Умение выделять значимое. Интервью с Алесей Шаповаловой

Whatsapp image 2022 10 08 at 19.47.43

Алеся Валерьевна Шаповалова родилась в Минске. По образованию – педагог-дошкольник и референт-переводчик английского языка (БГУ).

Автор многочисленных публикаций в литературных журналах, альманахах, поэтических сборниках в России, на Украине, в Германии. Автор поэтического альманаха «45-я параллель». В 2002 году первое место во втором литературном конкурсе «Золотая щука» (Москва) в номинации «Лучший рассказ». В 2010 году – дипломант конкурса русской поэзии «Под небом Балтики» (Международная Ассоциация «Русская культура», Эстония). Шорт-лист международного поэтического конкурса «Эмигрантская лира» (2021, 2022). Первое место в номинации «Роман с Музой» Международного музыкально-литературного фестиваля «Ялос» (2021). Первое место на международном фестивале «Видеостихия-2021» в номинации «Современная поэзия».

 

Сборник стихов «Ипостаси любви» (2020).

 

С 2008 года проживает в Германии. Замужем, воспитывает троих детей. Член правления русского общества образования и культуры «Самовар», город Оффенбург. Работает учителем в русской школе.

Авторская страница https://poezia.ru/authors/alesyashapovalova

 

 


Алеся, Вы родом из Беларуси. Какими судьбами Вы оказались в Ольсбахе?

 

 

Я родилась и прожила до 32 лет в прекрасном Минске и, честно говоря, никогда не представляла себе, что смогу уехать из города моего детства и юности. Да и причин уезжать не было: социальный статус, работа, друзья. Но случилось так, что однажды в Петербурге я познакомилась со своим будущим мужем – Михаэлем Гюттлером, он в то время дирижировал оперными спектаклями в Мариинском театре, а также был художественным руководителем Екатеринбургского оперного театра. Сейчас, когда я оглядываюсь назад, я думаю, что всё в моей жизни до этой встречи было некоторыми ступенями, эту встречу приближавшими. В Михаэле я нашла близкого по духу человека. И мне было уже всё равно, где жить, главное – с кем. Поэтому, когда он сделал мне предложение, я, конечно, согласилась на переезд. Хотя сомнений и страхов, разумеется, было достаточно, и первые годы жизни в Германии были непростыми.

 

Сейчас регион, в котором я живу, стал для меня вторым домом. Здесь, в своём саду, я недавно посадила русскую берёзку. Эти места буквально пропитаны русской культурной традицией. Совсем недалеко – Баден-Баден, где по улицам ходили Тургенев, Достоевский, Вяземский, Гончаров, сюда каждый год приезжает Мариинский, под Рождество раскуплены все билеты на «Лебединое озеро» и «Щелкунчик». Баден-Баден называют третьим городом в русской литературе после Петербурга и Москвы.

В середине 19 века русская община была в Баден-Бадене самой многочисленной, местные газеты писали: «Ни одна нация не может сравниться с ними касательно вежливости, хорошего вкуса, элегантности и либеральных взглядов…».

 

 А ещё немного севернее – не менее известный «русский» Висбаден, где на горе Нероберг, рядом с русской православной церковью, парящей над городом, – самое старое в Западной Европе русское православное кладбище. Здесь покоятся наши дворяне, учёные, священнослужители, писатели. В Висбадене в прошедшем сезоне мой муж неоднократно дирижировал «Пиковой Дамой» Чайковского.

 

Южнее нас – всего в 40 минутах езды – Фрайбург. Одно это название когда-то для меня – девочки, влюблённой в поэзию Цветаевой – звучало, как нечто сказочное. «Фрайбург!» – и я представляла себе что-то близкое к цветущему раю. Здесь с 2016 г. работает «Центр русской культуры им. Цветаевой», основанный по инициативе правительства города.

Совсем недалеко от Фрайбурга – уютный Баден-Вайлер, где провёл свои последние дни Антон Павлович Чехов, здесь же – Чеховский литературный музей, в июле традиционно проводятся чеховские недели – литературные встречи, чтения, экскурсии. Курортный городок трепетно хранит воспоминания об Антоне Павловиче. Его бюст, привезённый из Сахалина на простом грузовике - через всю Россию и половину Европы! – стоит на холме над городом рядом с живописными руинами древнего замка.

 

Наверное, в том числе и благодаря всем этим русским следам, я чувствую себя здесь своей – русской на юге Германии.

 

 

 

Ваши педагогические навыки нашли себе применение в Германии?

