Сцена 7

Дата: 13-04-2010 | 06:31:47

Роддом. Слева - окошко регистратуры, справа – дверь с табличкой “ГЛАВВРАЧ”, между ними – широкие двери лифта. На стенах зайчата, рыбки, бабочки и прочая мультипликация. Шутливые объявления типа: “К присутствию при родах допускаются только отцы, присутствовавшие при зачатии” и “При рождении двойни третьего выдаем бесплатно!”. Из репродуктора струится тихий голос Горбачева. То и дело слышится: “перестройка”, “ускорение”, “гласность”, “социализм с человеческим лицом”. Две нянечки (одна – пожилая, вторая – совсем молоденькая) останавливаются с двумя тележками возле лифта. Пожилая нажимает кнопку вызова.


1-ая нянечка. Отвезем этих - я в буфет спущусь. Петровна сарделек обещала опять сегодня оставить. Так что, готовь мне без сдачи.

2-ая нянечка. Конечно, Надежда Сергеевна! Прям, не знаю, чтобы я без Вас делала!

1-ая нянечка. Да брось ты, деточка! Смотри, лучше, какие красавцы...

2-ая нянечка. (склоняется над детьми. Весело) Сама бы не была при родах – ни за что бы не поверила!

1-ая нянечка. Да господь с тобой, Тинусь! Я за тридцать пять лет такого насмотрелась – ни в одном кино не увидишь.

2-ая нянечка. Рыжий здоровяк какой! Глазенками так и зыркает! Ха-ха! А этот тихий, черненький... (присмотревшись повнимательней) На цыгана похож!

1-ая нянечка. (склоняется над тележкой. После паузы) На осетина он похож. Я в семьдесят третьем в отпуск ездила, к подруге, на Кавказ. Она в Орджоникидзе работала там в роддоме... Чистый осетин. Точно тебе говорю. Но, это они, джигиты, попервоначалу только тихие. А чуть подрастут – такие, знаешь, разбойники...

2-ая нянечка. Эй вы, близнецы-голубцы! Привет! (машет им) Чудно как-то!

1-ая нянечка. Это, деточка, такое специальное явление в медицине... Что ж это с лифтом-то опять? Название у него... дай бог памяти... То ли телепатия, то ли телемония... Надо у Онищенки спросить. А вот он!

Появляется главврач.

1-ая нянечка. Богдан Степанович!

Главврач. Да?

1-ая нянечка. Богдан Степанович, запамятовала я – как это по-научному... Вы мне еще давеча рассказывали... Когда детки на родителей не похожи...

Главврач. Телегония?

1-ая нянечка. Вот, прости господи, память-то! Телегония!

Главврач. (указывая на детей) Нечаева?

1-ая нянечка. (кивает) Её... Двойня!

Главврач. Да, действительно, случай интересный... Только это все пока... теория... Поэтому, термин, строго говоря, не совсем научный. Вы уж, Надежда Сергеевна особо на меня в этом вопросе не ссылайтесь, я Вас очень прошу...

1-ая нянечка. Понимаю. Что ж я? Я поняла...

2-ая нянечка. Богдан Степанович, а Вы сами в это верите?

Главврач. Тина, голубушка, наука не является предметом веры. Так что, не путайте, пожалуйста, науку с религией! (наклонившись над одним из новорожденных, пристально его рассматривает) А случаи такие регистрируются. Вот, недавно в Швеции был зафиксирован похожий случай. Мамаша - блондинка в седьмом колене, отец вообще - альбинос. Первые роды, без осложнений, все просто замечательно: ребеночек здоровый, улыбчивый, три восемьсот, видимых патологий не наблюдается... Вы спросите: что в этом удивительного? И почему молодая мать упаковками, понимаешь, пьет успокоительное, а папаша-альбинос близок к нервному срыву?

2-ая нянечка. (испуганно) Почему?

Главврач. Почему... Потому что новорожденный как две капли воды похож на Патриса Лумумбу! Вот почему. В общем, начинаются у них проверки-перепроверки... Подменили, там, понимаешь, не подменили... Мать, как я уже сказал, в истерике, отец (и его можно понять) требует генетической экспертизы... И что же вы думаете? ДНК-анализ подтверждает отцовство! А затем и повторная, и все последующие экспертизы различных лабораторий – не только шведских, но и немецких, датских, американских. Ученые разводят руками... Газетчики сходят с ума...

2-ая нянечка. (не сдержавшись) Обалдеть!

Главврач. (довольный произведенным эффектом, продолжает) Да. Можно и так сказать... В конце концов, мамаша признается, что, несколько лет тому назад, будучи еще студенткой, имела непродолжительную интрижку с африканским студентом. Но, естественно, предохранялась – ни о какой беременности и речи быть не могло...

2-ая нянечка. (испуганно смотрит на старшую свою товарку. Та выразительно кивает) Господи! И что же... с ребеночком-то?

Главврач. С ребеночком? Да ничего. Живут они в своем Гётеборге, примерная шведская семья. Правда, история, как я уже сказал, попала в прессу, получила резонанс... Так что, они, там, конечно, местная достопримечательность. А это не всегда бывает удобно - когда тебя каждая собака, понимаешь... знает в лицо. С другой стороны – соседям ничего объяснять не надо. В общем, во всем есть свои плюсы.

2-ая нянечка. Чудеса!

Главврач. (подходит к двери своего кабинета, берется за ручку. Про себя, как бы глядя сквозь стену) Такие вот, понимаешь, пироги с котятами...

Исчезает за дверью.

1-ая нянечка. (пытает кнопку лифта) Не хотит, зараза! Лифтера надо вызывать...

2-ая нянечка. (склонившись над тележкой, весело) Ого! Тихий-тихий, а хватательный рефлекс работает! Такая кроха – кто бы мог подумать... Кстати, а отец-то в курсе?

1-ая нянечка. (не отрываясь от кнопки) Какой отец?

2-ая нянечка. Ну, их отец.

1-ая нянечка. (оставив, наконец, кнопку в покое) В командировке отец. Нашел, тоже, время, прости господи! Ну, будет, значит, ему сюрприз...

2-ая нянечка. Да все обойдется, Надежда Сергеевна! Онищенко ему про шведов этих расскажет... Все образуется (вновь склонившись) Да? Ласказет дядя доктол и папка всё-всё слазу поймет...

1-ая нянечка. (вернувшись к кнопке, недовольно) У нас тут, Тинусь, не Швеция... Вишь ты, дьявол...

Внезапно, широкие двери лифта мягко распахиваются, обнажая внутренний полумрак.

1-ая нянечка. Ну, слава тебе, Господи!

Завозят вовнутрь тележки с детьми.

2-ая нянечка. А не застрянем? У меня сосед в прошлую субботу...

Ее голос тонет во все нарастающей музыке (что-то жизнеутверждающее и финальное, навроде “El Bimbo” Поля Мориа). Одновременно постепенно гаснет наружное освещение и, постепенно же, зажигается внутреннее освещение лифта, который вдруг оказывается бесконечным, освещенным боковым светом, коридором. И по нему, тихо беседуя, идут куда-то в самый конец перспективы две женщины с тележками-кроватками для новорожденных, в которых мирно набираются сил для новой своей жизни парочка таких непохожих друг на друга близнецов.

Спустя какое-то время, одновременно с затихающей мелодией, медленно закрываются двери лифта, и сцена окончательно погружается во мрак.



Занавес


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!