Реалит

Дата: 01-12-2005 | 17:34:55

РЕАЛИТ

Венок сонетов из книги "11 колючих венков"

1

Традиция возрождена,
вернулась в жизнь, хотя без вздоха
со времени царя Гороха
припоминается она.

Трагические времена,
скупая дикая эпоха.
Тогда бродили врозь и чохом
нечёсанные племена.

Иные кончили пробег,
другие длят счастливый век,
бренчат накопленною славой,

но в исторический сусек
вошли вперед всего состава
лихие орды и оравы.


2

Лихие орды и оравы
меняли поступь и прикид,
ползли со скоростью улит
из первобытности корявой,

презрев, как детскую забаву,
палеолит и мезолит,
сковали серп, клинок и щит,
открыли всяческие сплавы.

А звон мечей — не бой дубин.
Достало силы и причин
сменить пещеры на дубравы

и чтить доживших до седин,
когда смягчил тот век кровавый
нахрапистое волчье право.


3

Нахрапистое волчье право
хранили тундра и тайга
и каменные берега
от Командор до Окинавы.

Ловцам, упорным и костлявым,
грозили стужа и пурга.
Тюлень, медведь и кабарга
сдавались ревностным и бравым.

Тогда в бесхитростных жилищах
при дележе убогой пищи
не оставалось ни зерна

для старцев, немощных и нищих.
Ту мудрость, миф и письмена
нам заповедали сполна.


4

Нам заповедали сполна,
насколько важен каждый признак,
чтоб распознать у организма
пороки слабого звена.

Когда уверенность нужна,
жива система или призрак,
подчас особенная призма
осветит истину до дна.

Исследуем, составим мненье
о сбоях кровообращенья,
какая кость искривлена...

Не то в процессе пробужденья,
не то в кошмаре злого сна
любимая моя страна.


5

Любимая моя страна
со всей своею юной страстью
ждала обещанного счастья
по предсказанью баюна.

Была и дата названа,
но тут афганское несчастье
по воле ошалелой власти
ее забрало в стремена.

И кто ни сватал, неказист,
как перезрелый коммунист,
сверхразвитой презент Минздрава.

В конце концов под звон монист
ушла невеста, будто пава,
кобылкой ветренного нрава.


6

Кобылкой ветренного нрава,
устав от плановых диет,
страна бежит в одно из лет
под сень завлаба и замзава,

и те дают, взамен устава,
ей новый Гарвардский завет,
а по нему — надежный свет,
подмога в трудностях — Варавва.

И вот мешки народных лепт
вручает Кейнсовский адепт
пиратской шайке на потраву.

Увы! Не действует рецепт.
Не утешается держава,
спешит на новую отаву.


7

Спешит на новую отаву
освобожденная орда.
Оставя наши холода,
дельцы шатнулись за заставу.

Варавва, падкий на расправу,
страшит и мучит города,
а капиталы без следа
стекают в мутную канаву.

Купцы нагуливают тушки.
Творцы тощают без полушки.
Ткачи сидят без волокна.

В казне утруски и усушки.
Талантливость возбуждена,
ища покраше табуна.


8

Ища покраше табуна,
рысак порвал с ахалтекинцем.
С неугомонным кабардинцем
междоусобная война.

На поле сгнившая копна —
полузатопленным эсминцем.
Зато заморские гостинцы,
нет-нет потешат скакуна.

От утопической отравы
на атлантические травы
спешит прозревший прозелит,

и весь от Дели до Варшавы,
от Антарктиды до Гебрид
дивится мир под стук копыт.


9

Дивится мир под стук копыт,
как то, что годы созидалось,
переиначивает хаос
и с ветром вихрями летит.

И норовит иной джигит
урвать из целостности малость
и тут же учиняет шалость —
дырявит донья всех корыт.

Страна рванулась и пошла,
несмелых выбив из седла,
хоть смейся, хоть заплачь навзрыд,

а закусила удила
и вскачь, не ведая планид,
к каким она теперь домчит.


10

К каким она теперь домчит,
страна-бунтарь, страна-пучина,
сакраментальным палестинам,
пластам фундаментальных плит?

Непобедимая на вид,
подстать бессмертным исполинам
милитаристская махина
разбитым остовом лежит.

Неподлинный социализм,
недостижимый коммунизм —
иное грезилось эсдекам.

Рванулись вверх — скатились вниз,
к известным даже древним грекам
систематическим отсекам.


11

Систематическим отсекам
педанты важность придают.
В своей графе стране - уют,
как в прочном каземате зэкам.

Дойдя до рыночного трека,
с руками, вольными от пут,
испрашиваем новых ссуд
под закладную ипотеку.

Предполагая изначально
пополнить постиндустриальный
всем миром правящий синклит,

в итоге силимся под пальмой
продать кандальный реквизит.
Извольте — вот он, РЕАЛИТ.


12

Извольте — вот он, РЕАЛИТ,
реально начатый период,
в котором наш державный привод
натужной песнею гудит.

Наш путь не прям, спирально свит.
О том свидетельствует Клио.
Судьба любой квартет и трио,
как пожелает, повторит —

на свежий модернистский лад —
и саксофоны задудят,
и струны задрожат по декам.

Пещерный век пришел назад
на стыд безденежным опекам,
на ужас нищим и калекам.


13

На ужас нищим и калекам,
легко, как чиркнуло перо,
раздали общее добро
под смех барыг по спискам ЖЭКа.

Лекарство стало по аптекам
в цене, как то же серебро,
а покупать его хитро
по неоплатным льготным чекам.

В голодный век палеолит
тащился старый инвалид
в безлюдный дол да с камнем в реку,

а наш этап — шумит-гудит
грабительская лесосека —
проросток каменного века.


14

Проросток каменного века
цветет во весь махровый цвет.
Невероятный камуфлет
со времени Мельхиседека.

Таких чудес не знает Мекка,
не знал бакинский Парапет,
не наблюдал анахорет
дней Кия, Хорива и Щека.

На фоне классовых сражений
вскипает тяжба поколений.
Лишь Отто Лацису ясна

канва таких хитросплетений.
Волной сбивается волна.
Традиция возрождена.


15

Традиция возрождена.
Лихие орды и оравы
нахрапистое волчье право
нам заповедали сполна.

Любимая моя страна,
кобылкой ветренного нрава
спешит на новую отаву,
ища покраше табуна.

Дивится мир под стук копыт,
к каким она теперь домчит
систематическим отсекам.

Извольте — вот он, РЕАЛИТ,
на ужас нищим и калекам -
проросток каменного века.


Май 1997 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!