Вильям Шекспир. Генрих IV. Ч. I. Акт 5

АКТ ПЯТЫЙ

Сцена 1.

Лагерь короля возле Шрусбери.

Входят

ГЕНРИХ IV, принц ГЕНРИ, принц ДЖОН ЛАНКАСТЕР, сэр УОЛТЕР БЛЕНТ и сэр ДЖОН ФАЛЬСТАФ.

ГЕНРИХ IV

Уже встаёт кровавая заря

Из-за холмов, и день пред ней бледнеет.

ГЕНРИ

И южный ветер протрубил о том,

Что будет этот день и злой, и грозный.

ГЕНРИХ IV

Да, злой — конечно, для бунтовщиков.

А победившим грозы не опасны.

Трубы. Входят ВУСТЕР и ВЕРНОН.

Вот вы и с нами, Вустер, но, увы,

Совсем не так, как было б вам пристойно.

Доверье наше осквернили вы,

Нас возбудив совлечь одежды мира

И облачить в железо каждый член.

Стыдитесь, сэр! Я говорю: стыдитесь!

Но, может, узел гордиев войны

Вы разрубить хотите и вращаться

Покорно по орбите, как звезда,

Смиренной добродетелью сверкая,

И больше не желаете мястись,

Как будто беззаконная комета,

[Пояснение. Переосмысление выражения А. С. Пушкина. — А. Ф.]

Пророчащая бедствия стране?

ВУСТЕР

Что до меня, поверьте: я желал бы

Дожить свой век в тиши. Я не искал

К перевороту поводов.

ГЕНРИХ IV

Однако

Нашли.

ФАЛЬСТАФ

Валялся повод на земле,

А этот шёл, споткнулся да и поднял.

ГЕНРИ

Ты, жвачное животное, заткнись!

ВУСТЕР

А что же делать, если отвратился

Король от рода нашего — от тех,

Кто был ему вернейшею опорой,

О чём приходится напоминать!

Отрёкся я от Ричарда Второго,

Сломал свой жезл, вам руку целовал,

Хотя и был в ту пору вас счастливей

И положеньем выше. Но спешил

Вам на подмогу я и днём, и ночью.

Ведь это брат, племянник мой и я

Вернули вам отечество, рискуя

При этом головой. Вы поклялись

В Донкастере, что королевской власти

Не станете искать, что ваша цель —

Ланкастер, и права, и состоянье —

Наследство Джона Ганта — возвратить.

А мы клялись помочь вам в правом деле.

Но тут на вас полился дождь удач.

Вы возвеличились невероятно.

Вас жертвой притеснений видел свет,

Развратом злой эпохи возмущённый.

Сама погода ворожила вам,

Поскольку ветер противоположный

В Ирландии монарха задержал,

И Ричарда уже сочли умершим.

И мы за вас стояли, как скала.

Тогда из этих многих преимуществ

Не упустили вы ни одного,

Доверье общее завоевали

И приняли предложенный венец.

Тогда-то вы, свою солживив клятву,

[Пояснение. Цитата из "Царя Фёдора Иоанновича" А. К. Толстого. — А. Ф.]

Как будто выкормленный воробьём

Птенец кукушки, стали вероломно

Нести обиды нашему гнезду.

Мы вас уже настолько раскормили,

Что вам попасть боялись на глаза

И тем напомнить о своих услугах,

Чтоб на съедение не угодить.

Осталось нам для своего спасенья

Расправить крылья, прочь от вас лететь,

Вооружиться и главу возвысить.

Конечно, мы крамольники для вас,

Но вы крамолу выковали сами

И в руки нам вложили, словно меч.

[Пояснение. В "Слове о полку Игореве": "и начяша князи про малое, се великое млъвити, а сами на себе крамолу ковати" и "а князи сами на себе крамолу коваху". О крамоле и мече: "Тъй бо Олег мечем крамолу коваше". — А. Ф.]

Всему виною ваше своенравье,

Уничижительный и резкий тон

И, наконец, предательство обета,

Который дали вы в те дни, когда

Растили замысел переворота.

ГЕНРИХ IV

Известно это мне. Ещё б не знать!

Об этом вы вещаете с амвонов,

Да что там — в подворотнях! Свой мятеж

Выряживая в яркие одежды,

Вы тащите к себе презренный сброд:

Всех перевёртышей и отщепенцев,

И нищебродов — внутренних врагов,

Которые ручонки потирают

В предчувствии сумбурных перемен.

Чтоб бунт размалевать, гуашь найдётся.

[Пояснение. В оригинале: water-colours, т. е., очевидно, акварели, но я предпочёл более яркие и крикливые краски. — А. Ф.]