 

 

Моё первое образование – педагогическое. В Минске я успела поработать воспитателем и методистом крупного детского сада. Позже, в начале 2000-х, ушла в бизнес, как и многие в то время. Но мечта вернуться к детям всегда теплилась в сердце. Поэтому, когда мы с мужем выбирали, где же будет наш постоянный дом, одним из факторов, сыгравших значительную роль, было наличие поблизости русской школы. Сначала в эту школу пошли наши старшие дети, позже, когда младший ребенок немного подрос, я с удовольствием присоединилась к творческому коллективу общества русской культуры и образования «Самовар». С 2019 года я постоянно работаю в школе, являюсь одним из членов правления общества, обучаю ребят дошкольного и младшего школьного возраста чтению, письму. У нас в «Самоваре» царит удивительная атмосфера добра, любви, взаимоуважения. К нам привозят ребят даже из Франции. Сейчас занятия посещают около 150 учеников, мы постоянно растём, расширяемся, обществу уже 12 лет, наша просветительская и образовательная деятельность простирается за пределы школы и города – ребята участвуют в обменных культурных, интеграционных проектах, региональных концертах, ярмарках. Так что, можно сказать, профессионально я здесь реализовалась, правда на это ушло немало лет.

 

 

 

На Поэзия.ру Вы известны как поэтесса, но в 2002 Вы победили в московском конкурсе рассказов «Золотая щука». Что это был за рассказ?

 

 

Вспоминаю об этом с улыбкой. Уж не помню, кто сподвигнул меня на участие в конкурсе. Рассказы (скорее миниатюры) я писала с подросткового возраста, но всегда понимала, что это несерьезно, в стол, исключительно для себя. Сначала это были скорее дневниковые записи, как у многих девочек-подростков того времени, потом стали появляться какие-то сюжеты. Но я никогда не выходила за пределы двух-трёх страниц. В Москву в то время я часто ездила на различные литературные встречи, вот, наверное, кто-то из московских приятелей меня и подтолкнул к участию в конкурсе. Эта победа стала для меня совершенной неожиданностью. В сборнике с произведениями финалистов конкурса были серьёзные рассказы, этюды, но почему-то жюри выбрало мою коротенькую детскую сказку «Аннушка и дракон». Для меня по сей день это остаётся загадкой. А в качестве приза я получила тогда замечательную керамическую щуку авторской работы, до сих пор бережно храню её.

 

 

 

Видела в Сети Ваше фото с гитарой есть ли Ваши авторские песни, романсы, и где их можно послушать?

 

О, это моя вторая страсть! Я очень люблю петь, хотя обладаю совсем небольшим диапазоном, однако его хватает на большинство русских романсов, народных и застольных песен, а также и на мои авторские песни. Играю я так себе, на пяти-семи всем известных аккордах, но это не мешает мне наслаждаться процессом. Мои друзья неоднократно пытались уговорить меня записать альбом, но пока не сложилось. Наверное, всему своё время. А песни по возможности я сбрасываю на свой любительский ю-тьюб канал. Там же и мои видеостихи – я с удовольствием читаю вслух свои тексты и тексты любимых авторов.

 

 

 

У Вас литературно-музыкальная семья: Вы пишете стихи, муж дирижёр. Как в одной семье уживаются поэзия с музыкой?

 

Наверное, главное, чтоб уживались вместе люди, а остальное – это уже бонус, прилагающийся к добрым отношениям. С мужем мне всегда интересно, он говорит на шести языках, носит в голове википедию, мы общаемся на самые разнообразные темы, но излюбленные – история, образование, музыка, литература, язык – этимология, языковые традиции и прочее. Иногда цепляемся за какую-то мелочь, а потом ночами вместе сидим в библиотеке, докапываясь до истины. Приведу забавный пример, как мы обсуждали ударение в имени Лоэнгрин. В русской оперной традиции мы ставим ударение на последний слог. В немецком языке – на первый. Почему ударение при переводе было изменено? Каким оно было в поэме средневекового рыцаря фон Эшенбаха 1210 г.? Поэма была написана на средневерхненемецком языке. В нашей домашней библиотеке мы нашли оригинальный текст, долго читали, выстукивали ритм, но оказалось, стихи того времени были неритмичны. После многочасовых исследований мы пришли к выводу, что изменение ударения было связано именно с переводом либретто одноимённой оперы на русский язык в начале 20 века. Из-за перевода имя Лоэнгрин поменяло место в поэтической строке, и ритм строки был выправлен за счёт изменения ударения. Такие дискуссии у нас дома идут постоянно, очень надеюсь, что они обогащают не только меня, но и наших детей.

