Жозе-Мариа де Эредиа Любовь и др.

Дата: 22-10-2006 | 02:40:48

Жозе-Мариа де Эредиа
Любовь
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Amour

Вас случай вывел в королевы,
дал власть над нами и контроль,
и я, как в милость после гнева,
поверил в лучшую юдоль.

Посев боится перегрева.
Вы объяснили мне, в чём соль
распространённого припева:
«Живёт счастливо, как король».

Я в благодарностях неловок.
Обыденность формулировок
лишь затеняет существо.

А Сердце не пошлёт посланья.
Когда не высказать всего,
не лучше ли хранить молчанье ?


Amour

Lorsque le hazard vous fit reine
Et nous rangea sous votre loi
Il tira mon esprit de peine
Depuis dans le hazard j’ai foi

En vous faisant ma souveraine
Vous m’avez explique pourquoi
L’on dit comme chose certaine
Le proverbe: heureux comme un roi.

Remercier est difficile
D’ailleur je ne suis pas habile
Et tout mon savoir est a bout

Le Coeur ne se peut ecrire
Et quand on ne peut dire tout
Je crois qu’il vaut mieux ne rien dire.


Жозе-Мариа де Эредиа
Объяснение в любви
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Declaration d’Amour

С таящими огонь глубокими очами,
с отточенным лицом, упряма и горда,
ты спесь с меня долой сбиваешь без труда.
Ты – страсть моя и страх, ты – пагубное пламя.

Как в шлеме боевом – под чёрными кудрями.
С них блеск не снимут ввек ни гребень, ни вода.
Округлости твои укрылись без следа
под волнами волос, как в ласковой пижаме.

Ужасная краса ! Подумалось мне вдруг,
не к свычной ли с мечём жестокой Амазонке
навязываюсь я как будущий супруг ?

Но милый твой наряд умерил мой испуг.
Я вижу: на груди, на той и той сторонке
две розочки торчат - две алые сестрёнки.


Declaration d’Amour

Ton front marmoreen, ta demarche si fiere
Et de tes yeux profonds l’insoutenable ardeur
Font plier mon orgueil sous ta calme grandeur
Je te crains et je t’aime, o douce meurtriere !

Tes cheveux noirs te font un casque de guerriere
Dont le peigne ne peut retenir la splandeur
Et pour baiser du sein la superbe rondeur
Roule amoureusement l’ondoyante criniere

Et je croirais parfois, o terrible Beaute,
Voir en toi l’Amazone a l’unique mamelle
Dont le Coeur ne bat plus que pour la cruaute

Si je ne sentais pas, o fraiche nouveaute !
Pointer sur ce sein ou fleur au fruit se mele
Les boutons rougissants d’une rose jumelle.


Жозе-Мариа де Эредиа
Матильде
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A Mathilde

Вы как-то вечерком открыли мне глаза,
сказав, как мучат Вас дразнилкою Чертёнок.
Не слушайте глупцов. Ведь Вы уж не ребёнок.
Вы попросту, дружок, шалунья-егоза.

Пора Вам привыкать к завистливым уколам.
На всех картинках Чёрт – уродлив и кургуз.
Притом его никто не назовёт креолом.
Он, родом и душой, поверьте мне, - француз.

А вы так хороши ! Вы - умная особа.
Нигде не сыщешь глаз, чтоб столь же ярко оба
блестели на лице, и взор был так пригож.

Чёрт яблоком в Раю ввёл Еву в искушенье,
а будь коварный плут собой, как Вы, хорош,
Адам бы первым сгрыз любое угощенье.


A Mathilde

Vous m’avez dit un soir que votre grand chagrin
Etait d’etre appele parfois le petit diable
Mais Mathilde la chose est a peine croyable
Vous n’etes tout au plus qu’un ravissant lutin.

Pour croire un tel mensonge il faut etre un peu folle
D’abord on peint toujours les demons assez laids,
Puis on n’a jamais dit que Satan fut creole
Sachez-le, chere enfant le diable est ne Francais.

