Роберт Фрост Беспокойство о реках. (Цикл).

Дата: 21-04-2014 | 18:20:21

Роберт Фрост Беспокойство о реках
(С английского).

Взгляни на длинную долину и на гору.
Как люди говорят, край света где-то там.
Но где ж тогда должна река, что здесь возникла,
в конце течения излиться в пустоту ?
Я не видал ещё реки быстрей и больше.
Я очень часто беспокоился о том,
чтоб рекам из долин всегда был вольный выход.
Реально у реки есть собственный каньон.
Как выйдет из него - совсем не наше дело,
но где-нибудь она, конечно, истечёт -
не обязательно на дальнем расстоянье.
Счастливый выход возможен возле нас
и вскоре сыщется в любом из направлений.
Как нам известно, мир - слоновое седло.
Сам этот слон стоит верхом на черепахе,
а черепаха - в океане на скале.
Весьма долга была история науки.
Она сегодня, в побасёнках для детей,
их вводит в череду своих былых фантазий:
"Смотрите ж дальше сновидения и вы !".
Мы были некогда расплавом, были паром.
Что нас всех крутит, что ввергает нас в огонь -
подскажет Эпикур и разъяснит Лукреций.
Мы что-то знаем, как всё было до сих пор,
и нам не нужно жить в пространстве, как всевышний,
ища там подвига и опыта любви.

Robert Frost Too Anxious for Rivers

Look down the long valley and there stands a mountain
That someone has said is the end of the world.
Then what of this river that having arisen
Must find where to pour itself into and empty?
I never saw so much swift water run cloudless.
Oh, I have been often too anxious for rivers
To leave it to them to get out of their valleys.
The truth is the river flows into the canyon
Of Ceasing-to Question-What-Doesn’t-Concern-Us,
As sooner of later we have to cease somewhere.
No place to get lost like too far in the distance.
It may be a mercy the dark closes round us
So broodingly soon in every direction.
The world as we know is an elephant’s howdah;
The elephant stands on the back of a turtle;
The turtle in turn on a rock in the ocean.
And how much longer a story has science
Before she must put out the light on the children
And tell them the rest of the story is dreaming?
“You children may dream it and tell it tomorrow.”
Time was we were molten, time was we were vapor.
What set us on fire and what set us revolving,
Lucretius the Epicurean might tell us
‘Twas something we knew all about to begin with
And needn’t have fared into space like his master
To find 'twas the effort, the essay of love.
1947 "Steeple Bush"

Аннотация.
В стихотворении "Too Anxious for Rivers" Роберт Фрост высказывает своё
отношение к ряду естественно-научных и философских проблем и к постановке
школьного образования. В история науки он наблюдает постоянное чередование
разных сказочных измышлений и не видит конца этому длительному процессу.
Поэт отрицает какой-либо смысл в религиозных представлениях о загробной жизни.


Роберт Фрост Директива
(С английского).

Назад ото всего, что нас гнетёт,
назад к тому, что кажется лишь проще
с потерей позабытых мелочей,
как памятник, источенный годами,
назад туда, где дом уже не дом,
на ферму, что уж более не ферма,
под городок, что нынче опустел.
Путеводителям не доверяйте.
Они собьют вас с верного пути.
Въезд в прошлое здесь как каменоломня,
где валуны - колени городка,
который вздумал хвастать облицовкой.
А о дорогах в книжке есть рассказ,
что те хранят не только след фургонов, -
тут с севера на юг прополз ледник,
пробивший путь огромнейшим зубилом.
Ногами он до Полюса достал.
Он стужу гонит до горы Пантеры*
и до сих пор приносит холода.
Но не страшитесь грозных испытаний,
когда из сорока подвальных нор
на вас глазеть тут будут постоянно
и ваш приход взволнует здешний лес
да так, что в нём зашелестят все листья.
Здесь гости редки, лес уже не тот,
каким был прежде, лет на двадцать раньше.
Его деревья смотрят свысока
на яблони, поклёванные дятлом.
Насколько веселее вспоминать
про песни по пути домой с работы,
что кто-то пел, шагая впереди,
и вёз своё зерно в скрипучей тачке.
Вот верх холма - то памятная грань.
Там, встретившись, слились два сельских поля.
Там нынче тихо, и полей уж нет.
Здесь, потеряв себя и заблудившись,
вы можете поднять дорожный мост,
поставив знак: НЕТ ХОДА ПОСТОРОННИМ.
Стянув предохранительным ремнём,
устройте в поле для себя жилище,
припомнив детство и родной свой двор
с игрушками ребячьего театра,
с разбитою посудой под сосной.
Как дети были счастливы, играясь,
там, в прошлом, где и дом уже не дом !
Совсем заплыл, как вмятина в опаре,
укрывшийся в сирени лаз в подвал.
То был солидный дом, не игротека.
Начало вашей жизни и судьбы.
Ручей, который доставлял вам воду,
стремительный, любитель бушевать,
студёный, как родник вблизи истока.
(Не то, что все равнинные ручьи,
что любят вешать тину на колючках).
На берегу я в детстве схоронил
под старым кедром, в арке под корнями,
разбитый кубок - как Святой Грааль,
закляв, чтоб не попал к непосвящённым.
Им не спастись, сказал апостол Марк.
(Тот кубок был любимою игрушкой).
Там есть вода, из кубка можно пить.
Испейте и гоните все тревоги.