Всегда есть своры злобных босяков,

Желающих разрухи и содома.

ГЕНРИ

Да, многие оплатят сей раздор,

Когда две наши армии сразятся.

Я вас прошу племяннику сказать,

Что принц Уэльский вместе с целым светом

Чтит Гарри Перси, только одного

Не одобряя — этого восстанья.

Надеждами своими я клянусь,

Что не знавал другого джентльмена,

Кто был бы так же благородно-смел,

Отважно-молод, храбро-энергичен,

Кто так же украшал бы этот век.

Признаюсь: был я рыцарем беспутным.

Так говорит и Перси обо мне,

По слухам. Но державный мой родитель

Вам подтвердит, что я не оскорблён

И превосходство Перси над собою

Охотно признаю. Но тем сильней

Мечтаю с ним сойтись я в поединке,

Чтоб меньше общей крови пролилось.

ГЕНРИХ IV

Даём мы позволенье, принц Уэльский,

На это состязание, хотя

Есть множество причин для запрещенья.

Да, Вустер, сострадательный вы наш,

Представьте, что народ мы тоже любим,

И даже всех погибших — я хочу

Сказать: погибших не на поле брани,

А тех, кто душу погубил свою,

Кого втянул в крамолу ваш племянник.

И, стоит только вам согласье дать,

Мы завтра же друзьями учинимся.

[Пояснение. Цитирование слов Бориса Годунова из "Царя Фёдора Иоанновича" А. К. Толстого. Смысл этой реплики — лицемерное примирение. Это Годунов "свою солживил клятву" (см. выше). — А. Ф.]

Нам каждый будет другом, мы — ему.

Племяннику об этом сообщите

И принеси немедленно ответ.

[Пояснение. Приём переводчика — внезапный переход на "ты", т. е. покровительственное хамство короля, выдаваемое за добродушие. В оригинале нет перехода на "ты", местоимения по отношению к адресату исчезают. Себя же король именует "мы". Весь тон этого монолога и поведения короля показывает невозможность примирения. — А. Ф.]

Когда племянник твой не поостынет,

[Пояснение. В оригинале: if he will not yield. Поостынет — придумано переводчиком. Напоминаем, что прозвище Перси — Hotspur, Горячая шпора. — А. Ф.]

Своею властью мы его согнём.

Теперь ступай. Не смей противоречить.

Мы не ответим, больше слов не трать.

Условия советуем принять.

ВУСТЕР и ВЕРНОН уходят.

ГЕНРИ

Они, конечно, ничего не примут.

Для Дугласа и Перси целый мир

Не более чем повод для раскола.

ГЕНРИХ IV

Конечно. Командиры — по местам!

Едва лишь Вустер к нам придёт с отказом,

Мы тотчас атакуем. Бог за нас!

Уходят все, кроме принца ГЕНРИ и ФАЛЬСТАФА.

ФАЛЬСТАФ

О, Гарри, если я в разгаре боя упаду в твоих глазах… то есть на твоих глазах, стань надо мной, заслони меня своим телом! Таково бремя дружбы.

[Пояснение. В оригинале довольно замысловато: bestride me, so; ’tis a point of friendship — один из пунктов (обязательств) дружбы. — А. Ф.]

ГЕНРИ

Это бремя вынесет лишь Колосс Родосский.

[Пояснение. В оригинале: Nothing but a colossus, в том смысле, что лишь колосс может заслонить Фальстафа. Однако глагол bestride означает стать над телом, расставив ноги. Именно так стоял Колос Родосский. — А. Ф.]

Лучше молись. На том прощай.

ФАЛЬСТАФ

Хотел бы я молиться перед мирным сном.

ГЕНРИ

Отдать богу душу — это долг чести.

ГЕНРИ уходит.

ФАЛЬСТАФ

Долг чести! Но платить ещё не время. А что-то делать раньше срока — моветон. Долг чести — скажите пожалуйста! Чести лишиться, конечно, плохо. А лишиться конечности? Кто мне её пришьёт? Честь? Вот и выходит, что честь — хирург безрукий. Что такое честь? Слово. А что такое слово? Колебание воздуха. Цепляться за воздух? Много чести! Много чести — тоже мне богатство! Если кто умер с честью, есть она у него? Вроде, да. Обладает он ею? Вроде, нет. Осязает её? Нет. Слышит, как его честят — в хорошем смысле? Нет. Для мёртвых честь не существует. А для живых? Тоже нет, поскольку их честят — в дурном смысле.

[Пояснение. Глагол честить имеет два смысла: хулить и хвалить. — А. Ф.]

Не надо мне чести — это в лучшем случае эпитафия. Вот весь мой катехизис.

Уходит.


Сцена 2.

Лагерь повстанцев.

