Ч. Диккенс. Введение (“Холодный дом”)

Дата: 22-04-2016 | 15:08:39

Charles DICKENS                                                             Чарльз ДИККЕНС

B L E A K                                                                               Х О Л О Д Н Ы Й

H O U S E                                                                                                     Д О М

Preface                                                                                                   Введение

 

Как-то Член Канцлерского Суда любезно сообщил в моём присутствии компании, состоящей из порядка ста пятидесяти мужчин и женщин, никак не заподозренных в невменяемости, что Канцлерский Суд, хотя и является ярчайшим объектом распространённого предубеждения в обществе (и в этот момент, мне показалось, судейское око покосилось в мою сторону), на самом деле почти безупречен. Случались, добавил он, по ходу его деятельности какие-нибудь пустяшные недостатки, только они преувеличены, и целиком обязаны "скаредности общества"; каковое зловредное общество до последнего времени явно, самым решительным образом было нацелено, ни в коем случае не увеличивать число Канцлерских судий, установленное - я полагаю, Ричардом Вторым, впрочем, вполне мог бы быть какой-то другой король.

            Мне эта шутка показалась слишком уж глубокой, чтобы вставить её в основную часть книги, или мне бы следовало возвратить её Разговорчику-Кенджу или м-ру Вулзу, один из которых, мне кажется, и должен был её изобрести. В таких устах я мог бы совместить её с подходящей цитатой из Шекспировского сонета:

 

                                            "Отягчена моя природа,

                          Как краска въелась в руку маляра:

                          Так сжалься, обновленья дай, исхода!"

                                                ( "Моя природа тем подавлена                      

                          Что въедается в неё, как в руку красильщика:

                          Так сжалься надо мной, и пожелай мне обновленье!")


                                                    "My nature is subdued
                          To what it works in, like the dyer's hand:
                          Pity me then, and wish I were renewed!" *


            Но, поскольку полезно, чтобы скаредное общество знало, что делалось, и до сих пор делается в этой сфере, я заявляю, что всё, выставленное на этих страницах касательно Канцлерского Суда - это по существу правда и ничего, кроме правды. Случай Гридли не существенно переделан из одного действительного происшествия, опубликованного беспристрастным лицом, который по роду своей профессии был ознакомлен полностью с этим чудовищным злоупотреблением с начала и до конца. В настоящий момент** в Канцлерском Суде рассматривается тяжба, которая начата едва ли не двадцать лет назад;  в которой извещаются о выступлении от тридцати до сорока адвокатов одновременно; в которой были начислены судебные издержки в сумме семи тысяч фунтов; которая является дружеской тяжбой; и которая (как меня уверяют) сейчас не ближе к своему завершению, чем в самом начале. В Канцлерском рассматривается ещё одна знаменитая тяжба, ещё не разрешённая, которая начата в конце прошлого столетия, и в которой на судебные издержки была поглащена сумма более чем в два раза превышающая те семь тысяч фунтов. Если нужны другие примеры для Джарндисов и Джарндисов, я бы мог наводнить ими эти страницы к стыду... скаредного общества.

            Есть ещё только один вопрос, по поводу которого я позволю себе короткое замечание. Возможность так называемого Самопроизвольного Возгорания после смерти м-ра Крока отрицалась; и мой хороший друг м-р Люис (совершенно ошибавшийся, он это скоро понял, предполагая, что явление отвергается всеми авторитетами) опубликовал несколько остроумных писем ко мне в то время, когда в газетах появилось сообщение об этом случае, доказывая, что Самопроизвольное Возгорание невозможно. Нет необходимости говорить, что я ни намеренно, ни по небрежности не ввожу в заблуждение своих читателей, и поэтому, прежде чем описывать, я постарался изучить предмет. Документально установлены около тридцати случаев, из которых самый знаменитый, с Графиней Корнелией де Банди Чезенате, был подробно изучен и описан Джузеппе Бьянчини, пребендарием Вероны, в 1731 году, и впоследствие повторно им опубликован в Риме. Если отбросить все рациональные сомнения, внешние признаки, которые наблюдались в этом случае, это внешние признаки, которые наблюдались в случае м-ра Крука. Следующий пример из наиболее известных имел место в Реймсе, шестью годами раньше; и историк в этом случае - Ле Кот, один из самых знаменитых хирургов Франции. Жертвой была женщина, чей муж по недоразумению был обвинён в её убийстве; но после веской апелляции в высший суд, он был оправдан, поскольку было выявлено путём свидетельских показаний, что она умерла смертью, которая определяется как Самопроизвольное Возгорание. Я не считаю нужным добавлять к этим замечательным фактам, и к той общей ссылке на специалистов, которая будет обнаружена на 482 стр.*** , запротоколированные мнения и исследования выдающихся профессоров-медиков Франции, Англии и Шотландии более позднего времени; ограничившись замечанием, что не откажусь от фактов, пока не случится основательное Самопроизвольное Возгорание тех свидетельских показаний, по которым обыкновенно все судят о людских происшествиях.      

В Холодном доме я намеренно остановился на романтической стороне обыкновенной жизни.

                                                             

* CXI сонет Шекспира

** Август, 1853 (Примечание автора)

*** Другой случай, очень доходчиво описанный одним зубным врачом, произошёл в городе Колумбия, в Соединённых Штатах Америки, совсем недавно. Жертвой стал немец, который держал винную лавку, и был неисправимым пьяницей. (Примечание автора).

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!