Анри Казалис Танец смерти и другое. Цикл.

Дата: 28-08-2008 | 03:15:25

Анри Казалис* Всегда
(C французского).

Всё - ложь ! Лишь чувства - не обман,
и от любви - не отвертеться.
Познай всю боль любовных ран -
и в них найдёшь отраду сердца.

Кругом тщеславие, но верь,
что в нашей жизни быстротечной
безлюбье - горше всех потерь
и лишь любовь бывает вечной.

Достойно выбрав в жизни роль,
цени искусство, будь эстетом.
Гляди на пурпур, как король,
а раз не Бог, так будь поэтом !

Мечтать, любить - лишь в этом прок.
Вся жизнь - лишь яркая зарница:
зажжётся на кратчайший срок,
затем в пространстве растворится.

Ведь пламя, что в сердцах у нас, -
сильней всех звёзд морей и суши
и не уйдёт из наших глаз,
пока не отлетят и души.

Стань факелом: пусть, кто не слеп,
увидит яркий свет над стылью;
будь твёрд, смотря в отверстый склеп,
где просто ляжешь мёртвой пылью.

Пред нами вечное жильё...
Всегда будь стоек в ожиданье:
сгорай, идя в небытиё,
люби и вытерпи страданье.

Henri Cazalis* Toujours

Tout est mensonge : aime pourtant,
Aime, reve et desire encore ;
Presente ton coeur palpitant
A ces blessures qu'il adore.

Tout est vanite : crois toujours,
Aime sans fin, desire et reve ;
Ne reste jamais sans amours,
Souviens-toi que la vie est breve.

De vertu, d'art enivre-toi ;
Porte haut ton coeur et ta tete ;
Aime la pourpre, comme un roi,
Et n'etant pas Dieu, sois poete !

Rever, aimer, seul est reel :
Notre vie est l'eclair qui passe,
Flamboie un instant sur le ciel,
Et se va perdre dans l'espace.

Seule la passion qui luit
Illumine au moins de sa flamme
Nos yeux mortels avant la nuit
Eternelle, ou disparait l'ame.

Consume-toi donc, tout flambeau
Jette en brulant de la lumiere ;
Brule ton coeur, songe au tombeau
Ou tu redeviendras poussiere.

Pres de nous est le trou beant :
Avant de replonger au gouffre,
Fais donc flamboyer ton neant ;
Aime, reve, desire et souffre !

Примечание.
*Анри Казалис (1840-1909) - французский поэт-символист, врач по профессии. Входил в
основное ядро поэтической группы "Парнас". Публиковался под псевдонимами Jean Caselli
и Jean Lahor. Многие его стихи положены на музыку целым рядом известных композиторов.
Одно из стихотворений вдохновило К.Сен-Санса на создание знаменитой симфонической поэмы.
Ряд произведений Анри Казалиса написан на сюжеты древне-греческой, индийской и буддийской мифологии. Им переведена на французский язык - стихами - "Песнь Песней" царя Соломона. Отдельные его стихи известны в русских переводах Ф.И.Тютчева, В.Лихачёва, Д.С.Мережковского, Терджимана Кырымлы.
Анри Казалис дружил и переписывался с Малларме, Ги де Мопассаном. Принимал участие в судьбе Мопссана как врач. Он дружил с отцом Марселя Пруста доктором Адриеном Прустом.



Анри Казалис
Проходя через базарную площадь.
(C французского).

Тесна для крыльев, не мила
была сколоченная клетка.
Зрачки пленённого орла
приоткрывались очень редко.

(Вар. Натуре грозного орла
в базарной клетке было тесно.
Ему неволя немила
и в даль смотреть неинтересно).

А рядом в зелени ветвей,
воркуя, двигала головки
чета влюблённых голубей,
привычных к здешней обстановке.

И царь всех птиц смотрел порой
своим прекрасным мрачным взглядом,
любуясь простенькой игрой,
которая творилась рядом.


Henri Cazalis En passant par un champ de foire.

Dans une cage de bois blanc,
Ou manquait l'espace a ses ailes,
On voyait un aigle vivant
Qui tenait closes ses prunelles ;

Au-dessus de lui murmuraient,
Roucoulaient, agitaient leurs tetes,
Deux colombes qui s'adoraient
Selon l'usage de ces betes.