Входят

ВУСТЕР и ВЕРНОН.

ВУСТЕР

Сэр Ричард, о посулах короля

Мы говорить племяннику не вправе.

ВЕРНОН

Но должно всё, как было, доложить.

ВУСТЕР

Мы этим приговор себе подпишем.

Король не может клятвы исполнять.

И чтоб врагов он возлюбил — с чего бы?

Злопамятность его лишь возрастёт.

Не ведать нам спокойствия отныне.

Он будет попрекать нас мятежом,

Отыскивая повод для расправы.

Король над нами учредит надзор

Стоглазый, словно Аргус, недреманный.

К себе доверья мы не возвратим,

Клеймо бунтовщиков на нас навечно.

Ведь говорят: как волка ни корми,

Всё в лес глядит он, хищник по природе.

Уж вы не сомневайтесь: нам король

В вину поставит даже наши взгляды —

Я не про убежденья говорю.

Смотреть мы будем весело иль грустно —

Всё это истолкуют нам во вред.

Враги ухаживать за нами станут —

Как за скотом, что кормят на убой.

Племянника ещё простят, быть может:

Он, дескать, молод, страстен и горяч,

Оправдывая тем прозванье Хотспер,

И мощь его уж точно не в мозгу.

Мы головами за него ответим —

Отец его Нортумберленд и я,

Поскольку лиходея мы взрастили,

И вся его распущенность — от нас,

И мы в нём распалили дух мятежный.

Нет, лучше пусть не знает ничего.

ВЕРНОН

Скажите, что находите вы нужным.

Я подтвержу. Да, кстати, вот и он.

Входят ХОТСПЕР и ДУГЛАС.

ХОТСПЕР

Вернулся дядя. Лорда Уэстморленда

Освободите. Что вы принесли?

ВУСТЕР

Король готов немедленно сражаться.

ДУГЛАС

Ему доставит вызов Уэстморленд.

ХОТСПЕР

Да, передайте лорду порученье.

ДУГЛАС

С великою охотою.

ДУГЛАС уходит.

ВУСТЕР

Король

Не проявил ни грана милосердья.

ХОТСПЕР

А вы просили? Боже сохрани!

ВУСТЕР

Нет, я лишь перечислил деликатно

Обиды наши, нарушенья клятв.

Но он обеты все презрел настолько,

Что ненавистью просто одержим.

Он нас изменниками обзывает

И обещает всех перепороть.

Возвращается ДУГЛАС.

ДУГЛАС

К оружию! К оружью, джентльмены!

Я свой зубодробительный удар —

Великолепно-дерзновенный вызов —

Чрез Уэстморленда Генриху влепил.

ВУСТЕР

Племянник, при отце своём принц Уэльский

Сказал, что вызывает вас на бой.

ХОТСПЕР

О, если б только я и Гарри Монмут

Могли сегодня жизнью рисковать!

Когда бы это противостоянье

Лежало лишь на наших головах!

А как держался он? Высокомерно?

ВЕРНОН

Нет, что вы! Чванства не было совсем.

Душой клянусь, что вызовов подобных —

Столь дружелюбных — я ещё не знал.

Так предложил бы он родному брату

Для развлечения пофехтовать.

Он искренне и превосходным слогом

Все ваши добродетели вознёс,

Как будто в хронике увековечить

Желая их. Но более всего

Явил он августейшую натуру

В признании своих несовершенств.

Как будто ум двойной в нём воплотился:

Принц был в одном лице и ученик,

В проступках кающийся, и учитель.

Он высказал всё это и умолк.

И я во всеуслышанье добавлю,

Что стоит пережить ему тот день,

Когда две ваши ревности схлестнутся,

То, значит, Гарри был оговорён,

И ослепительнейшие надежды

Перед страной откроются тогда.

ХОТСПЕР

Так вы находитесь под обаяньем

Проделок царственного шалуна!

Да, свет ещё не знал подобных принцев.

Но, кто бы ни был он, я стисну так

Его в своих объятиях солдатских,

Что сплющит эта вежливость его.

К оружию, друзья мои, к оружью!

Пускай вас чувство долга вдохновит

Сильней, чем я напутственною речью.

Входит ПЕРВЫЙ ГОНЕЦ.

ПЕРВЫЙ ГОНЕЦ

Милорд, вот письма.

ХОТСПЕР

Не до них сейчас.

Жизнь коротка, но если бы катилась

Она лишь круг на стрелке часовой,

Её сочли бы мы чрезмерно длинной,

В бездействии растратив этот час.

Коль выживем — тирана сбросим с трона.

А если смертью храбрых пасть должны,

То заберём и принцев мы с собою.