Vous etes jeune et belle, et, qui plus est fort sage
Jamais deux yeux plus doux sur un plus frais visage
N’ont pour nous enchanter, brille plus vivement.

Jadis, lorsqu’il voulut tenter le premier homme
Croyez que si le diable eut ete si charmant
Adam, bien avant Eve, aurait croque la pomme.


Жозе-Мариа де Эредиа
Чёрная Месса*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Messe Noire*
Посвящено Фелисьену Ропсу**

Пусть страсть нас опьянит. Руками оплети...
В объятиях своих дойдём до исступленья.
Да сгинут у тебя в груди все угрызенья
Вот сердце ! Забери ! Сожги в твоей плоти.

Я клятву преступил. Прошу тебя, прости!
Моя любовь сильней в итоге преступленья.
Я сам себя заклал при жертвоприношенье,
А стан твой – мой алтарь на жертвенном пути.

Надеждами не льщусь. Не думаю о вечном.
О смерти не пекусь. Мне легче жить беспечным.
И вырвут у тебя из рук меня навряд.

В тебе, как на костре, душа моя сгорела.
Слились в твоём огне и ласках, жгущих тело,
отвергнутый мной Рай и мне суждённый Ад


La Messe Noire*
A Felicien Rops**

Enlace-moi plus fort! Que mon desir soit tel
Qu’il prete a nos baisers une ivresse sublime!
Que ton sein soit le gouffre ou les remords s’abime;
Prends , et brule mon Coeur sur le bucher charnel!

Parjure du serment que je crus eternel,
Mon amour s’est pour toi grandi de tout mon crime
Et, sacricateur aussi bien que victime,
J’ai de ton flanc divin fait mon supreme autel.

Que m’importe la mort, l’eternite future,
Dieu, l’ineffable espoir, l’indicible torture?
Rien ne peut de tes bras me distraire un instant;

Car en ta chair ardente ou se dissout mon ame,
J’ai savoure, caresse ou brulure de flame,
Et le Ciel que je brave et l’Enfer qui m’attend!
15 juin 1896

*Практикуемый сатанистами обряд, пародирующий христианскую
литургию.
**Фелисьен Ропс (1833-1896) – известный бельгийский художник-символист,
которому посвящён музей в его родном городе Намюре. Занимался, помимо
всего прочего, книжной иллюстрацией. Сотрудничал с Бодлером, Верленом,
Мопассаном, братьями Гонкурами и др. Был большим мастером эротики.
Практиковался в изображении греха и порока в разных слоях общества.
Оказал влияние на творчество Тулуз-Лотрека.

Жозе-Мариа де Эредиа
Экран
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
L’Ecran

Диковинный экран, струящий дух Гонконга.
На вышитом шелку - беседки и леса.
На чудном озерке – сверкающая джонка.
В ней модница плывёт, китайская краса.

Над ней зелёный зонт, прикрывший небеса.
Смышлёное лицо и детская ножонка.
Подумала, небось: "Какие телеса !" -
про тучных двух господ, вперившихся в девчонку.

Они поражены. В их взглядах скрыта страсть !
Цветные ноготки берут над ними власть,
И нежность голых рук лишает их покоя.

Девица - просто клад ! В ней радость и печаль.
Точёное лицо – изящное такое.
Чтоб ожили глаза, применена эмаль.

L’Ecran

C’est un ecran bizarre au parfum exotique,
En soie, ou sont brodes des kiosques et des bois,
Et l’on y voit voguer sur un lac fantastique
Dans une jonque d’or des elegants chinois.

Sous un parasol vert s’abrite le minois
D’une jeune Lettree au pied microscopique,
Qui regarde, en riant d’un air tendre et sournois,
Deux mandarins ventrus que son silence pique.

Ils devorent des yeux de l’amour meconnu
Ses ongles effiles et son bras rose et nu
Qu’elle laisse tremper dans les ondes de moire.

La Elle est charmant ainsi, jouant de l’eventail,
petite Chinoise a figure d’ivoire,
Aux longs yeux retrousses avives par l’email.
1-er fev.1868

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!