Et par instants l'oiseau royal
Abaissant ses beaux yeux moroses,
Regardait le couple banal,
Qui se contentait de ces choses

Примечание: Это стихотворение известно в русском преводе Мережковского.

Анри Казалис Кто о чём печалится.
(C французского).

Невесел Камень, призадумавшись о Дубе,
могучем дереве, растущем к небесам.
Гигант глядит с горы в зияющие глуби,
трепещет на ветру и рдеет по утрам.

Печален рослый Дуб, подумав о животных,
Оленях и Лосях, бродящих по лесам,
драчливых, мирных, горделивых, беззаботных,
и он завидует звериным голосам.

Олень печалится, когда припомнит крылья
Орла, который мчит в полётном торжестве
и пьёт очами свет в лучистом изобилье...
Печален Человек в мечтах о Божестве...


Henri Cazalis Tristesse des choses.

La pierre etait triste en songeant au chene,
Qui, libre et puissant, croit au grand soleil,
Du haut des rochers regarde la plaine,
Et frissonne et rit quand l'air est vermeil.

Le chene etait triste en songeant aux betes
Qu'il voyait courir sous l'ombre des bois,
Aux cerfs bondissants et dressant leurs tetes,
Et jetant au ciel des eclats de voix.

La bete etait triste en songeant aux ailes
De l'aigle qui monte a travers le bleu,
Boire la lumiere a pleines prunelles...
Et l'homme etait triste en songeant a Dieu.

(Переводы тех же двух стихотворений на английский, сделанные О’Шонесси).
I.
IN PASSING THROUGH A FAIR.

I saw an eagle with closed eyes,
A captive in his own dominions ;
His high cage open to the skies,
But with no room for play of pinions.

Beneath him two right happy doves
Ceased not to murmur, bill and coo,
And never wearied of the loves
They knew so well, yet found so new.

The king-bird held his haughty air,
But now and then just half relented
To look with pity on a pair
Whom such a trifle kept contented.
II.
SADNESS OF THINGS.

The stone was sad for thinking of the oak,
That strong and free on a fair height was growing,
And o'er the plain gazed proudly from the rock
And smiled to feel the sun at midday glowing.

The oak was sad with thinking of the cattle
That grazed and wandered through the field at leisure,
The stags .that clashed their antlers free in battle,
Or browsed at peace or bounded full of pleasure.

The brute was sad for thinking of the wings
To mount on high that to the bird were given,
And how the eagle sees most mighty things —
And man was sad, thinking of God in heaven.


Анри Казалис Танец Смерти*
(C французского).

Вжик да вжик, да взиг ! То взвизги, то встряски.
Стуча на могиле своим каблуком,
играет Смерть ночью мелодию пляски.
Вжик да вжик, да взиг ! - по скрипке смычком.

Свист зимнего ветра. Темнота, как в яме,
и стоны вокруг - и жутки, и громки;
и скелеты скачут между стволами,
одетые в саваны костяки.

Вжик да вжик, да взиг ! И почва трясётся.
Костяки стучат, и слышится лязг.
А страстная пара на мшистом болотце
уединилась для трепетных ласк.

Вжик да вжик, да взиг ! Скрипачка ярится,
и взвывает нестерпимый инструмент.
Вуаль вдруг упала. Без одежд танцовщица !
Кавалер лишь крепче впился в свой презент.

Та дама, сказали, - не меньше, чем маркиза.
Обожатель - лишь бедняк, мещанин. Ужас !
Но та уступила капризу,
как будто тот парень лихой дворянин.

Вжик да вжик, да взиг ! Что за сарабанда !
В кругу мертвецов, заодно, в пандан,
- Вжик да вжик, да взиг ! - и тмин, и лаванда -
резвятся вместе король и мужлан.

Но вот и окончен танец-причуда.
Все сбежали. Петух взобрался на жердь.
О благая ночь для простого люда !
Да здравствует равенство ! Славься смерть !


Henri Cazalis Danse macabre

Zig et zig et zag, la mort en cadence
Frappant une tombe avec son talon,
La mort ; minuit joue un air de danse,
Zig et zig et zag, sur son violon.

