Перси Шелли. К Джейн. Приглашение

Дата: 08-10-2016 | 22:42:08

Перси Б.Шелли  К Джейн. Приглашение (To Jane: The Invitation)

[Это и следующее стихотворение ("К Джейн. Воспоминание"/ "To Jane: The Recollection") были опубликованы Мрс. Shelley в их первоначальном виде вместе как одно произведение под заглавием, "Сосновый лес Cascine близ Пизы" / "The Pine Forest of the Cascine near Pisa", "Posthumous Poems", 1824.]


Лучшая, ярчайшая, приди!
Ты, как светлый день, что впереди -
Он среди иных, как ты, в печали
Движет, с добрым утром привечая
Грубый год, что снова пробудился,
В колыбели, где средь чащ таился.
Час Весны столь ярок нерождённой,
Зимний путь справляя в неге сонной,
Чтоб сыскать ей Утро зимородка,
Где седой Февраль играет плёткой,
Движется с Небес в лазурной радости,
Лоб Земли она целует сладостно,
Улыбаясь морю молчаливому,
Ото льда потоки вскрыв бурливые,
Музыку их звонкую лелея,
Горы смёрзшие дыханьем грея;
Как перед Мая славною пророчицей
На бесплодный путь цветы приносятся,
Зимний мир тем самым проявляя,
Ты над ним смеёшься, дорогая.

Прочь, от людей, из городов,
В дремучий лес, под сень холмов,
В безмолвный уголок пустыни,
Где души мелодия не схлынет –
Ей не нужно подавлять свой стих,
Отклики ловя из уст иных;
И Природы нежное касанье
Сердцу здесь дарует упованье.
Я на дверях записку оставляю
Для всех, кого обычно приглашаю:
' Отныне отправляюсь я в поля
Приять утехи сладостного дня;
А Размышленье, завтра приходи,
Отчаяние с неоплатным счётом,
Стихов читатель нудный мой, Забота –
Сполна я заплачу в могиле вам,
Смерть ваши строфы будет слушать там.
Ну, что же Ожиданье, в путь пора!
Сполна я дань ему отдал с утра;
Надежда, не высмеивай ты Скорбь
Улыбкой и за мной не следуй вновь;
Жизнь долгая – на твой счастливый шаг!
В пути я знал лишь миг добра, а так –
Боль вечную твоя любовь сулила,
О ней ты никогда не говорила '.

Сестра сияющая Дня
Встань! Пробудись! И, вдаль маня,
В дикий лес и степь приди,
В омуты, где зимние дожди
Крышей виснут, что листвою хладной;
Где сосна прядёт свои гирлянды
Из хвои; седые волоконца
Крутит плющ, скрыт от лобзаний солнца;
Где луга и пашни, гомон птичий,
Дюн морских песчаное величье;
Изморозь где, тая, орошает
Маргаритку, что покоя чает;
Анемон с фиалкой там поспорят
Ароматами, оттенкам вторя,
Блёклый год венчая, слабый, новый;
Тает ночь, стряхнув свои покровы,
В глубине востока, сизой и слепой,
И над нами - полдень голубой;
Волн наплыв журчит у наших ног,
Встретил океан земли порог;
Всё вокруг встаёт одной картиной -
Во всеобщем солнце всё едино!

   Санкт-Петербург, 8 октября 2016г.


Привожу свой давний перевод фрагмента этого произведения (строки 21…29 и 47…69), сделанный 4(3) - стопным ямбом, с ассонансными рифмами:


. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Прочь от людей, из городов,
В дремучий лес, под сень холмов,
В безмолвную пустыню,
Где жар души не стынет,
Тщась уловить чужой
Мечты привычный строй.
Природы вещие уста
Дарят гармонию сердцам.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Сестра сияющая дня
Встань! пробудись! и мрак тесня,
Иди в чащобы и болота,
В стоячих заводей тенёта,
Где одиноко никнет ландыш,
Где из хвои плетёт гирлянды
Сосна , о солнца поцелуе
Здесь тщетно блёклый плющ тоскует,
Где пастбищ сочные луга,
Песчаных отмелей гряда,
Где иней смачивает звёзды
Лучистых маргариток, слёзы
Там на фиалке, повилике -
Из запахов и красок сплетен
Венок - ведь год так слаб и бледен;
Когда же тает на востоке
Ночь в блеклом сумраке, и звонкий
Восходит полдень голубой,
И слабой отразясь волной
Прибой у наших ног бормочет,
И землю океан воочью
Встречает, - перед целым миром
Всё - в диске солнечном едино.

          Ленинград, 25 марта 1978.


Percy Bysshe Shelley  TO JANE: THE INVITATION.

[This and the following poem were published together in their original
form as one piece under the title, "The Pine Forest of the Cascine near
Pisa", by Mrs. Shelley, "Posthumous Poems", 1824; reprinted in the same
shape, "Poetical Works", 1839, 1st edition; republished separately in
their present form, "Poetical Works", 1839, 2nd edition. There is a
copy amongst the Trelawny manuscripts.]

