Десять лет с правом переписки….

Дата: 27-07-2006 | 10:48:13

В связи с резким увеличением возраста, при котором в нашем катастрофически уменьшающемся государстве наступает смерть – жизнь израильских стариков приобретает всё более выраженный патологический характер.
Во всяком случае – зубы половины населения ЭРЭЦ ИСРАЭЛЬ выпадают, так и не поместившись в корзину медицинских услуг.

* * *

Ну что поделаешь, если вся жизнь в нашей стране – игра, а мы – старые репатрианты, в ней – в лучшем случае – второстепенные актеры. А вообще-то, все мы здесь, по истечении очень непродолжительного времени превращаемся в статистов, которым предоставляют возможность сыграть один раз в год, в два – во время очередных досрочных выборов в Кнессет.

* * *


Когда Тель-Авив, обнажив всё, что нельзя, празднует всё, что можно… и, конечно же, в том числе, и всё, что нельзя, а Ерушалаим с каждым годом всё искреннее и горячее
молится, молится, и опять же молится и возносит к небесам всё, что только можно, а ещё искреннее и горячее всё, что ну, никак нельзя – Беер-Шева не просто спит - Беер-Шева
ещё и ЕХИДНО УЛЫБАЕТСЯ…. Во сне.



* * *


Ну вот, я в Израиле уже десять лет….
Десять лет с правом переписки….


* * *

Украли Родину, и прокляла родня
в тот странный год, когда с ума сошедши,
рванул на Ближний…. Оказалось – зря,
везде одно и то же, век прошедший
унифицировал сознание толпы.
в элиту превратил яйцеголовых,
а нас в нелепых мамонтов. Столбы
с колючей проволокой, снова
военная цензура, соколы – стальные руки-крылья,
и наши девочки в солдатских робах на
фоне самых грозных в мире танков….
Так и жил я,
и здесь и там. Одна и та же ржа
разъела рожи жлобов, лживость
нахальство, мерзопакостность, спесивость
захлестывают мир.
Я вновь зажат
в тиски меж этими и теми….
А если правду – то на самом деле
я вымираю….

В двадцать первом веке
я вдруг реликтом стал,
ненужным никому,
нелепым мамонтом….

А почему, ну почему со мной случилось это?

И я отвечу….

Сам себе….

Я полагаю потому,
что я всего лишь частный случай,
неудачный экземпляр
по превращенью обезьяны в человека.