Не сомневайтесь в правоте своей

И в праведности вашего оружья.

Входит ВТОРОЙ ГОНЕЦ.

ВТОРОЙ ГОНЕЦ

Готовьтесь! Приближается король.

ХОТСПЕР

Спасибо, что меня ты прерываешь.

Я не оратор. Вам скажу одно:

Пусть каждый совершит всё то, что может.

А я для крови избранной свой меч

[Пояснение. Игра слов, отсутствующая в оригинале: Генрих IV – король не по "крови", а по избранию. У Шекспира: the best blood. — А. Ф.]

Сегодня обнажу. Трубите, трубы!

Теперь, друзья, под эти голоса

Обнимемся — в последний раз, быть может.

С надеждою за Перси в правый бой!

Уходят.


Сцена 3.

Поле битвы.

Появляются с разных сторон

ДУГЛАС и сэр УОЛТЕР БЛЕНТ.

БЛЕНТ

Эй, кто ты, прицепившийся ко мне?

За голову мою желаешь славы?

ДУГЛАС

Я Дуглас. А преследую тебя

Затем, что ты король, как мне сказали.

БЛЕНТ

Ты можешь это правдою считать.

ДУГЛАС

Недавно то же говорил Лорд Стаффорд,

Который был похож на короля.

Я зарубил его. Когда не хочешь

Судьбы такой же, то сдавайся сам.

БЛЕНТ

Нет, плен не для меня, шотландец наглый!

За Стаффорда король тебе отмстит!

Бьются. ДУГЛАС убивает БЛЕНТА.

Входит ХОТСПЕР.

ХОТСПЕР

Когда б ты, как при Голмдоне, сражался,

Шотландцы побеждали бы всегда.

ДУГЛАС

Однако же сейчас мы победили.

Перед тобой король сражённый.

ХОТСПЕР

Кто?

ДУГЛАС

Вот этот.

ХОТСПЕР

Нет, его в лицо я знаю.

Тобой убит отважный рыцарь Блент,

Одетый в королевские доспехи.

ДУГЛАС

Несносный, недалекий интриган!

Несчастный: не своё ты занял место.

Тебя я спутал с тем, кто поважней.

[Пояснение. Откровенная цитата из "Гамлета", обращенная к убитому Полонию. Первые две строки — в моём переводе. В оригинале — близко по содержанию: A fool go with thy soul, whither it goes! // A borrow’d title hast thou bought too dear: // Why didst thou tell me that thou wert a king? Для сравнения — в "Гамлете": Thou wretched, rash, intruding fool, farewell! // I took thee for thy better: take thy fortune. — А. Ф.]

ХОТСПЕР

Здесь в те же латы многие одеты.

ДУГЛАС

Подобных королей хоть отбавляй.

Я гардероб его за штукой штуку

Убавлю — а потом уже до тела

Его дойду.

ХОТСПЕР

И одолей их всех.

Начало битвы нам сулит успех.

ХОТСПЕР и ДУГЛАС уходят.

Входит ФАЛЬСТАФ.

ФАЛЬСТАФ

В Лондоне я улизнул от расплаты за свою коммерцию, но боюсь, что здесь от уплаты не отвертишься. Здесь не предъявляют длинных счетов, а управляются в два счёта — в основном по голове. Кто это? А, сэр Уолтер Блент! С честью пал за короля.

[Пояснение. За короля — в оригинале отсутствует. У меня игра слов: вместо короля. — А. Ф.]

Суета сует. Я растекаюсь, как расплавленный свинец. И на сердце у меня свинцовая тяжесть. Бог меня избавь от свинца в сердце. Я и без него много вешу. Бедные мои солдатики! Этих шаромыжников я поместил в самое пекло, там их и порубали. Из полутораста в живых остались, может, трое, да и то шантрапа, годная только христарадничать. Кто-то идёт.

Входит принц ГЕНРИ.

ГЕНРИ

А ты чего тут без толку стоишь?

Отдай свой меч, коль разучился драться.

Немало полегло лихих солдат,

Которых топчут вражеские кони.

Меч одолжи — за них я отомщу.

ФАЛЬСТАФ

Гарри, дай мне перевести дух. Я сегодня превзошёл в геройстве самого Григория Турка. Я поразил самого Перси.

ГЕНРИ

Ещё нет, но то-то он поразится, узнав об этом! Лучше отдай мне меч.

ФАЛЬСТАФ

Нет, Гарри. Если Перси, как ты говоришь, жив, меч мне самому пригодится. Если хочешь, оставь мне холодное оружие, возьми огнестрельное.

ГЕНРИ

Оно у тебя в кобуре? (Вынимает из футляра херес.)

ФАЛЬСТАФ

Так оно же огнеопасное.