Best and brightest, come away!
Fairer far than this fair Day,
Which, like thee to those in sorrow,
Comes to bid a sweet good-morrow
To the rough Year just awake                                       _5
In its cradle on the brake.
The brightest hour of unborn Spring,
Through the winter wandering,
Found, it seems, the halcyon Morn
To hoar February born,                                             _10
Bending from Heaven, in azure mirth,
It kissed the forehead of the Earth,
And smiled upon the silent sea,
And bade the frozen streams be free,
And waked to music all their fountains,                             _15
And breathed upon the frozen mountains,
And like a prophetess of May
Strewed flowers upon the barren way,
Making the wintry world appear
Like one on whom thou smilest, dear.                               _20

Away, away, from men and towns,
To the wild wood and the downs--
To the silent wilderness
Where the soul need not repress
Its music lest it should not find                                   _25
An echo in another's mind,
While the touch of Nature's art
Harmonizes heart to heart.
I leave this notice on my door
For each accustomed visitor:--                                     _30
'I am gone into the fields
To take what this sweet hour yields;--
Reflection, you may come to-morrow,
Sit by the fireside with Sorrow.--
You with the unpaid bill, Despair,--
You, tiresome verse-reciter, Care,--                               _35
I will pay you in the grave,--
Death will listen to your stave.
Expectation too, be off!
To-day is for itself enough;                                       _40
Hope, in pity mock not Woe
With smiles, nor follow where I go;
Long having lived on thy sweet food,
At length I find one moment's good
After long pain--with all your love,                               _45
This you never told me of.'

Radiant Sister of the Day,
Awake! arise! and come away!
To the wild woods and the plains,
And the pools where winter rains                                   _50.
Image all their roof of leaves,
Where the pine its garland weaves
Of sapless green and ivy dun
Round stems that never kiss the sun;
Where the lawns and pastures be,                                   _55
And the sandhills of the sea;--
Where the melting hoar-frost wets
The daisy-star that never sets,
And wind-flowers, and violets,
Which yet join not scent to hue,                                   _60
Crown the pale year weak and new;
When the night is left behind
In the deep east, dun and blind,
And the blue noon is over us,
And the multitudinous                                               _65
Billows murmur at our feet,
Where the earth and ocean meet,
And all things seem only one
In the universal sun.

NOTES:
_34 with Trelawny manuscript; of 1839, 2nd edition.
_44 moment's Trelawny manuscript; moment 1839, 2nd edition.
_50 And Trelawny manuscript; To 1839, 2nd edition.
_53 dun Trelawny manuscript; dim 1839, 2nd edition.

Сергей Николаевич, над этим текстом надо поработать.

Лучшая, ярчайшая, жду страстно! - это телеграфный стиль + переакцентовка (перемещение ударения).

Печали - привечая можно считать рифмой только при очень большом желании. И есть еще целый ряд таких рифмоидов.
Путь не справляют - по нему движутся.
Горы - не смерзшие, глагол смерзнуть означает: замерзнуть насмерть.
пред Мая славныя пророчицей - почему старославянский? Шелли принял православие?
...лужайки, пастбища в наличье
- это канцелярит.
Хоть "вдаль маня", хоть "мрак тесня" (этот вариант, по-моему, лучше) надо обособить с обеих сторон.
Дожди крышей виснут - а крыша виснет? По-моему нависает.
Поцелуй У солнца?
Изморзь - орошает? Разве? Она же не изморось.
Может, что-то я проглядел.
С уважением
А.В.

Спасибо, Александр Владимирович, что Вы уделили столько внимание моему горячему и, очевидно, непропечённому пирожку. Итак – по Вашим замечаниям.

1.Лучшая, ярчайшая, жду страстно! - это телеграфный стиль + переакцентовка (перемещение ударения).

Best and brightest, come away!= Лучшая, ярчайшая, жду страстно! Не совсем понял – я сохранил здесь авторский хорей, а телеграфный стиль (не совсем мною учуянный), возможно, диктуется нетерпеливым настроением Шелли.

2. Печали - привечая можно считать рифмой только при очень большом желании. И есть еще целый ряд таких рифмоидов.

Ещё у меня: пророчицей-проносятся, поля-дня, скорбь-вновь (кстати, как э т и рифмы?) – итак, на 34 рифмы я схалтурил в четырёх местах. Я поищу получше ту рифму, которую выделил, а остальные диктуются точными терминами, ради которых я здесь вынужденно поступился точными рифмами.
Могу в своё слабое оправдание привести из Шелли, например - off- enough
                                     
3. Путь не справляют - по нему движутся.

А нельзя здесь путь понимать как предприятие, как странствие?
Вот в таком смысле:
7. Передвижение куда-л.; поездка, путешествие. Долгий, дальний, трудный, утомительный п. Простудиться в пути.На обратном пути заехать к родителям. Итак, друзья, в добрый п.! Счастливый, добрый п.; счастливого, доброго пути (пожелание благополучия отбывающему, уезжающему). По пути (во время передвижения, путешествия; мимоходом, попутно). Проводить кого-л. в последний п. (похоронить). Пути не будет кому-л. (разг.; не будет удачи во время поездки, путешествия).

