кивнула она.
Ко мне любви не обнаружив,
уже уходила, бледна,
сближения не разрешая,
себя выводя в тишине.
Казалось, уйдёт. Только всё же,
идя, обернулась ко мне.
Глазами слегка лишь скользнула.
Но видел, как ярко горят,
сказать не могу. Мне открылось
всё, всё, что таил её взгляд!
Я думал - уже расстаёмся;
однако застыл, нем и глух.
Лишь в сердце моём метался
в испуге смятенный дух.
Не в силах совсем поклониться,
и весь потрясён до основ,
не мог до конца отыскать я
прощальных каких-то слов.
Её хоть на миг задержать бы!
- Сказала: "Пора уже."
И, ранен, мой дух склонился,
смешалося всё в душе.
Смешалося всё. Потерялся,
забылся, не знал, - что со мной
и где я, - мой ум помутился,
сознанье покрылось тьмой.

Наполнен любовью, кому я
поведать могу беду?
Лью слёзы, всю ночь в печали , -
где фею мою найду?




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!