[Пояснение. В оригинале обыгрывание слова горячий: but take my pistol, if thou wilt (…) ’tis hot, ’tis hot; there’s that will sack a city. — А. Ф.]

Бьёт в голову, снесёт крыши целому городу.

ГЕНРИ

Ты ещё ёрничаешь в такой момент?

Принц ГЕНРИ бросает бутылку и уходит.

ФАЛЬСТАФ

Ладно, если Перси жив, то перси его уязвимы.

(Well, if Percy be alive, I’ll pierce him.)

Только пусть сам напорется на меч. А я не дурак, чтобы нарываться. А если нарвусь, то дурак, и пусть он из меня сделает бифштекс с кровью. За честью я не гонюсь, тем паче такой смехотворной, каковая выпала сэру Уолтеру. Ишь, осклабился! А с чего? Нет, я хочу жить!!! Всё равно как. Придёт смерть — с ней и слава, а торопить её нечего.

Уходит.


Сцена 4.

Другая часть поля.

Входят

ГЕНРИХ IV, принц ГЕНРИ, принц ДЖОН ЛАНКАСТЕР и УЭСТМОРЛЕНД.

ГЕНРИХ IV

Передохни, вы весь изранен, Гарри.

Джон, уведи его.

ДЖОН ЛАНКАСТЕР

Покуда сам

Я не в крови, не выйду из сраженья.

ГЕНРИ

Со мною всё в порядке, государь.

Вернитесь к войску, вы нужны солдатам.

ГЕНРИХ IV

Пожалуй. Отведите, Уэстморленд,

В палатку принца Гарри.

УЭСТМОРЛЕНД

Принц, идёмте.

ГЕНРИ

Меня водить? Нет, боже упаси!

Милорд, из-за царапины ничтожной

Принц Уэльский с поля боя не уйдёт,

Когда аристократов топчут кони

И нагло торжествует беззаконье!

ДЖОН ЛАНКАСТЕР

Довольно отдыхать. Нам долг велит

Вернуться в битву. Что ж, идёмте, герцог.

ДЖОН ЛАНКАСТЕР и УЭСТМОРЛЕНД уходят.

ГЕНРИ

Мне Джон Ланкастер более чем брат.

Я гордецом его считал всего лишь.

Теперь величье духа вижу в нём

И уважаю впрямь родную душу.

ГЕНРИХ IV

Как он атаку Перси отразил

С отнюдь не отроческою отвагой!

ГЕНРИ

Да, отрок этот — образец мужам.

Принц ГЕНРИ уходит.

Появляется ДУГЛАС.

ДУГЛАС

Ещё король! Как головы у гидры,

Всё множатся и множатся они.

Но всё равно от Дугласа не будет

Пощады всем, кто выкрашен, как ты.

[Пояснение. Кто носит королевские цвета — all those // That wear those colours on them. — А. Ф.]

И кто же королём перерядился

На этот раз?

ГЕНРИХ IV

Дурак! Я сам король!

Ты бился с королевскими тенями,

А не со мною. Перси и тебя

Мои сыны разыскивают в поле.

Но если повстречался ты со мной,

То я тебя прикончу. Защищайся.

ДУГЛАС

Боюсь я обмишуриться опять,

Хоть ты похож на Генриха повадкой.

[Пояснение. Это вовсе не означает величественного поведения. — А. Ф.]

Но, кто бы ни был, мой ты всё равно.

Бьются. ГЕНРИХ IV сдаёт. Появляется принц ГЕНРИ.

ГЕНРИ

Эй, подними башку, шотландец подлый!

Не то её уронишь. Я пришёл

Отмстить за Ширли, Стаффорда и Блента.

Их души благородные теперь

В оружие моё переселились.

И я с возмездием не затяну:

Принц Уэльский не бросается словами.

Сражаются. ДУГЛАС отступает.

Как ваше самочувствие, милорд?

Сэр Николс Гоуси просит подкрепленья,

А также Клифтон — я сейчас к нему.

ГЕНРИХ IV

Передохни. С тебя упрёки сняты.

Меня ты спас и этим доказал,

Что жизнь мою и в самом деле ценишь.

ГЕНРИ

Но как я оклеветан тяжело,

Что будто ожидаю вашей смерти!

Будь так, то разве Дугласову руку

Отвёл бы я от вас? Да ни за что!

Я вас убрал бы этою рукою,

Чем прибегать к отраве, например,

Или…

ГЕНРИХ IV

Меня заждался Гоуси. Ты же

Теперь на помощь Клифтону ступай.

ГЕНРИХ IV уходит.

Вбегает ХОТСПЕР.

ХОТСПЕР

Ты Гарри Монмут — я не ошибаюсь?

