Жозе-Мариа де Эредиа Похищение Антиопы и др.

Дата: 01-10-2006 | 20:40:29

Жозе-Мариа де Эредиа
Похищение Антиопы
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
L’enlevement d’Antiope

Орлом, метнувшим взор на горлинку в стерне,
набросился Герой стремглав на Амазонку,
зажал в тиски и мчит... Лихая вышла гонка,
вскачь, с пленницей в руках, на пламенном коне.

Та бьётся и коня молотит по спине.
Кричит. В ответ с небес лишь гром гремит незвонко
От топота болят ушные перепонки,
а ржание и храп томят её вдвойне.

Кружится голова от буйного аллюра.
Рассыпалась волной по ветру шевелюра.
И пряди, как хлысты, сжать шею норовят.

Как быть, от грубых ласк отбиться не умея ?
Вся плоть потрясена с затылка и до пят
победным хохотком довольного Тесея.


L’enlevement d’Antiope

Tel qu’un aigle elance du plus noir firmament,
Le heros a saisit dans sa puissante serre
L’Amazone. Il l’a prise, il la tient et la serre
Et l’emporte au galop de l’etalon fumant.

A ses cris, a ses bras leves eperdument
Le ciel n’a repondu que par un sourd tonnerre,
Et la bete sous qui fuit et tremble la terre
Redouble sa terreur a son hennissement.

L’air que dechire leur vertigineuse allure
Fait voler derriere eux la longue chevelure
Et lui cingle la gorge avec le fouet des crins.

Et partout, sur sa chair ferocement aisee,
Elle a senti courir de sa nuque a ses reins
Le rire triumphal des levres des Thesee.
Octobre 1904


Жозе-Мариа де Эредиа
Смерть Сарпедона*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Mort de Sarpedon*
( Глядя на многоцветный барельеф).

То Скопас сотворил рельеф, где Сарпедон
стремится, как живой, с украшeнной гробницы
в сражение, держа блестящий меч в деснице.
Им лагерь греков смят и их корабль сожжён.

Но ждать всегда во всём победы – не резон.
Что человек, что бог - судьба у Мойр на спице.
Не то там речка Ксант**, не то Скамандр** струится,
где пал он от копья, чужим вождём сражён.

На грустных берегах белеют без разбора
скелеты аргивян, убитых в ту же пору.
Но сына Зевс почтил, всем Мойрам вперекор.

И в Ликию*** бойца по звёздным перекатам
помчали Смерть и Сон над гордой цепью гор
на лёгких парусах с цветочным ароматом.

Mort de Sarpedon*
(Sur bas-relief polychrome).

Scopas pour un tombeau sculpta ce bas-relief
Ou vetu d’armes d’or Sarpedon* se presente
Qui, brandissant le glaive et la torche luisante
A force le camp grec et fait trembler la nef.

La victoire est fugace et son triomphe est bref
Le destin ne veut pas qu’un Dieux meme l’exempte.
Et, plus loin, sous les flots de Scamandre** ou de Xanthe**
Vois, il roule frappe par la lance d’un chef.

Mais Zeus pour honorer son fils, malgre la Moire
D’innombrable Argiens sans tombe et sans memoire
Aux bords de Simois** fera blanchir les os;

Tandis que le Sommeil et la Mort dans les voiles
Parfume, vont portes le beau corps du Heros
En Lycie*** a travers la clarte des etoiles. (le ciel bleu plein d’)
2-nde redaction, 1889

*Сарпедон – легендарный царь Ликии. Сын Зевса и Европы. Брат Миноса и Радаманта. (По другому мифу, сын Зевса и Лаодамии, внук Беллерофонта.). Убит
в бою у стен Трои Патроклом, другом Ахилла.
**Скамандр, Ксант, Симоис – древние названия рек в Малой Азии.
***Ликия – древняя страна на юге Малой Азии.


Жозе-Мариа де Эредиа
Смятение Федры*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
L’Egarement de Phedre*

Посвящается мадам Саре Бернар.