Le vent d'hiver souffle, et la nuit est sombre,
Des gemissements sortent des tilleuls ;
Les squelettes blancs vont ; travers l'ombre
Courant et sautant sous leurs grands linceuls,

Zig et zig et zag, chacun se tremousse,
On entend claquer les os des danseurs,
Un couple lascif s'assoit sur la mousse
Comme pour gouter d'anciennes douceurs.

Zig et zig et zag, la mort continue
De racler sans fin son aigre instrument.
Un voile est tombe ! La danseuse est nue !
Son danseur la serre amoureusement.

La dame est, dit-on, marquise ou baronne.
Et le vert galant un pauvre charron – Horreur !
Et voila qu'elle s'abandonne
Comme si le rustre etait un baron !

Zig et zig et zig, quelle sarabande!
Quels cercles de morts se donnant la main !
Zig et zig et zag, on voit dans la bande
Le roi gambader aupres du vilain!

Mais psit ! tout ; coup on quitte la ronde,
On se pousse, on fuit, le coq a chant;
Oh ! La belle nuit pour le pauvre monde !
Et vive la mort et l'egalite !

Примечания.
*Danse macabre - это стихотворение интересно тем, что вдохновило Сен-Санса на создание одноименного знаменитого музыкального произведения.
Текст перевода на первый взгляд звучит несколько странно. В переводе сделана попытка сохранить силлабику, размер, ритмику и акцентировку оригинала.
В Интернете можно найти стихотворение Danse macabre в переводе на русский язык Аделы Василой.

Анри Казалис Леда
(Перевод с французского).

В ней Лебедь возбудил кипение кровей.
Рассудок не открыл того, что сокровенно:
что поцелуй ей даст бессмертных сыновей,
что чрево породит прекрасную Елену.

В вечерних вспышках есть таинственный состав,
вселяющий огонь в коснейшие продметы.
И женщины могли рождать Богов, не знав,
откуда в них вошла такая уйма света.


Henri Cazalis Leda

Au cygne frissonnant qui la vient embraser
Elle offre son beau corps robuste sans comprendre :
Des Immortels naitront de ce muet baiser,
Et la forme d'Helene en ce flanc va descendre.

Et par l'etrange eclat des soirs mysterieux
C'est ainsi que toujours la stupide Matiere,
Et la femme ignorante ont procree les Dieux,
Sans deviner d'ou leur venait tant de lumiere !


Жан Лаор Ночь в синем блеске.
(С французского).

Ночь в синем блеске - как павлин в сиянии наряда.
Он с тысячами глаз и искры мечет в изобилье.
Он ходит колесом, а то летит, и плещут крылья
перед троном Господа, упрятанным от взгляда.

Jean Lahor La nuit splendide et bleue...

La nuit splendide et bleue est un paon etoile
Aux milliers d'yeux brillants comme des etincelles,
Qui fait la roue et marche, ou vole et bat des ailes
Devant ton trone, Allah, a nos regards voile.


Жан Лаор Спокойствие флоры.
(С французского).

Мудрому по сердцу мирность и нежность растений,
радостность флоры и весь её женственный вид.
Мудрому по сердцу также, когда без волнений
возле него, не шелохнувшись, кто-нибудь спит.

Вечером, если устанет, с работой управясь,
и размышлять уж не в силах - хоть просто реви;
он среди леса почувствует грустную зависть
к миру цветов, что открыты свободной любви.

Видно Создатель, внушив нам в исходную пору
только терзания с жаждою суетных дел,
но приголубив домашних животных и флору,
дал им спокойный блаженный беспечный удел.

Jean Lahor Calme des plantes

Le sage aime la paix et la douceur des plantes,
Leurs regards feminins et leur serenite,
Et le sage aime aussi les betes nonchalantes
Qui dorment pres de lui dans l'immobilite.

Le soir, quand il succombe au lourd poids de la vie,
Qu'il est las de penser et de rever toujours,
Il va parmi les bois, et sa tristesse envie
Les fleurs qui vont s'ouvrir a de calmes amours.

Car Dieu semble n'avoir cree dans notre tete
Que steriles tourments et vaine activite,
Reservant ici-bas pour la plante et la bete
Le calme bienheureux de la passivite.

Примечание.
В Интернете можно найти перевод стихотворения Саlme des plantes в переводе на русский язык Терджимана Кырымлы.


