Неоспоримость истинных мгновений

Истинные мгновения. Должно быть (по крайней мере, мне бы так хотелось думать), каждый из нас задумывался, а было ли в его жизни что-то хоть изредка схожее с такими мгновениями. Конечно же, да. Все было. У кого-то больше, у кого-то в меньшей степени. Но я сейчас веду речь не об обыденных моментах истины: любовь родителей к детям, любовь чад к своим предкам, любовь к Родине, жертва во имя. Я говорю о спонтанной истине, которую осознаешь не сразу, не моментально, а по прошествии времени, находясь, к примеру, в метро, на улице, на работе. Как-то вдруг, не в тему и как будто не про нас… Теперь я понимаю, что у меня было такое мгновение, одно уж точно… Сегодня пришло осознание, под музыку в переполненном вагоне.

ПОМНЮ, была осень. Такие дожди бывают только в этот переломный момент в жизни земли по-женски капризный, требовательный и не по-женски скупой на тепло. В этот сезон обязательно чувствуешь некий дискомфорт, приближенный к панике: вот-вот что-то должно произойти, поменяться не в лучшую сторону. В такие дни «верующие» люди стремятся найти поддержку у высших (совсем не осязаемых) сил. Я и моя подруга не стали исключением из правил, и отложив все дела, отпросившись с работы, поехали в Покровский монастырь к Матронушке поплакаться, попросить, помолиться, а может, просто потому что почувствовали, что так надо, пришло время. День выдался дождливым (подумалось, во искупление). К мощам мы стояли недолго, или показалось, что время не ходило вдоль, а проносилось от начала в конец неиссякаемой очереди. Выйдя из часовни, мы отыскали свое место еще в одной очереди к иконе Пресвятой матушки (кто был, тот знает, о чем я говорю) уже на улице. В это время дождь усилился, а время вдруг объявило тайм аут, и потеряло интерес к стоящим под дождем. Прошел час, второй, а мы топтались на месте. Каждый говорил с любимой святой: мужчины кратко, женщины подробно… Вдруг мы одновременно обратили внимание на молодого человека, стоящего немного в стороне от людей, вооруженных зонтами, закутанных в плащи, платки, а иногда водрузивших пакеты на головы. Стоял он под фонариком, ни на секунду не закрывающем его от дождя, и пытался вдумчиво читать акафисты Матронушке. Он, видимо, даже не подумал, что осенью случаются дожди, а потому совсем не был подготовлен к встрече с оными. Вода попадала ему за воротник, он ежился, но продолжал что-то еле заметно шептать себе под нос… Почему-то в тот момент он показался мне совершенно особенным. Я (сердобольная) позвала его под наш зонтик. В тесноте да не в обиде, ну намокнем вместе по плечу каждый. Эка беда. Он, видимо, почувствовав неловкость, поначалу отказывался, но мы уже не слушали возражений. Так и стояли под дождем, смешные со стороны, трое под одним маленьким зонтом. Он как-то особенно бережно держал его над нами, как будто пытался спасти от всех жизненных неурядиц, а дождь был только предлогом. О чем мы говорили не имело значение. О чем могут говорить незнакомые люди. Сказалось долгое напряжение. Нас, как говорится, пробило на хи-хи. Сразу стало теплее, но немного неловко перед окружающими нас сосредоточенными и хмурыми людьми. Незаметно вокруг напряжение стало спадать, и уже рядом стоящие заулыбались то ли от наших шуток, то ли просто поддавшись на "провокацию". Когда через час мы прошли оставшиеся несколько метров, и настала наша очередь подойти к иконе, мы в один голос предложили молодому человеку идти первым, но он наотрез отказался, сказав, что пойдет только после нас. И дальше... уже каждую в отдельности охранял от уже ставшей назойливой осенней непогоды. Я почти не помню его лица, но точно знаю, что оно было светлым. На один час Господь подарил нам ангела-хранителя. Отходя от иконы, я оглянулась. Он долго стоял у нее, прижавшись лицом истово и как-то по-детски беспомощно. В этот момент мне очень хотелось, чтобы Бог услышал его молитвы.

Время от времени нам все так же становится неуютно. Приходит осень, а с ней осознание, что вот-вот в жизни что-то пойдет не так. Как сегодня в метро в переполненном вагоне я опять оказалась в Покровском монастыре, где идет дождь, и мы трое под одним зонтом - замершие в ожидании чуда. Написала подруге: «Тань, а ты помнишь… Было в этом что-то настоящее!». И в ответ: "Да, Тань, конечно же, я помню!".

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!