Жозе-Мариа де Эредиа Летняя Ночь-1-2-3 и др.

Дата: 16-12-2006 | 00:38:45

Жозе-Мариа де Эредиа Летняя Ночь-1
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia Nuit d’Ete-I

Всё живёт, всё поёт. Озорные цикады
начинают концерт, и сверчки без забот
заполняют луга постоянностью нот,
да оделись поля в их ночные наряды.

Ароматы, мечты и цветение лета –
всё трепещет, когда догорает закат,
нежный лепет любви и слова по секрету,
а потом молодые ночами не спят.

Настроенья слились во всеобщее чувство,
и любовные вздохи сплелись в тростнике,
и вода зажурчала тревожно и грустно,
подпевая кому-то вдали на реке.

Под сияньем луны неспокойным эскизом
стали в круг тополя, шевелясь и дыша ,
будто в ветках у них под нахлынувшим бризом
задрожала в ночи мировая душа..

Вдруг взметнулась на крылышках лёгкая стая.
Это кактус зацвёл и волшебно запах.
Непонятные тени взлетели, мелькая,
и терялись на воздухе в лунных лучах.

Это сильфы, покинув медовые кельи,
убежали впотьмах на просторы мурав,
а теперь без стеснения в вольном веселье
заплясали, нигде ни травинки не смяв.



Nuit d’Ete-I

Tout vivait ; tout chantait ; les stridentes cigales
Commencaient leur concert ; les grillons dans les pres
Remplissaient l’air vibrant des leurs notes egales,
Et les champs se peignaient de reflets empourpres.

O parfumes, o desires, o rougeurs de la Terre,
Fremissant au baiser du soleil qui s’enfuit !
O murmures d’amour, o pudique mystere
Que cherchent les amants dans l’ombre de la nuit !

Et tout semblait s’unir dans la meme harmonie :
Un soupir amoureux errait dans les roseaux ;
Et j’entendais monter cette plainte infinite
De l’invisible esprit qui fait chanter les eaux.

Decoupes sur le ciel ou la lune etincelle,
Je voyais se pencher les sveltes peupliers ;
Comme un fremissement denl’ame universelle
Passait dans leurs rameaux par la brise plies.

Il me semblait entendre un long battement d’ailes,
Et de fleurs de cactus qui vont s’epanouir
Des formes s’elevant indistinctes et freles
Dans un rayon de lune allaient s’evanouir.

Les sylphs, qui dormaient dans le fond de leurs urnes,
S’echappent lestement de leur douce prison,
Et, se baignant sans peur dans les fraichures nocturnes,
Valsent legerement sans courber le gazon.

Жозе-Мариа де Эредиа Летняя Ночь-2
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia Nuit d’Ete-II

Будь нежней в эту ночь чище светлого мёда !
Как курение в храме, здесь дух от цветов
поднимается кверху под облачный кров,
и я слышу, как бьётся там сердце природы.

Эта ночь слаще чистого мёда – для нас !
Все мечты и восторги, звучащие гимном
красоте и любви в упоенье взаимном –
здесь сплетаются ночью в единый экстаз.

Разделиться на пары, погрузиться в мечтанья –
В ароматных лугах, где живёт благодать –
и среди ветерков неустанно шептать
под шумящее всюду в траве стрекотанье.

Что за сладость постигнуть сознаньем своим
наслажденье любить без забот и расчёта
и узнать вдалеке от людского болота
несравненное чувство, что тоже любим.

Наши чувства чисты – без дурной заморочки.
Пусть подальше от нас зубоскалит глупец.
Мы стремимся услышать биенье сердец,
затаённое в тканях живой оболочки.

Что за счастье любить – так, как в детстве мечтал, -
быть вдвоём заодно, навсегда, нерушимо,
вверить сердце одной неразлучной любимой,
опершись на любовь, обрести идеал !


Nuit d’Ete-II

Viens ! l’amour est si doux et la nuit est si pure !
Les parfums vers le ciel comme d’un encensoir
S’elevent, et j’entends dans le calme du soir
Palpiter vaguement le coeur de la nature.