«Дочь Миноса и Пасифаи**»
Ж.Расин

Мы солнцем рождены. Смириться не умея,
пылали мать с сестрой и брат мой, полубык.
Клубок моей сестры на горе нам возник,
и я, на мой позор, привязана к Тесею.

Мне б ланью побежать по лесу - кто скорее?
О,если б Ипполит решился и настиг,
схватил бы да унёс ! - Вот был бы чудный миг !
Мне б длань его лизать, от счастья цепенея.

Куда бежать? Меня тлетворный дух весны
ожёг, вселяя страсть. Я рвусь, когда слышны
призывы жеребцов, их фырканье и ржанье...

Мне жуток шопот волн, их вечная тоска..
Мои душа и ум трепещут от желанья,
как мать томило встарь мычание быка.


L’Egarement de Phedre*

A Madame Sarah Bernhardt

La fille de Minos et de Pasiphae**
J.Racine

La race du soleil, ardente, inapaisee,
D’ou naquirent ma mere et le monstre et ma soeur,
Fut, par le fil fatal du Heros ravisseur,
Pour ma honte, liee a celle de Thesee…

Que ne suis-je a travers les bois et la rosee,
La bete (biche) que poursuit le Virginal Chasseur ?***
Il la force… Elle tombe… Elle est prise ! … O douceur !
(Et qu’il force et qu’il prend et qu’il tue ! O douceur !)
Je lecherais sa main de mon sang arrosee.

Ou fuir ? L’effluve impur du chaleureux printemps
Brule. Avec un desir epouvente, j’entends
Les etalons ruer et hennir dans l’etable;

Et j’ecoute, pareil au murmure eternal
Des mers, mugir au fond de mon coeur lamentable
Le meuglement lointain du taureau maternel.
1894

*Федра – внучка Гелиоса, дочь критского царя Миноса и Пасифаи, сестра чудовищного полубыка-получеловека Минотавра и Ариадны, вторая супруга Тесея.
**Пасифая – дочь Гелиоса, супруга Миноса, мать Минотавра, Ариадны и Федры.
По воле Посейдона, разгневанного на Миноса, ей была внушена преступная страсть к прекрасному быку, будто бы отцу Минотавра.
***Ипполит – Девственный Охотник – сын Тесея и амазонки Антиопы (Филиппы?
Меланиппы?)
Юноша признаёт изо всех женщин только богиню-охотницу Артемиду,
Раздосадованная Афродита , ему в отместку, внушила Федре непреодолимую
страсть к пасынку. (Затем, отвергнутая Ипполитом, Федра кончает с собой и в
предсмертной записке клевещет на Ипполита).

Другие переводы этого, оставшегося у Эредиа в черновиках сонета, автору
данного (очень вольного) перевода не известны.


Жозе-Мариа де Эредиа
Земля Кеми*-1
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Terre de Khemi-I

Покоясь в камышах, Нил воды распростёр.
Баюкают его стихающие бризы.
В ракетных вспышках звёзд, надев цветные ризы**,
пасётся в небесах богиня-мать Хатор.

Порой среди тропы, ведущей на Луксор,
мелькнёт вдали газель, как штрих среди эскиза,
принюхается, встав, чем пахнет город Гиза,
и, скрывшись вон из глаз, умчит во весь опор.

С зарёю стаи звёзд стираются из вида...
Восток сплошным огнём, сжигая пирамиды,
разит стальным мечом каменья их корон.

Начало дня ! И вздох ! Таинственное пенье,
безбрежный мир песков поёт при пробужденье,
и солнцу шлёт привет проснувшийся Мемнон.


La Terre de Khemi*-I

Dans son lit des roseaux le Nil sommeille encor,
Berce par la rumeur des brises apaisees;
Les astres, jaillissant ainsi que des fusees,
Dans l’ether qui blanchit effeullant leur fleurs d’or.

Parfois une gazelle, au lointain, vers Louqsor,
Se dresse sur le ciel teint de luers rosees,
Immobile, un instant hume l’air des rosees,
Et fuit, et de ses pieds precipite l’essor.