ГЕНРИ

Однако это странный оборот:

Как будто собираюсь я отречься

От имени.

ХОТСПЕР

Я Генри Перси.

ГЕНРИ

Ты —

Славнейший из носивших это имя,

Хотя ты и прославленный бунтарь.

А я небезызвестный принц Уэльский.

Но славой нам считаться ни к чему.

Не ходят две звёзды одной стезёю,

И двоевластью в Англии не быть.

Тут либо принц Уэльский — либо Перси.

ХОТСПЕР

Да, Гарри, двоевластью не бывать.

Один из нас другого уничтожит.

Но я хочу сойтись с таким врагом,

Который был бы мне равновеликим.

ГЕНРИ

Ну, нет! Тебе я не равновелик.

Я в этой битве буду посильнее.

Сегодня лавры я с тебя сорву,

Из них себе сплету венок победный.

ХОТСПЕР

Предела нет бесстыдству твоему.

Однако я сейчас тебя уйму.

Бьются.

Входит ФАЛЬСТАФ.

ФАЛЬСТАФ

Так его, Гарри! Это тебе не детские потасовки!

Возвращается ДУГЛАС, начинает биться с ФАЛЬСТАФОМ, который падает, притворившись мёртвым.

Сражённый ХОТСПЕР падает.

ХОТСПЕР

У молодости ты меня украл.

Но жизнь я отдаю без сожаленья.

А то, что славу я передаю

Тебе — вот это подлинная рана,

А не разрез от твоего меча.

Рабыни жизни — думы. Жизнь — шутиха

Для времени. А время целый мир

Охватывает и обозревает,

Но и оно конечно, может быть.

Я мог бы прорицать не хуже прочих,

[Пояснение. Не хуже прочих — вспоминает Глендаура. В оригинале этого нет. — А. Ф.]

Однако мне язык стесняет смерть

Холодною землистою рукою.

Успею предсказать я лишь одно:

Что скоро мной питаться будут…

(Умирает.)

ГЕНРИ

Черви.

Да, славный Перси. Да, великий дух.

Однако на глазах ты усыхаешь:

Твоя гордыня села, словно ткань.

Пока твоя душа витала в теле,

[Пояснение. Витать — старинное значение: жить. Срав. лат.: vita — жизнь. (Но, между прочим, есть и в Словаре Т. Ф. Ефремовой: "Незримо присутствовать, быть ощутимым где-л."). В древнерусском языке: объ- + витатиобитати. — А. Ф.]

Все грани были для тебя тесны

[Пояснение. Грани — границы. — А. Ф.]

И королевство было маловато.

[Пояснение. Цитата из "Золушки" Е. Шварца — шутка переводчика, хотя перевод точный: A kingdom for it was too small a bound. — А. Ф.]

Зато теперь для тела без души

Двух ярдов грязи (the vilest earth) даже слишком много.

Но эта почва, что тебя возьмёт,

Таких бойцов ещё не принимала.

Об этом говорю я так легко,

Поскольку ты меня уже не слышишь.

Но из почтения твоё лицо,

Обезображенное умираньем,

Покрою шарфом. И благодарю

Тебя за то, что изживаю злобу.

Со славою лети на небеса,

А слабости твои мы похороним

И в эпитафию не занесём.

А это кто? Ещё один знакомый!

Прощай и ты, несчастный старый Джек.

Ужель такой переизбыток плоти

Не смог души хоть каплю удержать?

Была бы мне потеря эта горше,

Чем смерть отважных рыцарей иных.

Теперь, однако, я переменился,

И мне разгул недавний омерзел.

Ты — редкостная слава поколенья:

Свет не видал столь жирного оленя.

Мы в честь твою воздвигнем мавзолей,

Его украсим мумией твоей.

А до того мгновенья здесь лежи ты,

Почётной кровью Хотспера омытый.

Принц ГЕНРИ уходит.

ФАЛЬСТАФ (поднимается)

Ещё и кровью омытый! Ничего себе почёт! Тьфу! Значит, они из меня хотят сделать мумию? А почему сразу не съесть? Это я хорошо сделал, что изобразил из себя труп, иначе этот буйный шотландец сделал бы меня трупом на самом деле. Хотя почему изобразил? Вот трупы в самом деле вводят нас в обман. Вот, например, говорят: покойник был камергер.

[Пояснение. Покойник был почтенный камергер — цитата из "Горя от ума". — А. Ф.]

Это что же получается? Как же он служил? Вот и выходит, что мертвецы притворяются живыми и даже в чём-то страстным.

[Пояснение. Разумеется, аллюзия на А. Блока. — А. Ф.]