 

 

 

У многих приехавших из бывших республик СССР тяга к стихам проявляется в эмиграции. К сложилось у Вас?

 

У меня было скорее наоборот. С переездом столько всего на меня навалилось – нужно было учить язык, подстраиваться к новым реалиям, потом стали рождаться дети, а мужа порой неделями не было дома – он работал то в Финляндии, то в России, то в Италии. И бытовые хлопоты не оставляли мне времени на творчество – на годы я выпала из поэтических тусовок, писала редко, но по-прежнему много читала. И только несколько лет назад, когда дети подросли (сейчас им 12, 10 и 6), я снова стала находить время на творчество. Правда, время чаще всего ночное, краду у себя сон.

 

 

 

Можете вспомнить Ваше первое стихотворение?

 

Текст, к сожалению, не сохранился. Но дело было в пионерском лагере. Я впервые вышла на сцену со своим стихотворением, очень стеснялась и побаивалась этого выступления. Стихотворение было совершенно детским, что-то про кота и мышку, но мне радостно аплодировали друзья, и мальчик из соседнего отряда стал по утрам приносить цветы, оставляя их на подоконнике возле моей кровати – хорошая мотивация для дальнейшего творчества!

 

 

 

Существует ли в Германии интерес к русской культуре?

 

Мне кажется, интерес к русской культуре здесь всегда существовал и продолжает существовать. У моей свекрови – богатая библиотека русской классики на немецком языке, меня когда-то это поразило, я не думала, что немцы так много читают, например, Достоевского. Наш дом открыт для друзей, среди которых есть немецкие журналисты, писатели, политики, музыканты, педагоги, бизнесмены, и мы много говорим о культуре в целом, но и о русской культуре в частности. Образованным людям здесь не надо объяснять, кто такие Пушкин, Толстой, Чайковский, Шостакович, они и сами много интересного расскажут о своём опыте знакомства с русским культурным наследием. Но, конечно, в любом обществе есть люди, которые в принципе даже своей собственной культурой не очень-то интересуются – каждому своё. И здесь такие тоже есть. Надо сказать, что с возрастом я превыше прочих человеческих качеств всё больше ценю в людях доброту и искренность – превыше образованности, начитанности. Но вот настойчивого, убеждённого невежества, конечно, не терплю.

 

Что же касается моих маленьких учеников – среди них есть ребята из семей русских немцев, которые смогли вернуться на историческую родину после многих десятилетий депортации. Удивительно, что некоторые родители сами уже почти не говорят по-русски, но всё же приводят к нам своих детей. Я восхищаюсь этими людьми, предки которых в Сибири, в Казахстане в нескольких поколениях смогли сохранить в семьях немецкий язык, и сейчас, уже находясь в Германии, стараются сохранять русский.

 

Есть у нас и ребята из смешанных семей, где, как и в нашем случае, мама русскоязычная, а папа – немец. Есть и полностью русскоязычные семьи – родители приехали в Европу учиться или по рабочим контрактам. У каждой семьи своя история, но нас всех объединяет большая любовь к русскому языку, это главное.

 

 

 

Ваши стихи скроены из нежной лучистой ткани. Вот эта нежность откуда она родом: из любви в семье, из любви к оставленной Родине и близким там, из окружающего пространства?

 

Спасибо, я рада, что мои тексты вызывают такие тёплые эмоции. Думаю, что истоки этой, как Вы сказали, нежности, в моей приверженности и абсолютной любви к Серебряному Веку русской поэзии, с самого детства я столько этого света впитала, столько прекрасных стихов прочла, столько романсов на эти стихи спела, что это не смогло не отложиться где-то в тайниках сердца. Теперь, наверное, подспудно выуживаю этот свет.

Пушкин утверждал, что поэт должен быть эхом, откликающимся на всё вокруг, вот по этой логике я – совсем не поэт. Я переживаю глубоко всё происходящее, но на многие темы не могу отозваться, я понимаю, что каждое слово, подброшенное в огонь, может заставить этот огонь ещё ярче запылать. Восхищаюсь поэтами, бьющими не в бровь, а в глаз меткой гражданской лирикой, но свою задачу, как женщины, как матери, вижу в распространении любви – женской, материнской, христианской любви к ближнему.

 

 

 

Ваша поэтическая вселенная назовите самые важные её ориентиры?

 

Здесь всё просто: семья, дом, гармония с природой, вера, красота человеческой души, любовь во всех её проявлениях. Но эти отправные пункты не были неизменными. В ранней лирике, например, было очень много кокетства, чувственности, игры, самолюбования. Менялась я, менялись и стихи, я наблюдаю эти перемены у всех дорогих мне авторов. Ранняя лирика – восторженная, словно стоящая на цыпочках – заметь! Загорись! А позже – больше техники, больше глубоких размышлений, больше мира в себе, а не себя в мире.

