Imaginary supremacy

- Who's there?
                          - Nay, answer me: stand, and unfold yourself.
                          - Long live the king!
                          - Bernardo?
                          - He.
                          - You come most carefully upon your hour.
                          - 'Tis now struck twelve. Get thee to bed, Francisco.

                                William Shakespear “Hamlet, Prince Of Denmark”

                                            А.С.

                              I

…вокруг плюща трескочет тишина
неизданным признаньем насекомых;
двадцатый век. Дорога пожжена,
но память выбирается из комы
и рвется прочь – вдоль северных широт.
И – рыбиной дыханье ловит – рот.

                              II

…таков ли год, что кажется немым?
Или – к часам подкралась мимикрия?
Знамёнам преклоняемся – не мы,
не мы – в еврейском имени Мария
стяжаем гексаграммы благодать,
и жизнь готовы этому отдать.

                              III

Растем в размерах, ёжимся в душе;
не человек, но ветер – вскоре станет
хозяином земли моей. Уже
и пыль его жестокими устами
глаголет о свержении вершин,
хоть сами пики кажутся – с аршин…

                              IV

И всё-то – в корм. Благой предвестник Ра
использует тишайший стук просодий
по глиняным таблицам, где игра
набора кодов, посланных по соте –
не более, чем пища острякам, –
так бьётся время больно по рукам.

                              V

…цифирь пуста. Однако, оборот
её к роенью – впрыскивает летний,
точней – библейский жидкий кислород
в худую кровь. Затем – гнилые сплетни,
вселенский спазм, стеклянные зрачки,
и, возле храмов – свечи-маячки…

                              VI

Возникнет луч – расскажут – главостриг,
накроет мрак – сошлются на дурное
во чью-то честь… Будь ты Архистратиг –
и то бы своё войско неземное
построил сам – лекалам супротив –
ключом победы, – жёсток и ретив.

                              VII

Но – не сегодня. Боже, дребедень
со всем своим июльским парафразом
дарует захождение за тень
(читай – за матку жертвенной заразы,
не ту, что забывает грешный люд.
За ту – где на спасение плюют).

                              VIII

И эта дрянь значительно страшней
фантазмов Босха, приступов кальдеры, –
её мокро;ты плавленых камней
и кашля, сотрясающего эры,
страшней напрасной привязи земной.
…Но, не того что сделалось со мной.

                  ______________

                              IX

…и снова тишь – округла и полна
на первый взгляд незначимых гармоний;
невидимая днём – скользит Луна,
сокрыв от глаз манящий лик горгоний, –
а в сумерках – из зелени хвои;
творит окаменелости свои.

                              X

По мне же – обращается одно
и тоже время – в Китеж и Помпею;
равновелики облако и дно,
Сизиф ра;вно ничтожен скарабею,
и вечность не удастся обойти, –
считаешь только дни – до девяти…

                              XI

Понятно, что стихий водоворот
царёву изъявлению послужит,
а свежий срез – больнее у ворот,
когда стоишь безропотно снаружи,
ногтём вдоль досок струганных скользя,
и зная, что к минувшему – нельзя…

                              XII

Плюс – жутковато. Зрение – дано,
но сам – незрим. Прямым ударом в печень
нечаянно кольнёт веретено;
ты жив – и в этот раз – не изувечен.
Однако, наносивший тот укол
сойдёт с ума, усаженный на кол.

                              XIII

…не ходишь – рыщешь лики, что вокруг
явились сразу всеми возраста;ми, –
вот на одре – досужий лучший друг
лепечет нарождёнными устами
прелестную и злую чепуху,
и обращает мужество в труху.

                              XIV

И, он же, – на поминках у жены
кричит – твоей, – что падок был до тела,
что не хотел, что больше не нужны
залёты в угол – как она хотела…
А между тем – за этим подлецом
стоит она – с заплаканным лицом…

                              XV

Вот – прадед тонким юношей глядит
внимательно и прямо, как на фото;
и незнакомо холодно в груди –
душа еще предчувствует кого-то
растёт из трав навязчивый ответ,
и ночь спешит сменить кромешный свет.

                              XVI

…на краткой встрече двух земных светил –
всё пропадёт – ты снова на природе;
и только пёс, что у тебя гостил
пятнадцать лет – соо;бразно породе
готов и защитить и облизать.
Но, и ему – минута исчезать…

                  ______________

                              XVII

…и вот – один; белёсые поля
похожи на разлитое парное
коровье молоко. Сама земля
противится шагам. И всё дурное
под звёздным растворяется дождём.
И это значит – ты освобождён…

                              XVIII

Теперь – глагола тихого «прощать»
становится ясней прикосновенье;
вращаемая юношей праща
врага едва царапает по вене,
набухшей под колючей бородой:
«…и, слава Богу!» – шепчет молодой.

                              XIX

…а тишина становится втройне
прочней щитов, брони любого войска.
Но, слышно – по облупленной стене
сползает ручеёк свечного воска,
твердея на часовенном полу,
где время превращается в золу.

                              XX

…прощение, незнамое досель,
отчаянно прокалывает кожу,
стремясь как можно больше – по росе
собрать друзей, возлюбленных, прохожих, –
которых души – стаи светляков;
и ты – у цели. План Его таков.

                              XXI

…уже пределы розовой зари
вращают мироздание на запад.
хоть небосвод болидами сорит,
ты забываешь облики и запах
всего, что волновало до сих пор.
А впереди дорога и Собор.

                              XXII

Последний оборот, последний взгляд,
последнее прощанье с тишиною;
там, вдалеке – приветственно трубят,
ведя в существование иное,
и плоть твоя, смущённа и бела,
приветствует великие дела.

                              XXIII

…и тут – лучом сечётся плоть земли,
где ты уже прозрачен, беззаботен;
я возвращаюсь в место, где могли
таких как ты – родиться много сотен,
но вижу преднамеренность пути –
таких как ты – мне больше не найти…

                              XXIV

И я ныряю в ту же тишину,
что некогда делилась нами равно,
не торопясь сошествую ко дну
но вдруг – смекаю – кровото;чит рана
у левого четвёртого ребра…
Ну что же, друг – пора. И мне – пора.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!