4. Горы - не смерзшие, глагол смерзнуть означает: замерзнуть насмерть.

Горы смёрзшие дыханьем грея – здесь я в том же эмоциональном смысле как:
Мороз порядочный ---. Я до того уже смерз, что стал сухие сучки ломать и разводить костер. М. Пришвин, Рассказы егеря.

5. пред Мая славныя пророчицей - почему старославянский? Шелли принял православие?

Мне кажется старо-славянизмы в русском языке не стоит рассматривать исключительной прерогативой православия. Ведь так говорили на Руси, и эту лексику я вправе использовать как художественный штрих.В данном контексте я таким образом акцентировал пророчицу - Как пред Мая славныя пророчицей

6....лужайки, пастбища в наличье - это канцелярит. 

В какой восторг придёт от этого Вашего замечания мой брат, который по телефону со страстью, до агрессии, отговаривал меня от этого канцелярита. Но у меня пока за душой ничего нет, кроме весёленького в этом суровом пейзаже - пенье птичье. Поищу.
А как Вам - Отчаянье, чья иссякает квота?

7. Хоть "вдаль маня", хоть "мрак тесня" (этот вариант, по-моему, лучше) надо обособить с обеих сторон. 

Запятую после и поставил.
А “мрак тесня” не подойдёт к Джейн, которая “вдаль маня”.

8. Дожди крышей виснут - а крыша виснет? По-моему нависает.

Нависают – в этом есть что-то остановленное, а я, как мне кажется, передал непрерывность этого состояния, тем более относящегося не к крыше, а к дождям, соотносящимся с хладной листвой
В омуты, где зимние дожди
КрышЕЙ виснУТ, что ЛИСТВОЮ хладной;
А и даже формально - виснуть=ниспадать, свешиваться, спускаться, висеть, болтаться, свисать, мотаться, нависать, спадать, зависать

9. Поцелуй У солнца?

Крутит плющ, скрыт от лобзаний (поцелуев) солнца; по-моему, всё нормально.
А как Вам с подчинённостью - Маргаритку, что покой не чает

10. Изморзь - орошает? Разве? Она же не изморось.

Изморозь где, тая, орошает = Where the melting hoar-frost wets

.
С уважением, Сергей.


P.S. Внесены поправки (см.): п.п. 1,5,6 (и "квота " ), 7, 9, 10 ("покоя чает").

Сергей Николаевич, извините, я не буду с Вами дискутировать, тем более что у меня рука болит из-за артроза. Ограничусь мелкими замечаниями.

1. Хорей - это у Шелли.

И come away! - это не жду страстно! Жду страстно - это и есть

телеграфный стиль.
2. Таких рифмоидов довольно много.                       
3. Путь не справляют - по нему движутся.
А нельзя здесь путь понимать как предприятие, как странствие?
Думаю, что в любом случае путь справлять нельзя.
4. Горы - не смерзшие, глагол смерзнуть означает: замерзнуть насмерть.
Возможно, это устаревшее значение. У С. Кузнецова: погибнуть от мороза, да еще и по отношению к растениям.

У Ожегова и Шведовой это слово отсутствует. Больше проверять не стал.
По отношению к Шелли архаизмы употреблять можно, но это, видимо, еще и разговорное слово, что уже нежелательно.
5. Старославянизмы в переводе можно использовать для стилизации, но очень аккуратно и по назначению - для стилизации. Это очень сильнодействующее средство. Не думаю. что в данном случае это нужно.
6. И в наличье - это канцелярит, и квота - наверное, тоже.
9. Поцелуй У солнца - так не говорят. Вы не исправили, т.е. не убрали предлог.
А как Вам с подчинённостью - Маргаритку, что покой не чает
Не чает покоЯ.
10. Изморзь - орошает? Разве? Она же не изморось.

Орошает - значит обрызгивает.

Тающий иней что-то может обрызгивать?

Извините, это всё.

Спасибо большущее, Александр Владимирович!

Я выписал строки из своего перевода, которых коснулись Ваши замечания, и буду искать, как их поправить.

Если выдет существенно лучше, перевод перепубликую.


Спешу рассеять  лишь одно недоразумение. Я, наряду с этим свежим и полным переводом  The Invitation, поместил, из ностальгических чувств, свой давний перевод фрагмента, которому почти 40 лет. Он сделан исключительно ямбом (у Шелли хорей с ямбом), но зато он - 4-стопный, как в оригинале (новый перевод я расширил на стопу, чтобы вместить содержание). И в нём как раз полно рифмоидов (сейчас я, как правило, подбираю точные рифмы). 

А поцелуй У солнца меняю на поцелуй От солнца... (без предлога здесь не выходит ямб).

С уважением, Сергей.

Сергей Николаевич, поищите все-таки вариант без предлога. это похоже на "платье от Кардена" и т.п.

Где из хвои плетёт гирлянды
Сосна , о солнца поцелуе
Здесь тщетно блёклый плющ тоскует,

Замечательно, только еще рифму поищите поточнее.

Вы, похоже, помаленьку вдохновите меня на необратимую поправку этого раритетного варианта. 

Вот и прекрасно, когда что-то изменяется к лучшему.