 

И, конечно, творческими ориентирами, маяками для меня всегда были любимые мною авторы. Я счастлива открывать для себя новые имена, но есть и те, которых я читаю уже много-много лет. Многие из них живут на Поэзия.ру.

 

 

 

Семья (трое детей не шутка!), дом, работа, культурно-просветительская деятельность, поэзия как Вы всё успеваете?

 

А я ничего и не успеваю! Всегда остаются хвосты то там, то здесь. Но это ведь нормально! Хочется и детям почитать, и почитать самой, и в саду что-то подрезать (моя медитация!), и блинов к самовару напечь на всю семью, но при этом спать не четыре часа в сутки. Вот ловлю себя на мысли, что уже несколько месяцев не брала гитару в руки. И в рубрику «Книжная полка» на Поэзия.ру всё никак не отправлю информацию о своей книге. Зато подтянули со средним ребёнком математику, а с младшим начали писать русские прописные буквы. Всегда приходится на что-то махнуть рукой, раньше бы из-за этого нервничала, а сейчас – нет, и это преимущество среднего возраста – умение выделять значимое, а остальное – фьють! – отпускать.

 

 

 

Довольны ли Вы тем, как сложилась Ваша жизнь? Хочется ещё чего-то?

 

Я ни о чём в своей жизни не сожалею, разве только о том, что недостаточно уделяла внимания тем людям, которых сейчас мне очень не хватает, которых уже нет. А заглядывая вперёд, мне очень хотелось бы, чтоб мои собственные дети, мои ученики росли в мире, чтоб они, независимо от того, куда их занесёт жизнь, гордились своими корнями, несли в себе русские культурные традиции, были свободными, открытыми, чистыми душой людьми. И я прилагаю к этому все усилия.

 

 

 

20 лет, проведённые на Поэзия.ру самые яркие Ваши впечатления?

 

Поэзия.ру для меня – моя любимая гавань, где я – маленькой лодочкой среди прекрасных кораблей. Потому что Поэзия.ру – это не просто сундучок со стихами, это прежде всего люди, среди которых мне всегда было хорошо.

Мне очень уютно на этом сайте и очень нравится компания. Я знаю, что за эти долгие годы бывало на сайте разное – это нормально! Все мы живые люди с обнажёнными сердцами. Человеческие отношения – это всегда какая-то химия, которая совпала или по какой-то причине не совпала. Если кто-то ушёл, значит для него это общение не было необходимым.

Но тем не менее любой негатив меня всегда как-то обходил стороной, я получала много поддержки и конструктивной критики от коллег по перу, а к критике я всегда с удовольствием прислушиваюсь.

По сравнению с другими поэтическими порталами, Поэзия.ру всегда подкупала тем, что всё же уровень поэтического мастерства авторов здесь выше, чем на многих других ресурсах, поэтому, чтоб найти хорошие стихи и отдохнуть душой, не нужно открывать и закрывать десятки страниц с плохими текстами.

Мне очень подходит такой обозримый формат, где многие знакомы друг с другом, читают не поверхностно, а внимательно, вникая в тонкие нюансы, что может быть важнее для автора? И происходящие сейчас на сайте перемены для меня очень радостны – новая система оценок, появление своего издательства.

А самые яркие впечатления – это, конечно, встречи с авторами сайта, их было немного, но они так памятны! Поэтому, если позволите, – пожелание – побольше встреч! Пусть мы все разбросаны по странам и континентам, но сейчас столько замечательных возможностей проведения, например, онлайн поэтических вечеров! Я думаю, очень многие отозвались бы на предложение, например, раз в месяц встречаться за чашкой чая у голубого экрана и читать стихи.

 

 

 

Что, по-Вашему, нужно современной женщине для счастья (кроме общеизвестного: любовь, семья, дети)?

 

Что нужно современной женщине – не знаю, меня современной, наверное, сложно назвать. Я бы к вышеназванному добавила умение балансировать между «хочется» и «надо», и умение иногда всё же выбирать «хочется». А ещё умение радоваться ежедневным мелочам –случайной строке, улыбке незнакомца, цветку, созревшему на балконе помидору – банальные, очевидные вещи. Счастье в возможности помогать и отдавать – время, тепло, заботу. И больше, пожалуй, ничего.