Viens ! La nuit est si pure et l’amour est si doux !
La beaute, l’harmonie et l’immortelle ivresse,
Tous ces hymnes sans fin d’amour et des tendresse,
Ne forment qu’une voix qui soupire pour nous.

Dans un air embaume les molles reveries
Se balancent sans bruit sur les ailes du vent ;
Il est doux, deux a deux, d’ecouter en revant
Les insectes chanter dans l’herbes des prairies.

Il est doux de sentir tout son etre abime
Dans cette volupte de l’amour sans melange
Et de gouter bien loin de la terrestre fange
L’ineffable bonheur de se savoir aime.

Aimons-nous chastement, car c’est la qu’est la force.
Allons loin des humains et du monde moqueur
Dans le calme des nuits ecouter notre coeur ;
Car pour trouver la seve il faut creuser l’ecorce.

Il est beau de s’aimer d’un amour virginal,
D’etre deux dans le monde et ne faire qu’une ame,
Et d’aller, confiant dans le Coeur d’une femme,
Appuye sur l’amour conquerir l’ideal.

Жозе-Мариа де Эредиа Летняя Ночь-3
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia Nuit d’Ete-III

Мало видевший, юный, алкавший примера,
я упрямо ценил красоту и добро –
с той же истовой страстью, как чтит серебро
освящённых сосудов наивная вера.

(Кто-то сдался – как хочешь таких назови -
но во мне только гордое рвение крепло.
Я упорно вздувал из бесплодного пепла
негасимое пламя бессмертной любви.)

Мне был надобен мир на основе любви,
и соратники выбрали ту же дорогу.
Я не сдался, а спутников стало немного.
Поотстали. Как хочешь таких назови.

И вокруг безразличие - нынче и прежде.
Лишь оскомина в сердце, узнавшем людей.
Там уж нет заблуждений и ложных идей,
и оставлена только лазейка надежде.

Что ж. В душе у себя я воздвиг идеал.
Верил в случай. Хотел угодить в очевидцы.
Я мечтал, что мой личный спаситель родится.
Лишь тебя я сердечно всегда ожидал.

Я уверовал в миг. Так была ты прекрасна !
Прямо в цель бил удар, моё сердце кроша.
И во мне вдруг проснулась вторая душа,
заточённая прежде во мне же безгласно.

Вспоминаешь ли ты ? Я запомнил свой пыл.
Ты была ослепительна – чистое пламя,
потрясла мне всю душу, пронзила очами.
Я стал счастлив и лучше. Ведь я полюбил !

Nuit d’Ete-III

J’etais jeune, ignorant de l’humaine science,
Quand j’entrai dans la vie, et je gardais en moi
Comme un tresor sacre la noble bonne foi
Et du bien et du beau l’immuable croyance.

Apres tant de vaincus je voulais a mon tour
Par de noble ardeur regenerer le monde,
Et je croyais pouvoir d’une cendre infeconde
Faire jaillir le feu de l’immortel amour.

Mais je n’ai rencontre que froide indifference,
Et le degout au fond de mon coeur attriste ;
Apres avoir vu l’homme, il ne m’est rien reste
Des mes illusions, si ce n’est l’esperance.

Lorsque vers l’ideal mon ame se tendait,
J’esperais un sauveur qui pour moi devait naitre,
Car je t’aimais longtemps avant de tes connaitre,
Et c’ etait toujours toi que mon coeur attendait.

Je crus quand je te vis si belle, o bien-aimee !
Qu’un coup rude et soudain droit au Coeur me frappait,
Et je compris alors qu’ il se developpait
Comme une ame nouvelle en moi-meme enfermee.

T’en souviens-tu ? Pour moi je n’oublierai jamais
Ta splendide beaute ; sous ton regard de flamme,
Comme un souffle heroique a passe sur mon ame ;
Je me sentis heureux et meilleur, car j’aimais !

