Вначале было слово

Дата: 05-12-2005 | 17:37:37

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

Венок сонетов из книги "Одиннадцать колючих венков"


1

Вначале было Слово,
спасительный завет,
отысканный секрет,
духовная обнова,

подвигнувший Рублёва
возвышенный сюжет,
неугасимый свет
для сонмища людского.

И тенью на парсеки —
нетленная вовеки
картина крестных мук.

И бьёт струной о деки
рождённый в человеке
трассирующий стук.


2

Трассирующий стук
всечасного порыва,
приливы и отливы
астральных бурь и вьюг,

то облачных фелюг
спокойные проплывы,
то встречные расшивы
в узлах небесных дуг.

Слова любви и братства
торжественно струятся
над залпами базук.

И где-то над аббатством
вздымают Бах и Глюк
щемящий сердце звук.


3

Щемящий сердце звук,
мольбы и челобитья
стающих волчьей сытью
сирот и нищих слуг,

и дрожь бессильных рук
страдальцев без укрытья,
а рядом — с алчной прытью —
поток пустых докук.

Но ежели мечта
достойна и чиста,
вернее, чем подкова,

ей служит доброта
речения Христова,
и в Слове том — основа.


4

И в слове том — основа
земного бытия,
волшебная струя
из горнего алькова.

Священные коровы
в ней греются, жуя,
но корчится змея
и улетают совы.

Порывами огня
в ночи и в свете дня
сметаются покровы.

Сжигает головня
солому и полову,
а Слово жжёт любого.


5

А Слово жжёт любого,
как плазменный поток.
Заслуженный упрёк
оставит след багровый.

Не нужно искр из зёва,
но ежели пророк
воззвание изрёк —
пожарище готово.

Потребен возле веча,
где споры жарче печи,
обильный акведук,

иначе будет нечем
гасить, как вспыхнет вдруг
и рядом, и вокруг.


6

И рядом, и вокруг
не считано столетий
в хлопушках междометий
меж ирмосов и фуг

грызутся злее щук
мистический герметик,
приверженец мечети
и истовый клобук.

Где истину толкуют
и вкривь, и вкось, и всуе,
а довод — кнут и крюк,

стихает аллилуйя
и мечется испуг
от храмов до лачуг.


7

От храмов до лачуг
трансляторы идеи,
взлетая в эмпиреи,
трепещут от потуг,

но модный воляпюк
упрёк представит злее,
а звёздный свет — тусклее.
Парадоксальный трюк!

Начальное тепло,
пылавшее светло,
завешено панёвой,

а то бы превзошло
библейского Иова
пронзительностью зова.


8

Пронзительностью зова
колышут города
и общая беда
вокруг родного крова,

и пакостник бедовый,
не знающий стыда,
и чуждая орда
с невнятною размовой.

Опасные предтечи —
задиристые речи,
бензин на камелёк,

сначала в узкой встрече
изустный шепоток,
а после — в путах строк.


9

А после — в путах строк
обильно заведутся
сплошная желчь и уксус,
зародыши тревог.

На Запад, на Восток
попрёт из светлых люксов,
забьёт на ржавых буксах
воинственный шумок.

Эллины, иудеи,
степные берендеи
сплели за долгий срок

легенды и рацеи
в предание — пролог,
записанное впрок.


10

Записанное впрок
течение событий —
извечный спор о жите
и праве на оброк.

Дрались за ром и грог,
теперь за нефть и тритий,
за первенство открытий
в межзвездии дорог.

Проходят времена.
Щиты и стремена
теряются в кюветах.

Вот только письмена
чуть выцвели от света
нетлеющей заметой.


11

Нетлеющей заметой
давно минвших дней
остался Одиссей,
свершив свою вендетту.

Бессонному эстету
блистательный Персей,
мерцая в мгле ночей,
радирует приветы.

Но было б много чести
сравнить с Благою Вестью
любой словесный ток.

И если Песня Песней
алеет, как цветок,
то Слово — нам в урок.


12

То Слово — нам в урок,
возвышенный и строгий,
для выбора дороги,
венчающий итог.

Неверный путь полог
и гладью лёг под ноги.
Кремнистый — для немногих,
не берегущих ног.

Страдальческий венок
их головы ожёг,
но морем уст воспето,

как подвиг тот высок,
а проповедь кометой
несётся над планетой.


13

Несётся над планетой
бестрепетный призыв,
ликующий мотив
великого обета,

отчётливое вето
на рознь и вредный миф,
укор врагам олив
и хищникам отпетым.

Не гимны серебру,
а правде и добру
сквозь злобу и клеветы

возносят на ветру
литавры и тромпеты
всемирной эстафетой.


14

Всемирной эстафетой
по плоскости земной
пророческой трубой
сметается с паркета,

как мусор из кисета,
секстантский разнобой,
враждебности людской
фальшивая монета.

Я ревностно искал
начало всех начал,
с упорством птицелова

все трели перебрал
и убедился снова:
вначале было Слово.


15

Вначале было Слово,
трассирующий стук,
щемящий сердце звук,
и в Слове том — основа.

А Слово жжёт любого
и рядом, и вокруг,
от храмов до лачуг
пронзительностью зова.

А после в путах строк,
записанное впрок
нетлеющей заметой,

то Слово — нам в урок —
несётся над планетой
всемирной эстафетой.


Декабрь 1997 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!