У Царских врат Христа




У Царских врат Христа — народ-цареубийца.
Слепотствуя, кичась — жирует Третий Рим.
Отцеженный комар в кунсткамере томится.
Народная толпа себе — ваяет нимб.

Вовек не смыть позор бредового расстрела
детей! Нетленна их отца кровавая слеза!
В трёх подданных — его империи пределы!
Народные стрелки — застывшие глаза —
стреляющих в упор: не мать — императрица…

Нам слышен лёгкий гул лавины с дальних гор…

В истории грязна не каждая страница —
молчанием народ свой пишет приговор.

Вину ещё бродить. Вина ли Винодела,
что, в суете, в алтарь его уже внесли…
Распятого Христа умученное тело,
таясь, ученики смиренно погребли.


Осанну завывать — приятнейшее дело.
Отчизну не спасёт державности узда!
Раскаянье — «жидам»? И совесть отболела?!
Чад панихид не ест свинцовые глаза!

(Свинцовые глаза глядят на Украину.
России ли, рука готова приобнять
«по-братски», чтоб была живой наполовину?
Плод покаяния — душить? Опять…). Опять!







У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!