Жозе-Мариа де Эредиа
Март
(Перевод с французского).
Jose-Maria de Heredia
Mars

Вот март. Бывает град, да и дожди нередки.
Но самый первый луч сметает капли с ветки.
И вот уже не дождь – венерина слеза.
И как ни холодно, живые соки рьяны,
и белая сирень развесила султаны.
Весна с улыбкой смотрится в глаза.

Март выискал цветы среди пожухлой прели
и поцелуями, чтоб, радуя, согрели,
сгоняет с венчиков их зимний сон.
Взрыхляет почву, где должна проснуться завязь,
и вот уж зелень лат готов раскрыть, забавясь,
чтоб вспыхнул первый розовый бутон.

Всё бродит, всё кипит. Весеннее волненье
природу привело в сплошное возбужденье.
Весна трубит побудку и подъём. !
О пылкость первых чувств ! . Земля – как в опьяненье
от благотворного и весеннего свеченья,
обласканная солнечным огнём.

Но март – неверный друг, и в марте жизнь - не нега.
Цветы, восставшие недавно из-под снега,
потом под ливнями роняют лепестки.
И доверять ему, обманщику, - не надо,
Порой терпение венчает не награда,
а мрачный день разора и тоски.

Вот так природа и внушает нам, малютка,
к поре цветения прислушиваться чутко.
И юность зря терять мы не должны.
Ведь сердце в будущем – испытанное страстью -
уже не обретёт бесхитростного счастья
своей начальной ласковой весны.


Mars

Voici mars ! C’est la mois ou la grele et la pluie
Sembles tomber afin qu’un rayon les essuie :
On dirait des larmes d’amour.
Deja, malgre le froid, la seve monte aux branches.
Et, faisant des lilas fleurir des grappes blanches,
Sourit le Printemps de retour.

Le dieu court au soleil par les jeunes feuillees,
Ranimant des baisers les fleurs ensommeillees
Que tenait captives l’hiver;
Il rechauffe la terre ou le germe repose,
Et pour epanouir quelques boutons de rose
Entr’ouvre son corselet vert

Tout fermente, tout vit ; la nature inquiete
Sent la seve et l’amour lui monter a la tete.
O frais et printanier reveil !
O premieres ardeurs ! La terre, ivre, se noie
Dans la blonde lumiere et la feconde joie
Que verse a longs flots le soleil.

Mais Mars est inconstant ! Viennent les globoulees !
Et les fleurs qui, deja, se riant des gelees,
Commencaient a s’epanouir,
Verrons en un seul jour, sous les coupes de la grele,
Leur petals tomber, neige rose, et leur frele
Esperance s’evanouir.

La nature par la nous averti, mignonne,
De profiter du temps ou notre age fleuronne
en sa printaniere saisons ;
Car le Coeur, dont aussi la virginite passe,
Ne retrouve jamais la fraicheur et la grace
De sa premiere floraison.

La Conference de la Bruyere, 1861-62, p.349-50


Жозе-Мариа де Эредия Солнечный закат
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia Coucher de Soleil

Под вечер небеса к Востоку потемнели.
Покой и тишина. Всё спит, впивая зной,
И пряжей золотой пробились через щели
в густой листве лучи над сонною землёй.
Древесные стволы, сплетаясь в сеть видений,
роняют на траву свои большие тени.

Рождая блещущий вверху эфирный след,
от солнца наискось бежит вечерний свет,
и в пышном пурпуре пошли щеголевато
густые облака к огнистому закату,
но прежде чем пропасть, отправясь на покой,
они ласкаются с лесами под собой
и сеют нервный свет повсюду на высотах.

Проснулся музыкант. В его звенящих нотах,
как эхо, отзвуком из отдалённых мест,
ворчливо прозвучал неведомый оркестр
Мелодии текут вдобавок к ароматам.
Над пеной лепестков – гуденье резвых пчёл.
Сплошной поток пыльцы накрыл широкий дол.
Пылинки – золото, крупинки ростом с атом.