Robert Frost Directive

Back out of all this now too much for us,
Back in a time made simple by the loss
Of detail, burned, dissolved, and broken off
Like graveyard marble sculpture in the weather,
There is a house that is no more a house
Upon a farm that is no more a farm
And in a town that is no more a town.
The road there, if you'll let a guide direct you
Who only has at heart your getting lost,
May seem as if it should have been a quarry —
Great monolithic knees the former town
Long since gave up pretense of keeping covered.
And there's a story in a book about it:
Besides the wear of iron wagon wheels
The ledges show lines ruled southeast-northwest,
The chisel work of an enormous Glacier
That braced his feet against the Arctic Pole.
You must not mind a certain coolness from him
Still said to haunt this side of Panther Mountain.
Nor need you mind the serial ordeal
Of being watched from forty cellar holes
As if by eye pairs out of forty firkins.
As for the woods' excitement over you
That sends light rustle rushes to their leaves,
Charge that to upstart inexperience.
Where were they all not twenty years ago?
They think too much of having shaded out
A few old pecker-fretted apple trees.
Make yourself up a cheering song of how
Someone's road home from work this once was,
Who may be just ahead of you on foot
Or creaking with a buggy load of grain.
The height of the adventure is the height
Of country where two village cultures faded
Into each other. Both of them are lost.
And if you're lost enough to find yourself
By now, pull in your ladder road behind you
And put a sign up CLOSED to all but me.
Then make yourself at home. The only field
Now left's no bigger than a harness gall.
First there's the children's house of make-believe,
Some shattered dishes underneath a pine,
The playthings in the playhouse of the children.
Weep for what little things could make them glad.
Then for the house that is no more a house,
But only a belilaced cellar hole,
Now slowly closing like a dent in dough.
This was no playhouse but a house in earnest.
Your destination and your destiny's
A brook that was the water of the house,
Cold as a spring as yet so near its source,
Too lofty and original to rage.
(We know the valley streams that when aroused
Will leave their tatters hung on barb and thorn.)
I have kept hidden in the instep arch
Of an old cedar at the waterside
A broken drinking goblet like the Grail
Under a spell so the wrong ones can't find it,
So can't get saved, as Saint Mark says they mustn't.
(I stole the goblet from the children's playhouse.)
Here are your waters and your watering place.
Drink and be whole again beyond confusion.
1947 "Steeple Bush".

Примечания.
*Гора Пантера - гора в штате Нью-Йорк.
Стихотворение "Directive" можно найти в Интернете под названием "Указание" в очень выразительном переводе на русский язык А.Сергеева.


Роберт Фрост 23-е сентября.
(С английского).

Слетевши, как с насеста,
примерно с пяток козодоев
уселись меня удостоив,
рядом, на видное место.

Их было двое в июне,
жили на круче скупой,
а нынче явились толпой.
Их лето прошло не втуне.

Мне нравилось их мельканье.
Не видел особых шуток,
но вот показали малюток
в забаву мне на прощанье.