Жан Лаор Все существа для Мудреца...
(С французского).

Все существа для Мудреца - лишь виды привидений,
частицы с силами на плацах их волнений,
в бесцельном штурме всех космических основ -
что отражается в воде моих стихов.

Les etres pour le Sage...

Les etres pour le Sage ont l'aspect de fantomes ;
Vaine agitation de forces et d'atomes,
Un mouvement sans but tourmente l'univers,
Que sans but reflechit l'eau calme de mes vers.


Жан Лаор Прелюдия
(С французского).

Я не замечен. Ты не знаешь, кто такой
шёл вслед под вечер, не смущая твой покой.
Я удаляюсь прочь почти что без сознанья,
утратив все слова под властью обаянья
и от лучей твоих беспомощно горя.
Твой взгляд был чист и свеж, как летняя заря.
На всё вокруг себя смотря легко и мило,
ты и не думала, кого и как смутила.
Ты не заметила, шагая впереди,
как я бледнел и что за взрыв в моей груди.
Чьей станешь ты ? Кто будет пить свеченье
из глаз, наполненных весенним опьяненьем
нечаянной любви. Какому молодцу
удастся подойти к столь робкому птенцу ?
Кто волосы твои освободит когда-то
и будет страстно обонять их ароматы ?
Кто будет для тебя так близок и пригож,
что грудь твою проймёт неведомая дрожь ?
А я, мечтавший обрести свой идеал,
обязан вдруг уйти, едва тебя сыскал.

Jean Lahor Prelude

Tu ne me connais pas, tu ne sais qui je suis,
Tu ne m'apercois pas, le soir, quand je te suis,
Quand se perd ma pensee en tes lueurs de femme,
Quand je m'en vais, noyant mes sens, noyant mon ame
Dans les candeurs et les fraicheurs de ta beaute.
Tes regards clairs, pareils a des matins d'ete,
Si chastement encor s'arretent sur les choses :
Tu n'as jamais su voir le trouble que tu causes,
Jamais tu n'as su voir, en passant devant moi,
Que je m'emeus et souffre, et palis pres de toi !
A qui donc seras-tu ? Qui boira la lumiere
De tes yeux ? Qui verra l'ivresse printaniere
De ton premier amour ? Un soir, quel bienheureux
Te tiendra sur son coeur comme un oiseau peureux ?
Oh ! qui deroulera ta jeune chevelure ?
Qui viendra respirer, o fleur, ton ame pure,
Et par de longs baisers courant sur tes bras nus
Fera passer en toi les frissons inconnus ?
Et moi, qui si longtemps t'ai cherchee et revee,
Je dois donc te quitter, lorsque je t'ai trouvee !


Жан Лаор Ночной ураган
(С французского).

Кричащий ветер выл; ревел, взметая прах.
Весь океан, шумя, набросился на скалы.
Я был ошеломлён. В душе рождался страх.
Лишь масса чёрных волн вольнёхонько дышала.

Луна, сойдя с ума, неслась по небесам
и насыщала мрак свечением селена.
В неведомой дали звучал не просто гам,
а будто чей-то лай сквозь плеск солёной пены.

Природа ! Почему ж твой облик нынче дик ?
Неужто знаешь боль и ужас умиранья,
и этот ураган - тебе привычный крик,
а ветер - горький стон извечного страданья ?

Не страждешь ли, как мы, создавшая нас Мать ?
И мы - арена бурь, и мир наш так же злобен.
Мы вспыльчивы порой, привыкли бушевать.
Мы все - твоя родня, и облик наш подобен.

Jean Lahor Ouragan nocturne

Le vent criait, le vent roulait ses hurlements,
L'Ocean bondissait le long de la falaise,
Et mon ame, devant ces epouvantements,
Et ces larges flots noirs, respirait plus a l'aise.

La lune semblait folle, et courait dans les cieux,
Illuminant la nuit d'une clarte brumeuse ;
Et ce n'etait au loin qu'aboiements furieux,
Rugissements, clameurs de la mer ecumeuse.

- O Nature eternelle, as-tu donc des douleurs ?
Ton ame a-t-elle aussi ses heures d'agonie ?
Et ces grands ouragans ne sont-ils pas des pleurs,
Et ces vents fous, tes cris de detresse infinie ?