* * *

Все, как один, молотком по лобстеру – хрясть

Вот, Вы, мой просвещённый читатель, видели, хотя бы раз в своей замученной глобалистами жизни, живого лобстера? Я не говорю о том, чтобы съесть такого же, сваренного вкрутую. Хотя бы один разочек в жизни насладиться…
Да, не по телику, нет, а своим глазами? Вот, и я не едал, потому как такой же, как Вы…
А теперь представьте себе, хотя бы смутно, самый шикарный русский ресторан в тель-авивском Израиле. В те благословенные времена, когда там ещё проживал своё состояние наш дорогой и всеми почти любимый Аркадий Александрович.
А в нём, весёлую сходку самых неизбранных граждан нашей гордой своим иудейским вариантом демократии страны, поедающих этих морских чудовищ, сотнями. Стук специальных молотков по панцирям и ни с чем несравнимый запах специй и выедаемого.
А тут…
Откуда ни возьмись, а проще говоря, с улицы, в зале материализовался маленький и донельзя сгорбленный однопланетянин в кипе и при бороде, да ещё и очки на носу, ну, очень дальнозоркие. Не очки, а просто таки – телескопы какие-то.
Подошёл к ближайшему столу и, застыв наподобие мумии египетской, смотрел, уставившись в тарелку одной из дам, разогретого настоящим армянским коньячком, сообщества. Смотрел, поворачивая голову туда-сюда до тех пор, пока красавица эта не завизжала, как резаная. Да и как тут не взорать, если ты только-только подцепила вилочкой белоснежного мясца, а тут кто-то носом тарелку нюхает, не обращая никакого внимания на твои выдающиеся во все стороны прелести.
Конечно, тут же служители этого, развращённого европейскими свободами заведения, набежали, сгребли болезного под микитки и утащили в недра администрации, разбираться.
Порядок в зале восстановился быстро, тем более что пришла пора каждому из присутствовавших рассчитываться за поедание гигантских раков своими кровно заработанными манями, поскольку это был не просто шалтай новоизраильтянский, а вполне богоугодное сборище благотворителей, на котором буквально каждый, прямо и таки, обязан был отщипнуть крошку от благоприобретенного им, согласно гениально закона великого выкреста нашего, Карла Генриховича, в пользу.… Да, хоть чего угодного, лишь бы отщипнуть…
А то, в следующий раз, не видать им десерта, к которому они после этого должны были перейти, как своих ушей.
А наш герой, хоть и помятый основательно, но почти целый стоял, согнувшись ногами, перед столом хозяина вертепа, одесского сибарита и жуира в одном лице, который для всех здесь был просто – Абрам Иванович, и точка.
Хозяин, долго и молча, разглядывал гостя, точь в точь, как будто тот был самым мёртвым лобстером на его тарелке, а потом откинулся в кресле и прохрипел:
- Ты как сюда прошёл?!
Принесённый обстоятельствами открыл, наконец, глаза и тихим спокойным голосом праведника…
- Через заднюю дверь…
Главноуправляющий скосил правый глаз на громилу, стоявшего рядом, и тот тут же испарился увольнять проштрафившегося охранника, а наш, действительно герой, ещё дальше засунул голову в плечи, поняв, что оставил человека без работы…
- Да не переживай ты так… Присаживайся, присаживайся я тебе сказал, вот так, молодец… Как солёный огурец… Я вот, только не пойму – зачем?
И на вздрагивание ладошками, ещё больше хрипа…
- Говори, говори, без этого не выпущу… Может, выпьешь чего…
Ираклий, а так отзывался всю свою нелепую жизнь присевший в кабинете, достал на эти слова бутылочку из карманчика куртки и отпил немного… А потом и всё же решился.
- Пришёл посмотреть на этих, как его…
И показал руками что-то большое и круглое
- Никогда не видел. А то, дочка нашла в Интернете и неделю ныла, хочу, хочу, хочу… А потом вообще замолчала.
Так я и пришёл. Купить. Одну штуку.Для неё.И мальчики пусть посмотрят, что это за чудо такое.
…Вот.
- Дак, вам же нельзя этих тварей поедать.Некошерные же…
Новоприбывший выставил ладошку наподобие щита.
- Моим можно… У них мама – русская. И они тоже…
А потом замолчал, распрямился и вздохнул впервые за все эти годы – глубоко…
А ресторатор вдруг хлопнул своими лапищами по столу и тоже затих…

Потом нажал одну из своих руководящих кнопок и через некоторое время отцу, возлюбившему своих чад поперек всех религий, был засунут в его рюкзачёк объёмистый пакет гадов морских, не забыт был также и спецмолоток, а также гарнир и соусы… Его тщедушные шекели без разговоров засунули в его же карман, и…
Абрам сам и лично проводил дорогого гостя к выходу и предложил отвести на служебной машине, но…
Нельзя, полночь шабатняя, святое время, и потом, юбиляр, которого оба, как оказалось, почитывали до сих пор, тоже любил пешие прогулки. Через всю Россию…
И ещё, они заглядывали друг другу в глаза, как будто надеялись на что-то…
А когда разошлись, произошло совсем невероятное…
Иванович, хряпнув рюмку сливовицы, набрал жену и, мотая головой, сообщил ей:
- Ирушик, как ты там? Да… Ну, держись, что поделаешь… Как там, деточка твоя? …Слышу, слышу, подлаивает.
А знаешь, кого я сегодня встретил? Ирку-носопырку нашего помнишь? Да, да, тот самый…
И рассказал, выдыхая, что таки - да, кипа, борода рыжая, глаза уже почти не видят, детей немеряно… А напоследок добавил:
- Так, представляешь, он меня и не узнал. Да, точно, точно… А я его сразу… Да, время, проклятое время…