Я день этот прожил не зря,
раз это семейство встретил,
и взяв календарь отметил
ту дату в конце сентября.

Robert Frost A Nature Note

Four or five whipporwills
Have come down from their native ledge
To the open country edge
To give us a piece of their bills.

Two in June were a pair –
You’d say sufficiently loud,
But this was a family crowd,
A full-fledged family affair.

All out of time pell-mell!
I wasn’t in on the joke,
Unless it was coming to folk
To bid us a mock farewell.

I took note of when it occurred,
The twenty-third of September,
Their latest that I remember,
September the twenty-third.
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Полуреволюция
(С английского).

Я - адвокат частичных изменений.
Я - не сторонник полных потрясений.
(Как всякий розенкрейцер без cомнений).
Поскольку прежний класс не клонит лоб,
искусный вождь народных возмущений
на полпути подаст команду "Стоп !"
Хоть в революциях есть смысл и есть причины,
их нужно свёртывать, дойдя до половины.

Robert Frost A Semi-Revolution

I advocate a semi-revolution.
The trouble with a total revolution
(Ask any reputable Rosicrucian)
Is that it brings the same class up on top.
Executives of skillful execution
Will therefore plan to go halfway and stop.
Yes, revolutions are the only salves,
But they're the one thing that should be done by halves.
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Ответ
(С английского).

Cчастливый остров ? - Счастлив будь, мой сын ! -
Мне счастья не было сыскать хотя б один.

Robert Frost An Answer

But Islands of the blessed, bless you, son,
I never came upon a blessed one.
1942 "A Witness Tree"


Роберт Фрост Гарантия
(С английского).

Ура ! Со всех сторон на пядь,
в плите, за смотровым стеклом
и плотным бронзовым кольцом,
могу опасности не ждать.

Robert Frost Assurance

The danger not an inch outside
Behind the porthole's slab of glass
and double ring of fitted brass
I trust feels properly defied.
1942 "A Witness Tree"


Роберт Фрост О местных валунах
(С английского).

На пастбище моём - лишь валуны.
Оно - как полная яиц корзинка.
Хоть эти камни - не товар для рынка,
но, думаю, на что-нибудь годны.

Пришлю вам, если жирный мягкий грунт
у вас уходит в глубь на тридцать футов,
хоть ешь его, на вид и ощупь спутав
с тончайшею мукой по квотеру за фунт.

Вы сможете валун отшлифовать.
Найду из всех получше и поглаже,
чтоб стал, как изваяние, на страже
у вас в подворье рыцарям под стать.

Он будет и без надписей хорош.
Вы скажете ехидному соседу,
что это памятник родному деду, -
и пусть ломает голову, в чём схож.

Robert Frost Of the Stones of the Place

I farm a pasture where the boulders lie
As touching as a basket full of eggs.
And though they're nothing anybody begs,
I wonder if it wouldn't signify

For me to send you one out where you live
In wind-soil to a depth of thirty feet,
And every acre good enough to eat,
As fine as flour put through a baker's sieve.

I'd ship a smooth one you could slap and chafe,
And set up like a statue in your yard,
An eolith palladium to guard
The West and keep the old tradition safe.

Carve nothing on it. You can simply say
In self-defense to quizzical inquiry:
"The portrait of the soul of my gransir Ira.
It came from where he came from anyway."
1942 "A Witness Tree"


Роберт Фрост Дошкольник
(С английского).

Шагаю в гости к другу,
в лесистую округу.
Ищу там нужный дом.
Попал в сплошную вьюгу.

Вдруг вижу, хоть и странно,
у двери мальчугана.
Он что-то мне велит
сквозь вихри урагана.

В лице его бравада,
на паре щёк - помада,
и вот кричит, как командир,
куда идти мне надо.

И мать следит за сыном,
дивясь словам и минам,
старается, чтоб не шалил
и вёл себя чин-чином.

А он твердит, тоскуя,
что я, мол, не рискуя,
сейчас могу пойти туда,
куда он - ни в какую.

Он видел флаг над школой,
привольный и весёлый.
Ему ж не больше четырёх,
с того-то он и квёлый.

