Антоний и Клеопатра – Жозе-Мария де Эредиа


Они взошли вдвоем, чтобы взглянуть с террасы
На то, как зной ночной в Египет снисходил,
Как Дельтой раздвоен, внизу чернеет Нил,
В Бубастис и Саис воды несущий массы.
И римлянин притих под тяжестью кирасы,
Баюкая дитя, солдат в нем отступил,
Трепещет сердце и, в порыве нежных сил,
Спадают с тела вниз скользящие атласы.
Власами обрамлен, ее бледнеет лик,
Благоуханный, что к победам лишь привык,
Уста сближались их, ее зрачки горели,
В глубинах глаз простор открылся перед ним,
В них император зрит, каскадом золотым,
Бескрайность волн морских, похитивших галеры.






Простите, но это не по-русски.\


Вот читайте:
АНТОНИЙ И КЛЕОПАТРА

Антоний созерцал, забыв соблазны власти,
Как вечер сумерки прохладные свевал,
Как Нила мутного вспененный, жирный вал
Струился медленно к Саису и Бибасте.

Разбиты корабли; добыча ветра – снасти;
Но все равно: сквозь ткань душистых покрывал
Он тело гибкое у сердца сознавал,
Прильнувшее к нему, слабевшее от страсти.

Он видел бледный лик, в короне черных кос;
Благоуханье с них волшебное лилось.
Приблизились уста, и в вожделенном взоре,

На ложе преклонясь, воспламененный вождь,
Сквозь золотых лучей неистощимый дождь
Прозрел галерами усеянное море.

Пер.С.Соловьёва

Re: Антоний и Клеопатра – Жозе-Мария де Эредиа
Валерий Игнатович 2005-12-12 05:06:54

Приведенные здесь стихи (авторство по информации И.Г.) это типичный вольный перевод. Однако, зачем же размещать его в разделе «обсуждения»? Если же требуется критический разбор, то можно было дать ссылку на него. Вообще-то я не так часто пишу критические разборы стихов, но в данном случае Вы не оставляете мне выбора...

Итак, текст не во всем соответствует оригиналу, и можно даже сказать, что это, в некоторой степени, рифмованное впечатление об оригинальном произведении...

Давайте разберемся по порядку. Присланный Вами текст начинается так: «Антоний созерцал, забыв соблазны власти,
Как вечер сумерки прохладные свевал,
Как Нила мутного вспененный, жирный вал
Струился медленно к Саису и Бибасте».
Идея о том, что Антоний, созерцая «сумерки», забыл «соблазны власти» - это, скорее, впечатление переводчика, в тексте на этот счет нет совершенно никакого намека, да и царям такая ветреность не присуща, даже если они заняты совсем не государственными делами.
Если сумерки прохладные, а вечер, к тому же, еще их «свевал», то что там с погодой-то происходило? Как могут быть «сумерки прохладные», если в оригинале они - sous un ciel йtouffant - "под знойным (душным) небом"?

Далее: Нила «мутного вспененный, жирный вал...» – неужто Асуанскую ГЭС уже тогда построили? -... «...Струился медленно»..., «жирная» вода, - видимо, мазут, но откуда? В оригинале вода названа, в конечном итоге, «плодородной»: son onde grasse...
По поводу падежного окончания городов, «к Бубасте»... все-таки существует правило: Мекка - к Мекке, Анкара - к Анкаре, но - Дамаск - к Дамаску, а не к Дамаске...

«Разбиты корабли»...? Но, позвольте, ведь действие происходит в царском дворце, в Александрии, а не у мыса Акции... тем не менее: «добыча ветра – снасти»...!? никаких снастей в оригинале, конечно же, нет, но уж если корабль разбивается, то снасти, по крайней мере, по ветру не летают.
Отметим, что в оригинале герои - на террасе, никуда с нее не уходили, никаких «душистых покрывал» в тексте нет, но можно предположить, что переводчику потребовалось покрыть ими недостаток информации, ибо придуманных обломков несуществующих кораблей не хватило.
«Он тело гибкое у сердца сознавал», - довольно неудачная, даже в рамках контекста, фраза, понимаемая по разному, так как она явно не в ладах с нормами литературного языка...
«Прильнувшее к нему, слабевшее от страсти» – а должно быть – слабеющее от..., - двойной повтор причастия прошедшего времени звучит странно.

«Он видел бледный лик, в короне черных кос» - не проще ли было написать: приснился кошмарный сон...; «Благоуханье с них волшебное лилось. Приблизились уста...» - описание сна, видимо, продолжается...
А рифма: «кос - лилось» либо «кос - лилос»?

«На ложе преклонясь, воспламененный вождь» - попросил градусник? «Вождь» по совместительству? В сонете он назван императором; он был правителем, а вождем, сомнительно.
«Сквозь золотых лучей неистощимый дождь» – ввобще не понятно, о чем эта строка...

В последней строке: Toute une mer immense ou fuyaient des galeres - глагол fuyaient означает: исчезли..., а вся строка говорит о море, в котором галеры на данный момент отсутствуют.

«Прозрел галерами»... - очень странно...
- итак, не приходится считать данный перевод удачным, как с точки зрения литературного языка, так и с точки зрения передачи контекста, ввиду его многочисленных искажений, даже не могу найти более-менее удачный фрагмент текста, который можно было бы с полным правом признать успешным...

[Ответить]