Но, и добредший утром ранним до родной своей крепости, Ираклий, передавши деткам Абрамовы подарки, приказал открыть Инет и обязательно просмотреть досконально, как и когда всё это безобразие поедать, получил наконец от дочки воздушный поцелуйчик…
И прильнул к своей единственной, и от всей души пожаловался ей, что всё прошло прекрасно, вот только этот шлимазл, жировня одесская, так и не признал в нём единственного своего друга детства…
Вот так…
Так и живём…

* * *

С точки зрения, навсегда закованных в испанский сапожок
Пятикнижия, иудеев, и … тем более, так творчески и самозабвенно
развивших ессейскую философию – самых теперь ортодоксальных в
нашем подлунном мире православных, каким-то чудесным образом
очутившихся в Израиле – я, действительно, атеист. К тому же, у меня всегда становится тошно в животе, когда апологеты любых религий
начинают рассуждать об их, искусственным образом придуманных
когда-то, чудесах. Но в последнее время мне кажется, что я и есть
единственный верующий человек среди окруживших меня религиозусов. И этому есть свое объяснение. Я действительно живу среди чудес,
причем некоторые из них происходили до недавнего времени и со мной, то есть при моем непосредственном участии.
Хотите, пример? Помилуй бог, сколько угодно порций. Каждую неделю в нашу страну посредством компании Эль-Аль перемещается какое-то, хоть и небольшое почему-то, количество евреев из СНГ, которые сумели собрать нужные бумаги и доказать, что они истинные и избранные.
Так вот, вместе с ними, в эту же страну зачем-то летят их не еврейские и. надеюсь, еще лучшие, чем эти авантюристы, члены их семей. Мужья, жены, детишки.… И В ТОТ САМЫЙ МИГ, когда самолётик этот пересекает Великую Иудейскую Железобетонную Стену, со всеми находящимися там происходит реальное чудо, которое никто, кроме нас, гойских интеллигентов, почему-то, не замечает.
Тот или та, кого в России всю их бессознательную жизнь называли словом из трёх букв, отнюдь не начинающемся на букву – ХУ, с ласковыми такими прилагательными к этому слову – пархатый, сами знаете, чем напхатый, превращается в это мгновенье в ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ИЗБРАННОГО НАРОДА. А что же происходит в это время с их пока что, родными и близкими. Цвет кожи у них не меняется, нет, но все как один – они становятся белыми неграми, гоями, поджигателями синагог и свиноедами. Спустившись с трапа самолета, пережив мимолетные ощущения эйфории эти люди, попав в пространство средств массового оболванивания населения, тут же узнают, что их семья – самая большая ошибка в истории иудаизма, Закон о Возвращении – фуфло, а на могилу его изобретателей можно плевать и за это тебя даже покажут по русскоязычному телевизору и ласково так объяснят, что они должны как можно скорее прервать этот противоестественный союз, а вот гойской половине тут же, не стесняясь сраму своего, иудейские политологи популярно разъяснят, где в Израиле зимуют некошерные раки, и предложат убираться подобру, и пока еще сохранилось здоровье и не все зубы повыпадали, на свою «доисторическую» Родину к её доисторическим ее жителям.
А когда некоторые из этих семей, опомнившись, и с криком:
«Мама, роди меня обратно!!!» покидают, уже исключительно за свой счет и на самом дешевом чартерном рейсе «страну этих – матьматьмать в тьму их», потеряв навсегда, совершивших алию в Канаду, детей и
внуков, то с ними свершается еще одно волшебство.
Добравшись до своего привычного двора, намыкавшийся хазарянин подходит к столу, где он почти всю свою жизнь с друзьями детства забивал козла, даже не подозревая, что это, в общем-то, чисто иудейская традиция, забивать козлов, и хочет поделиться воспоминаниями…. А ему, даже не дав открыть рта, ехидно так заявляют.
- Что, жидок, вернулся…. Ну, и живучий же ты!


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!