В таком случае живому показывать себя мёртвым — не враньё, а самая настоящая откровенность, то есть добродетель. А что можно считать главной добродетелью? Конечно, умеренность. Она-то меня и спасла, в её отсутствие погубило этого порохового Хотспера. Впрочем, я всё равно его опасаюсь. А если он притворяется? А сам как вскочит! Нет, лучше я его дорежу для верности, а потом поклянусь, что я его и убил. А что? Разве он не могу очухаться, как я? Свидетелей нет, так что… Получай! Вот тебе! (Наносит несколько ран покойнику.) Теперь уберу его с глаз долой. (Взваливает на себя труп.) Пошли.

Возвращаются принцы ГЕНРИ и ДЖОН ЛАНКАСТЕР.

ГЕНРИ

Твой меч сегодня потерял невинность,

Его геройски кровью ты покрыл.

ДЖОН ЛАНКАСТЕР

Стой! Ты сказал, что толстяка убили.

ГЕНРИХ IV

Да, сам я видел: на земле лежал

Он окровавленный и бездыханный.

Ответь нам: ты живой или фантом?

Мы зренью одному не доверяем.

Ответь: ты в самом деле Джон Фальстаф?

ФАЛЬСТАФ

Нет, его мумия! А кто же, если не Фальстаф? У меня двойников нет. А вот это Перси. (Сбрасывает тело.) Я убил его самолично вот этими руками. Захочет твой отец дать мне в награду графский титул — прекрасно, а не захочет — пускай сам убивает какого-нибудь Перси. Но я точно достоин герцогского титула.

ГЕНРИ

Что ты несёшь! Это я убил Перси, когда ты валялся без движения.

ФАЛЬСТАФ

Ты убил? Боже, какое самообольщение! Не скрою: я лежал без движения. И что? Он тоже поначалу лежал неподвижно. А потом как вскочит! И я тоже. Мы рвали друг друга целый час. Я сам слышал бой местных курантов. Если веришь мне — прекрасно, а нет — пусть небо накажет всех маловерных. Но чтоб я сдох, если эти раны нанёс не я. Даже если бы он опять воскрес и посмел это отрицать, я затолкал бы мой меч ему в глотку.

ДЖОН ЛАНКАСТЕР

Я ввек такой фантастики не ведал.

ГЕНРИ

А я таких фантастов не видал.

Тогда опять взвали его на плечи

И с самолюбованием неси.

Когда враньё к твоей пойдёт корысти,

Не стану я тебя опровергать

И ложь твою покрою позолотой.

Трубы.

Трубят отбой. Мы победили, брат.

Узнаем, кто погиб, кто жив остался.

Принцы ГЕНРИ и ДЖОН ЛАНКАСТЕР уходят.

ФАЛЬСТАФ

Пойду за ними. Речь, по-моему, была о награде. Боже, награди того, кто награждает меня! Я стану важной персоной. Я сяду на диету. Я даже брошу пить. Буду жить степенно, как подобает лорду.

Уходит с ХОТСПЕРОМ на плечах.


Сцена 5.

Другая часть поля.

Трубы.

Входят

ГЕНРИХ IV, принц ГЕНРИ, принц ДЖОН ЛАНКАСТЕР, УЭСТМОРЛЕНД,

пленные ВУСТЕР и ВЕРНОН.

ГЕНРИХ IV

Так смута завершается расплатой.

Что, злоехидный Вустер? И теперь

Ты станешь отрицать, что мы послали

С тобой прощение бунтовщикам?

Но извратил ты наши предложенья,

Доверчивого Перси ввёл во грех.

Три наших лучших рыцаря убиты

И граф, а также много рядовых.

Они могли бы жить, когда бы честно,

Как добродетельный христианин,

Способствовал ты водворенью мира.

ВУСТЕР

Я это сделал, чтоб себя спасти.

Но перед неизбежностью расплаты

Я принимаю жребий свой.

ГЕНРИХ IV

Казнить

И Вустера, и Вернона сейчас же.

Судьбу других виновников решим

Мы в свой черёд. А что на поле боя?

ГЕНРИ

Когда удалый Дуглас увидал,

Что отвернулась от него фортуна:

Погиб отважный Перси, а войска,

Обескураженные, побежали,

То отступил, но сверзился с холма,

Расшибся — тут его и захватили.

Он у меня в палатке. Государь,

Отдайте мне его.

ГЕНРИХ IV

Отдам охотно.

ГЕНРИ

Сэр Джон Ланкастер, поручаю вам

Без выкупа освободить шотландца.

В бою вы заслужили эту честь.

А Дуглас ударял мечом по шлемам

И нам втемяшил мысль об уваженье

К отважному и сильному врагу.

ДЖОН ЛАНКАСТЕР

Освобожу немедленно его я.