Большущий красно-белый флаг.
Прекрасный синий звёздный стяг.
"Божусь, что убран он сегодня !"
Пойти, взглянуть. Неужто так ?

Robert Frost Not of School Age

Around bend after bend,
It was blown woods and no end.
I came to but one house,
I made but the one friend.

At the one house a child was out
Who drew back at first in doubt,
But spoke to me in a gale
That blew so he had to shout.

His cheek smeared with apple sand,
A part apple in his hand,
He pointed on up the road
As one having war-command.

A parent, his gentler one,
Looked forth on her small son
And wondered with me there
What now was being done.

His accent was not good.
But I slowly understood.
Something where I could go -
He couldn't but I could.

He was too young to go,
Not over four or so.
Well, would I please go to school,
And the big flag they had - you know

The big flag: the red-white -
And blue flag, the great sight -
He bet it was out today,
And would I see if he was right?
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Секрет сидит.
(С английского).

Предположив, мы водим хоровод,
Секрет сидит в кругу и знает наперёд.

Вариант:
Мы входим в хоровод и полагаем,
Секрет сидит в кругу учёным попугаем.

Robert Frost The Secret Sits

We dance round in a ring and suppose,
But the Secret sits in the middle and knows.
1942 "A Witness Tree"


Роберт Фрост Беотиец*
(С английского).

Я забавляюсь, рассуждая, как платоник,
но от афинян с их премудростью отличен,
я больше беотиец*, я - лаконик***,
не пeдантичен, не систематичен**.

Robert Frost Boeotian*

I love to toy with the Platonic notion
That wisdom need not be of Athens Attic,
But well may be Laonic**, even Boeotian*.
(Вариант: But well may be Laconic***, even Boeotian*)
At least I will not have it systematic****.

Примечания.
*Бытовало мнение, что жители древнегреческой области Беотия не отличались
высокой интеллектуальностью.
**Laonic - ссылка на византийского историка Лаоника Халкокондила (1423?-1490).
***В другом варианте стихотворения употребляется слово Лаконик, то есть немногословный спартанец.
****Не систематичен. Роберт Фрост отстаивает здесь свою (и всеобщую) духовную свободу от предписанных и общепринятых философских схем и учений.
Отстаивает свободу мысли.
1942 "A Witness Tree"


Роберт Фрост Уравнитель
(С английского).

Мы слышим Цезарь - понимаем Император,
не дока в экономике - куратор.
(Распоряжаясь государственной казной,
он никогда не трясся над мошной).
Считал, что от неравенства в богатстве
заразные поветрия родятся,
что в нём причина воровства и святотатства.
Нам надобен порой подобный реформатор.

Вариант.
Мы слышим Цезарь, понимаем - Повелитель,
не теоретик, а разумнейший рачитель,
(В одних глазах - безбожный расточитель,
в других - не скупердяй, а трезвый охранитель).
Он видел, что неравенство в богатстве
толкает бедных не зевать и не теряться,
в чём все зародыши погибели таятся.
Нам тоже нужен столь же мудрый уравнитель.

Robert Frost An Equiliser

It is as true as Caesar's name was Kaiser
That no economist was ever wiser
(Though prodigal himself and a despiser
Of capital and calling thrift a miser).
And when we get too far apart in wealth
‘Twas his idea that for the public health.
So that the poor don’t have to steal by stealth,
We now and then should take an equalizer.
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Наше сочуствие к обездоленному
(С английского).

Он встанет, после снова упадёт,
как в цирке пёс, забравшись на батут,
и никакой сенатор их не пнёт,
не то куснут и тогу разорвут.

Robert Frost On Our Sympathy with the Under Dog

First under up and then again down under,
We watch a circus of revolving dogs
No senator dares in to kick asunder,
Lest both should bite him in the toga-togs.
1942 "A Witness Tree", Quantula.


Роберт Фрост Стихотворение
(С английского).

Стихи игриво совершают путь
по заданному им манеру,
блюдут рифмовку, ритм и меру,
неотвратимо донося их суть.

Robert Frost In A Poem

The sentencing goes blithely on its way
And takes the playfully objected rhyme
As surely as it takes the stroke and time
In having its undeviable say.
1942 "A Witness Tree", Quantula

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!