Под крышей облаков сплошной простор для птиц.
Видны их контуры в пространстве без границ,
их трассы странные и вспышки оперенья
в нечаянном луче. Но всё вокруг в мгновенье
поплыло, задрожав в вечернем ветерке.
А ветер с радостью влетает налегке.
Усталая душа взвивается в надежде,
что снова зазвучит услышанное прежде.
В вечерний этот час звучат среди долин,
как арфы на ветру, ряды казуарин.
Когда светило дня во всём своём сиянье
уходит в пропасть при вечернем расставанье,
его прощальная улыбка так нежна !
Земля кричит : «Ура !» - проснувшись ото сна.
Большое празднество у Матери-Природы.
Ликующая дрожь трясёт лесные своды.
Вот в этот самый час, забыв дневной бедлам,
поэт вверяется шальным ночным ветрам.

В искренье вечера, как будто без причины,
за долгий летний день сморённые жарой,
все души сообща, сплотившись воедино,
воспрянув, полнятся любовною тоской !
Таинственный момент, и даже весь колючий
вдруг кактус расцветёт розеткою пахучей.
И в воздух потечёт коварный аромат,
столь обольстительный, что в древности навряд
умели так завлечь поющие сирены.
Кругом царит любовь. И гордая Селена
с печальной нежностью из пламенных очей
роняет на траву живительный елей.
И ночь освещена. Селена с этой целью
бросает в небеса алмазы с ожерелья.


Coucher de Soleil

L’Orient commmencait a l’obscurcir. - La terre
Immobile et pamee, en silence buvait.
La torride chaleur : tout dormait. – La lumiere
En minces filets d’or du feuillage pleuvait,
Et les arbres geants sur les gazons plus sombres
Dessinaient leurs grands troncs que prolongent les ombres.

Et le soleil versait ses obliques rayons,
Et, laissant dans l’ether d’eblouissants sillons,
Des lambeaux enflammes de pourple triomphale,
Dessendaidait lentement vers l’onde occidentale ;
Mai savant d’y plonger, dans le ciel embrace
Il s’attardait encore, plein d’amour, pour baiser
La terre et des forets de lumieres enivrees.

Le musician s’eveille, etses notes cuivrees
Semblent l’echo plaintif d’un orchestre lointain ;
Un bruit inexplicable, un murmure incertain
Flotte dans l’air brulant rt tout charge d’aromes ;
Sur la mousse fleurie on entend bourdonner
Les abeilles ; l’on voit dans l’air tourbillonner,
Comme une poudre d’or, des millions d’atomes.

Les nuages, oiseaux voyageurs dans les cieux,
Decoupent sur l’azur leurs bords capricieux,
Leurs bizarres dessins et leurs franges dorees
Par l’obliquue soleil. – Les cimes empourprees
Commencent a fremir sous la brise du bsoir
Qui monte lentement comme une reste espoir
Dans une ame lassee. – A ses faibles bouffees
S’elevent par degrees des rumeurs etouffees ;
Les FILAOS* que berce un souffl aerien (* EN ITALIQUE DANS LE TEXTE)
Rendent les sons legers du luth eolien,
Et quand l’astre du jour etincelant, splendide,
Jetait, en s’abimant dans des flots d’or fluide,
Le sourire si doux de ses derniers adieux,
Les grands bois s’eveillent, et mille bruits joyeux,
Semblant monter du sein de la Mere-Nature,
Couraient comme un frisson aux cimes de verdures.
C’est l’heure ou, secoant les terrestres ennuis,
Le poete s’enivre a la brise des nuits ;

Dans un air sillonne par des mouches des flames,
Tous les etres, vaincus par la chaleur du jour,
Semblent se reunir et n’avoir plus qu’une ame
Pour boire la fraicheur et palpiter bd’amour !
Heure mysterieuse,ou la fleur demi-close
Du nocturne cactus, de sa corolla rose,
Laisse echapper dans l’air des parfumes penetrants,
Si perfides, si doux, que l’on croit, par instants,
Sentir passer sur soi comme un chant de sirene,
Tout impreigne d’amour ; alors la lune, reine,
Melancolique et douce, entr’ouvrant ses beaux yeux,
Verse au gazons plus frais ses pleurs silencieux,
Illumine la nuit en semant sur ses voiles
Les grains etincelants de son collier d’etoiles.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!