Souffres-tu donc aussi, Mere qui nous a faits ?
Et nous, sombres souvent comme tes nuits d'orage,
Inconstants, tourmentes, et comme toi mauvais,
Nous sommes bien en tout crees a ton image.


Жан Лаор Ночная истома
(С французского).

Мысли спокойны, а грёзы пестреют цветами,
будто бы в спальне любимой, где пахнет духами.

Крупную лилию вижу в проёме окна -
в озере синих небес расцветает луна.

Мысли спокойны, а сердце мечта обласкала.
Ты упорхнула - оставила запах сандала.

Jean Lahor Langueur nocturne

Ma pensee est sereine et reve parfumee,
Comme la chambre heureuse ou dort ma bien-aimee :

Large fleur au coeur blanc qui parfume la nuit,
La lune sur l'etang du ciel s'epanouit.

Ma pensee est sereine et reve caressee
D'une odeur de santal que ta chair m'a laissee.


Жан Лаор Поэзия
(С французского).

От Солнца я взяла и плоть и жаркий дар -
от сердца всех небес. В моём - вся кровь в кипенье.
В фужер на небесах течёт хмелящий взвар.
Земля, прильнув к питью, - в волшебном опьяненье.

Мне звёзды - вместо глаз. В них огненный сапфир.
Лучам легко покрыть любые расстоянья.
Где б ни цвела любовь, бодря окрестный мир,
они всё время льют приветное сиянье.

Мой страстный поцелуй и вздох звучат в ветрах.
Я - в воздухе. Я - газ. А в людях рдеет пламя.
Вы - будто алый жар. Вы тлеете в кострах.
Вас можно распалить и лаской, и стихами.

Желания мои похожи на цветы -
цветы, что тянут к вам трепещущие губки.
Желания мои не любят суеты.
А вы - всегда в мечтах, опустошивши кубки.

Я, так же как любовь, несу в себе задор.
Могучий океан приходит в содроганье.
Привносится тепло. Родится масса спор.
Всё семя, как весной, готово к прорастанью.

Я - всюду и везде. Я - в свежести ночей;
в сиянии Луны, когда вокруг всё немо;
в свечении зарниц и в ярости смерчей.
Я из всего творю великую поэму.

Мои стихи странны, в них смешаны печаль
и мысли обо всём, возвышенном и пошлом, -
чему я радуюсь, чего мне очень жаль,
о вечной чепухе, что докучала в прошлом.

Jean Lahor Le poeme

Le soleil est ma chair, le soleil est mon coeur,
Le coeur du ciel, mon coeur saignant qui vous fait vivre,
Le soleil, vase d'or, ou fume la liqueur
De mon sang, est la coupe ou la terre s'enivre.

Les astres sont mes yeux, mes yeux toujours ouverts,
Toujours dardant sur vous leurs brulantes prunelles,
Et mes grands yeux aimants versent sur l'univers,
Sur vos amours sans fin, leurs clartes eternelles.

Les vents sont mes soupirs, les vents sont mes baisers,
Je suis le souffle, l'air, et vous etes la flamme,
Et vous etes pareils aux charbons embrases,
Quand, l'ete, mes soupirs ont passe sur votre ame.

Les fleurs sont mes desirs, les fleurs de toutes parts
Tendent vers vous leurs longs regards pleins de delices,
Les fleurs sont mes desirs, les fleurs sont mes regards,
Et vous buvez mon reve au fond de leurs calices.

Je suis l'amour, l'amour, qui souleve les flots,
Et trouble et fait vibrer les oceans immenses,
Et la chaleur, par qui les germes sont eclos,
Et le printemps, qui fait fecondes les semences.

Je suis dans tout, je suis la fraicheur de la nuit,
Et je suis dans l'ether la lune qui vous aime,
Et l'ouragan aussi, l'eclair brulant qui luit,
Car la creation entiere est mon poeme,

Est un poeme etrange ou se melent des pleurs,
Et dont vous, o mortels, vous etes les pensees,
O vous qui partagez ma joie et mes douleurs,
Et l'ennui des eternites deja passees.

Примечание.
В Интернете можно найти стихотворение Le poeme в переводе на русский язык
Терджимана Кырымлы.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!