Уильям Шарп Долина Молчания и На смерть Д.Г.Россетти

Дата: 29-09-2006 | 04:56:29

Уильям Шарп*  Долина Молчания
(С  английского).


В скрытой долине безмолвия
жизнь – как во сне.
Шелесты, крики и молнии
мрут в тишине.
Замершей вдруг на стене,
ящеркой на белизне
вводит в обманы безмолвие,
в тихой стране.

В мрачной долине молчания
встал белокаменный храм.
Нет в нём жреца, и литании
не произносятся там.
Крылья стучат по камням.
Сгрудились мчавшие врозь
вихри накрывших алтарь,
горестных просьб.

William Sharp*  The Valley of Silence

In the secret Valley of Silence
No breath doth fall;
No wind stirs in the branches;
No bird doth call:
As on a white wall
A breathless lizard is still,
So silence lies on the valley
Breathlessly still.

In the dusk-grown heart of the valley
An altar rises white:
No rapt priest bends in awe
Before its silent light:
But sometimes a flight
Of breathless words of prayer
White-wing’d enclose the altar,
Eddies of prayer.

*Уильям Шарп (1855-1905) – шотландский автор, новеллист и поэт, известный также под псевдонимом Fiona MacLeod.

Уильям Шарп   На смерть Д.Г.Россетти - I
(C   английского)

К нам голос не дойдёт из полной тишины.
В суровой темноте все звуки мира скрыты.
Один итог у всех, побивших и побитых
тот самый грустный склеп, куда погребены.

Любимый славный друг ! Кто как, а Вы должны
меж самых избранных и самых именитых
промчаться далеко от Стикса и Коцита
и от летейской всё смывающей волны.

Надежда, а не страх; не мрак в душе, а вера
по лютый смертный час питали Ваш талант.
Теперь Вы спрятанный в глубокую пещеру

трясущейся земли невольный арестант.
Зато душа в раю, вне нашей атмосферы,
познала, как цветёт небесный амарант.

William Sharp To D.G. Rossetti - I


From out the darkness cometh never a sound:
No voice doth reach us from the silent place:
There is one goal beyond life's blindfold race,
For victor and for victim---burial-ground.
O friend, revered, belov'd, mayst thou have found
Beyond the shadowy gates a yearning face,
A beckoning hand to guide thee with swift pace
From the dull wave Lethean gliding round.
Hope dwelt with thee, not Fear; Faith, not Despair:
But little heed thou hadst of the grave's gloom.
What though thy body lies so deeply there
Where the land throbs with tidal surge and boom,
Thy soul doth breathe some Paradisal air
And Rest long sought thou hast where amaranths bloom.

Уильям Шарп     На смерть Д.Г.Россетти – II
(C   английского)

Теперь нас Смерть, взамен душевных пыток,
сосуд забвения зовёт испить до дна –
свой опиумный маковый напиток,
но нет забвения, и мысль свербит одна:

нет, не напрасно мы хлебнули преизбыток
всей жизни, будто тёрпкого вина.
Мы не прочли пророчивший нам свиток,
но много радостей вкусили мы сполна.

Каким бы ни был грозный приговор,
раз ты – поэт, он не коснётся сердца.
Тень Смерти наползла, грозя ущербцем,

Рок длань свою над Славой распростёр,
но в памяти друзей-единоверцев
твой полный Гордостью бесстрашный взор.

To D. G. Rossetti - II


Yet even if Death indeed with pitiful sign
Bade us drink deep of some oblivious draught,
Is it not well to know, ere we have quaffed
The soul-deceiving poppied anodyne,
That not in vain erewhile we drink the wine
Of life---that not all blankly or in craft
Of evil went the days wherein we laughed
And joyed i' the sun unknowing aught divine?
Not so thy doom whatever fate betide
Not so for thee O poet-heart and true.
Who fearless watched, as evermore it grew,
The shadow of Death creep closer to thy side.
A glory with thy ebbing life withdrew
And we inherit now its deathless Pride.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!