Au milieu des rougeurs de plus splendides,
L’Est flamboie,et, couvrant de feu les Pyramides,
Comme un trait de metal vibre un rayon vermeil:

C’est le jour. Un soupir, un chant insaissible
Flotte et semble onduler sur l’ocean de sable:
C’est la voix de Memnon saluant le soleil.
1 avr.1874

*Цикл сонетов «Земля Кеми», посвящённый древнему Египту, Ж.-М. де Эредиа
писал в 1874 году, задолго до того, как им был созданный знаменитый
цикл «Видения Кема», вошедший в сборник «Трофеи». От первого египетского
цикла сохранились три сонета (1-ый, 3-ий и 4-ый).
**Вариант 3-й и 4-й строк:
В ракетных вспышках звёзд лишь только тени сизы.
Оделся в златоцвет божественный простор.


Жозе-Мариа де Эредиа
Земля Кеми-3
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Terre de Khemi-III

Меж рисовых полей, сквозь заросли осоки,
блестящая, как сталь, речная полоса
сверкает, отразив всей гладью небеса,
и движется вперёд сквозь стадии и сроки.

А в солнечной ладье, взяв скипетр свой высокий,
великий Аммон-Ра, творящий чудеса,
как кормчий всех богов и всех небес краса
отважно бороздит небесные потоки.

Крестьянки в этот час спускаются гурьбой
поближе к берегам протоптанною тропкой
за свежей - из реки - священною водой.

Кувшины дребезжат от поступи торопкой.
Каскадами летя, звучит искристый смех,
и ветру не унять весёлых их потех.


La Terre de Khemi-III

Par la riziere immense et le desert torride,
Comme un ruban d’acier, morne et silencieux
Le fleuve, sous l’azur incandescent des cieux,
Se deployant sans fin, roule des eaux sans ride.

Et ta barque, o Soleil! que de son sceptre guide
Ammon-Ra, le nocher resplendissant des Dieux,
Enflammant derriere elle un sillon glorieux,
Plonge comme une bloc rouge en des flots d’or fluide.

C’est l’heure ou les fellahs vers l’eau sainte du Nil,
Par les champs de mais qu’un pale rayon dore,
Descendent, deux a deux, brunes au doux profil;

Au rhythme de leurs pas se balance l’amphore;
Elle vont, et dans l’air ou court un vent brulant
S’egrene en frais eclats le rire etincelant.

Avr.1874

Жозе-Мариа де Эредиа
Земля Кеми-4
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Terre de Khemi-IV

Как Апис, схожий с ним своею белизной,
он мнёт густой камыш у рисового поля.
Ленив нубийский бык, но жажда - что неволя,
и он пугает птиц, идя на водопой.

От жажды на ноздрях дымится пенный слой.
Жара лишила сна и выгнала из холи.
Пурпурные лучи в глазницы закололи,
и вот он замычал над чистою водой.

Но день стал посмирней и движется к закату.
и сумерки уже готовы торовато,
туманом золотым окутать окоём.

Торжественная Ночь, без лишнего усилья,
взлетает в небеса в движении своём
и над Египтом вдруг раскидывает крылья.


La Terre de Khemi-IV

Superbe, effarouchant dans leurs nids les oiseaux,
Un buffle nubien entre dans la riziere,
Tel qu’Apis, eclatant d’une blancheur entiere
Et de son sabot lourd ecrasent les roseaux.;

Il s’avance. La soif qui fume a ses naseaux
L’a chasse du sommeil de l’antique litiere,
Et, noyant ses grands yeux dans la pourpre derniere,
Il beugle largement vers la fraicheur des eaux.

Mais le jour par degres a l’Occident recule
Et decroit. Il s’eteint. L’ombre du crepuscule
Dans un brouillard dore s’allonge sur le sol.

Et, brusquement, voici que la Nuit solenelle,
Au ciel immense et sombre ou frissonne son vol,
S’elance, enveloppant l’Egypte d’un coup d’aile.
Avr.1874

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!