Перси Шелли. Ода Западному Ветру

Дата: 26-08-2016 | 18:07:24

Перси Б. Шелли Ода Западному Ветру (Oda to The West Wind)
    [Опубликована вместе с "Прометеем Освобождённым", 1820.]

Эта поэма задумана и в основном написана в лесу, что окружает Арно, близ Флоренции, и в день, когда этот бурный ветер, одновременно мягкий и такой живительный, собрал испарения, которые пролились осенним дождём. Как я и предвидел, с заходом солнца началась сильная гроза с градом, сопровождаемая этим великолепным громом и молниями, необычными для Чизальпинских областей.
Феномен, упомянутый в заключение третьей строфы, хорошо известен натуралистам. Растительность на дне моря, рек, и озёр, сочувствует той, что на земле при смене сезонов, и поэтому подвержена влиянию ветров, которые возвещают об этом. – –

                                                                                       Из заметок Шелли

1.
О, дикий Ветер Западный, дыханье
Твоё незримой Осенью полно,
Несущий мёртвый лист, очарованье

Теней чумой побитых – все в одно:
Вот жёлтый, чёрный, красный, как в чахотке.
Ты мчишь к постели зимней, где темно,

Семян крылатых вихрь, – там зябко, топко –
Как трупы, по могилам их запрятав,
Пока сестра Весна не ступит кротко

На Землю спящую – лазурный фатум,
Пушинки-почки сладкие несущий
Равнинам – жизнь, оттенки, ароматы.

Дух дикий, чьё искусство вездесуще,
Охранник, разрушитель, слушай, слушай!

2.
В твоём потоке грозном средь смятенья,
Рябь облаков, как жухлый лист, спадает
С ветвей Небес и Океана в тленье.

Дождя и молний ангелы играют
На кромке голубой твоей волны,
Как враз власы над головой взлетают

Менады яростной, от глубины
На горизонте вдаль до эмпирей,
Там шлюзы – шторм идёт со стороны.

Над годом панихиду правишь в сей
Гробнице, – ею стала эта ночь
И купол, мощью вздыбленный твоей –

Пары взрывают атмосферы плоть,
Дождь чёрный, огнь и град: не превозмочь!

3.
От летних снов неспешно пробудилось
Ты, море Средиземное. Циклической
Струёй хрустальной убаюкан, мнилось,

Байяйской бухты остров вулканический:
Во сне дворцы он видит и мосты,
В живой волне, сверкающей магически.

Под ней лазурь болота и цветы,
Их сладость чувство не опишет! Силы
Атлантики в пути размеришь ты,

Они себя изводят в бездны. Ила
Чащоба и цветок морской средь мрака –
То листья кроны океана хилой.

Узнай свой голос, поседей от страха,
Дрожи и изводись: воспрянь из праха!

4.
Листом тобой гонимым стать, счастливым,
Иль в небе облаком с тобой скользить,
Вздыхать волной, тесним лихим порывом

Твоим, Неуправляемый – постичь
Пространство мной, хоть волей обделён.
Вернуть ли детство, чтоб тебя настичь?

Помчался б за тобой я, обращён
В мгновенье ока в крохотную точку,
В небесный твой вояж враз вовлечён.

О вознеси меня как те листочки!
Не смевший досаждать тебе мольбою,
Низринут в терньи жизни, кровоточу!

Того, кто горд, как ты, своей судьбою,
Попрал груз времени глухой стопою.

5.
Твою б мне лиру – лес ветвей звенящих!
Он мне сродни – не ведом нам покой!
Твоих гармоний океан бурлящий

Тон сладостный, в нём и печаль порой,
Творит чрез нас от осени глубокой.
В меня вселись, свирепый Дух! Будь мной,

Рожденье новое ускорь до срока,
Вовне гони мертвящих мыслей муть,
Дыханья чтобы свежего потоки

Из очага, чья не остыла суть,
Несли б золу и искры этих строф.
Трубой пророчества для мира будь

Из уст моих! Когда немой покров
Зимы гнетёт, Весны мы слышим зов!