Мне в радость поручение такое.

ГЕНРИХ IV

Поделим полномочия теперь,

А также наши армии разделим.

Принц Джон и вы, кузен Уэстморленд,

Спешите в Йорк — в очаг противоборства.

Нортумберленд и Скруп, вооружась,

Момента выжидают для восстанья.

А наш с тобою, Гарри, путь в Уэльс,

Чтоб укротить Глендаура с графом Марчем.

Ещё немного силы напряжём

И полностью покончим с мятежом.

Но после отдыхать нам не пристало:

Не окончанье это, а начало.

Уходят.

08.02.2024




Александр Владимирович Флоря, поэтический перевод, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 1488 № 180537 от 08.02.2024

4 | 6 | 110 | 04.03.2024. 13:45:55

Произведение оценили (+): ["Екатерина Камаева", "Корди Наталия", "Сергей Шестаков", "Бройер Галина"]

Произведение оценили (-): []


        Повторю свою фразу: "странно смотрятся Ваши вставки прямо в тексте перевода "Генриха IV" с отсылками к "Слову о полку Игореве", к "Царю Фёдору Иоанновичу" и т. д...".

        А разве я не права? В Вашем переводе (в данном случае пьесы "Генрих IV" Шекспира) прямо в тексте (точнее, в репликах персонажей) появляются вставки-пояснения с разными отсылками и аллюзиями, которые могут затруднить чтение.


 "Тогда-то вы, свою солживив клятву,

[Пояснение. Цитата из "Царя Фёдора Иоанновича" А. К. Толстого. — А. Ф.]

Как будто выкормленный воробьём...".


 «И в руки нам вложили, словно меч.

[Пояснение. В "Слове о полку Игореве": "и начяша князи про малое, се великое млъвити, а сами на себе крамолу ковати" и "а князи сами на себе крамолу коваху". О крамоле и мече: "Тъй бо Олег мечем крамолу коваше". — А. Ф.]

Всему виною ваше своенравье...".


 "Усыновил сердца своих рабов,

[Пояснение. Из "Бориса Годунова". — А. Ф.]

И вышел за пределы соглашений...".


       Или пояснение "реплика Шарикова" или «шутки переводчика», как будто шекспировского юмора недостаточно, и нужно добавлять свой (но тогда это уже будет "по мотивам" или подражанием):).

       

       По идее, такие пояснения должны быть снизу текста перевода.

Э. Соловковой
Для особо одаренных объясняю.
Если кто-то из читателей не знает, что это цитаты, он их воспримет как собственные слова Шекспира. Ни по смыслу, ни по стилю они не выпадают из контекста. Это требует особого мастерства.
Так что эти цитаты ничего не затрудняют и никого не дезориентируют.
А некоторым (может даже, и Вам) вообще напомнят замечательные реплики из русской литературы. Я ведь не абы что цитирую.
Если же читатель чувствует цитаты, у него появляются новые смыслы. Например, через трагедии А.С. Пушкина и А.К. Толстого я провожу устойчивую параллель между Генрихом IV и Борисом Годуновым.
Оба - монархи не по "крови", а по избранию, т.е., так сказать, в глазах подданных недостаточно легитимные, против них можно восставать.
Оба они переживают смутное время. Оба в одночасье умирают.
Я показываю, что есть параллели между литературами. Конечно, не Пушкин и Толстой влияли на Шекспира, но он на них - несомненно.
Цитаты из "Слова о полку Игореве" устанавливают параллель между княжескими усобицами на Руси и баронскими распрями в Англии (впереди - война Алой и Белой Роз, описанная в "Генрихе VI").
Заявление, что вставки должны быть внизу, выглядит как издевательство. В моих собственных экземплярах - в Ворде - так оно и есть, сноски внизу строк.
Но здесь! По-моему, в тысячу раз труднее и неудобнее елозить по всей странице и возвращаться назад.

Дорогой Александр Владимирович! Я прочитала с удовольствием. Все идеально. В одном месте между словами нет пробела. И это всё. 
О цитатах: если бы Вы не сделали пометок, то никто бы и не заметил. Для этого нужно обладать обширной эрудицией. Ваши параллели возникают сами собой по мере работы с текстом. Что хочется отметить: читаешь и узнаёшь "потрясающего копьём" в каждой реплике. Спасибо!  
 

Спасибо за отклик, Наталия Игоревна.
Я именно стараюсь воплощать этого "потрясающего копьем".
А где у меня пропущен пробел?

ФАЛЬСТАФ

В Лондоне я улизнул от расплаты за свою коммерцию, но боюсь, чтоздесь от уплаты не отвертишься.

 Ваш внимательный читатель)))