                      д.Руссолово, под Гатчиной, 30 июля 2016г.



Percy Bysshe Shelley ODE TO THE WEST WIND.
[Published with "Prometheus Unbound", 1820.]

(This poem was conceived and chiefly written in a wood that skirts the
Arno, near Florence, and on a day when that tempestuous wind, whose
temperature is at once mild and animating, was collecting the vapours
which pour down the autumnal rains. They began, as I foresaw, at sunset
with a violent tempest of hail and rain, attended by that magnificent
thunder and lightning peculiar to the Cisalpine regions.

The phenomenon alluded to at the conclusion of the third stanza is well
known to naturalists. The vegetation at the bottom of the sea, of
rivers, and of lakes, sympathizes with that of the land in the change
of seasons, and is consequently influenced by the winds which announce
it.--[SHELLEY'S NOTE.])


1.
O wild West Wind, thou breath of Autumn's being,
Thou, from whose unseen presence the leaves dead
Are driven, like ghosts from an enchanter fleeing,

Yellow, and black, and pale, and hectic red,
Pestilence-stricken multitudes: O thou,             _5
Who chariotest to their dark wintry bed

The winged seeds, where they lie cold and low,
Each like a corpse within its grave, until
Thine azure sister of the Spring shall blow

Her clarion o'er the dreaming earth, and fill       _10
(Driving sweet buds like flocks to feed in air)
With living hues and odours plain and hill:

Wild Spirit, which art moving everywhere;
Destroyer and preserver; hear, oh, hear!

2.
Thou on whose stream, mid the steep sky's commotion, _15
Loose clouds like earth's decaying leaves are shed,
Shook from the tangled boughs of Heaven and Ocean,

Angels of rain and lightning: there are spread
On the blue surface of thine aery surge,
Like the bright hair uplifted from the head         _20

Of some fierce Maenad, even from the dim verge
Of the horizon to the zenith's height,
The locks of the approaching storm. Thou dirge

Of the dying year, to which this closing night
Will be the dome of a vast sepulchre,               _25
Vaulted with all thy congregated might

Of vapours, from whose solid atmosphere
Black rain, and fire, and hail will burst: oh, hear!

3.
Thou who didst waken from his summer dreams
The blue Mediterranean, where he lay,               _30
Lulled by the coil of his crystalline streams,

Beside a pumice isle in Baiae's bay,
And saw in sleep old palaces and towers
Quivering within the wave's intenser day,

All overgrown with azure moss and flowers           _35
So sweet, the sense faints picturing them! Thou
For whose path the Atlantic's level powers

Cleave themselves into chasms, while far below
The sea-blooms and the oozy woods which wear
The sapless foliage of the ocean, know             _40

Thy voice, and suddenly grow gray with fear,
And tremble and despoil themselves: oh, hear!

4.
If I were a dead leaf thou mightest bear;
If I were a swift cloud to fly with thee;
A wave to pant beneath thy power, and share         _45

The impulse of thy strength, only less free
Than thou, O uncontrollable! If even
I were as in my boyhood, and could be

The comrade of thy wanderings over Heaven,
As then, when to outstrip thy skiey speed           _50
Scarce seemed a vision; I would ne'er have striven

As thus with thee in prayer in my sore need.
Oh, lift me as a wave, a leaf, a cloud!
I fall upon the thorns of life! I bleed!

A heavy weight of hours has chained and bowed       _55
One too like thee: tameless, and swift, and proud.

5.
Make me thy lyre, even as the forest is:
What if my leaves are falling like its own!
The tumult of thy mighty harmonies

Will take from both a deep, autumnal tone,         _60
Sweet though in sadness. Be thou, Spirit fierce,
My spirit! Be thou me, impetuous one!

Drive my dead thoughts over the universe
Like withered leaves to quicken a new birth!
And, by the incantation of this verse,             _65

Scatter, as from an unextinguished hearth
Ashes and sparks, my words among mankind!
Be through my lips to unawakened earth

The trumpet of a prophecy! O, Wind,
If Winter comes, can Spring be far behind?         _70

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!