Беседовала Л. Берёзкина

 

 

 

 

 

 

 

                         ***

 

Твой светлый силуэт великодушно

Был растушёван памятью давно:

Не помню губ горячих и послушных,

И рук не помню - преодолено.

 

Но иногда в толпе услышу что-то,

И память вновь натянет тетиву -

Густые и волнующие ноты

Я именем забытым назову.

 

И улыбнусь: нелепость! Показалось...

Тебя здесь нет, далёкий мой, чужой!

А если есть, то капля только, малость -

Во мне самой...

 

 

 

                        ***

 

Как горячо в груди, как тяжело

Дыхание, и всё-таки прекрасно,

Что расстоянье нас уберегло

От гибельного тайного соблазна.

 

Касанию предпочитая слог,

Руке опять перо предпочитая,

От пропасти всего на волосок

Стояли мы, и отошли от края.

 

В подарок ничего не попросив,

Ни тонкого браслетика, ни книги –

Чтоб память – ни зацепки! – прозорлив

Тот, кто из чувств не сотворит религий,

 

Я складывать из нежных наших строк

Не буду больше птицу оригами…

Так что же было, и кому урок?

Чего же не случилось между нами?

 

 

 

                      ***

 

Кусочек Бри под лёгкое rosé –

Коснётся солнце пышного безе

Клубничного на тёплом горизонте.

И вынув из ручного багажа,

Откроет небо чинно, не спеша

Над розовым дырявый чёрный зонтик.

 

И крикнет ночь сипухой из дупла,

Крылом луну начистив добела,

Оставив всё же странные разводы.

Размытым силуэтом сонный Рейн

Прошепчет в тишину: «Аuf Wiedersehen»

И до утра свои замедлит воды.

 

А ты меня держи, не отпускай,

Давай цедить по капле ночь и май,

И ждать, когда из рыхлого тумана

Роса неслышно по листу скользнёт,

И время остановит свой расчёт,

Застыв жуком на лепестке тюльпана.

 

 

 

                        ***

 

Русло реки отдаётся движению вод,

Я отдаюсь движению твоему:

Быстрый поток захлёстывает, несёт,

Бросит к поверхности, жёстко протянет по дну.

 

Вдох – голодной волчицею, выдох: сплю?

Шёпотом исступлённым: «давай, летим!..» –

Руки сплетая в горячечную петлю,

Ноги свивая жарким узлом тугим.

 

Это вселенная зацветает в груди,

Это растёт огненный шар в животе –

Не пожалей сейчас меня, не отпусти,

Долго держи на немыслимой высоте.

 

Над горизонтом светлые линии – щель,

Ночь замирает в сонном параличе.

Спи, моя нежность, я проиграла дуэль

И засыпаю легко на твоём плече.

 

 

 

                         ***

 

Есть тайна в какофонии цикад,

Какие-то напыщенные ноты –

Торжественная выспренность природы,

Вплывающая в маленький наш сад.

 

И ночь стоит на цыпочках, как тать,

Застигнутый врасплох, боясь качнуться.

Пионов переполненные блюдца,

Склоняясь, просыпают аромат.

 

Смычкам небесным, жителям земным,

Усердным тонкокрылым оркестрантам

Легко даётся летнее анданте,

И месяц дирижёром золотым

 

Едва скользит – вальяжно, не спеша

По острию июньского ножа.

 

 

 

                    ***

 

Думаешь, нужны Ему куличи,

Яйца красные,

И хлопочешь радостно у печи,

Тестом хвастаясь.

 

Муж устал, расслабился, пиво пьёт,

Смотрит Познера.

На окошке тычется рыжий кот

В небо звёздное.

 

Шелухою луковой дом пропах –

Запах въедливый.

И растёт надежда, как на дрожжах:

Не приедут ли?

 

И глазурь бела, и кулич подрос –

Мажем кашицей.

А в окно глядит на кота Христос,

Или кажется?

 

 

 

                  ***

 

А вечером, когда стихает дом,

Приходит осень – хрупкая старуха,

И шевелит губами, но ни звука

Не произносит, сидя за столом.

И пьёт мой чай – ромашка с имбирём,

А после на мою кровать ложится.

Как вздрагивают тонкие ресницы

Её, сражаясь с подступившим сном!

И засыпает, я из темноты

Смотрю, не отрываясь, и рыдаю,

Когда сквозь сеть морщинок проступают

Её девичьи тонкие черты.

Спи, девочка моя, гудят ветра,

Поля и лес под низким небом стынут.

Я одеяло подоткну под спину,

Я просижу с тобою до утра.

А утром – только вспыхнет в небе медь -

Уйдёшь, и я тебе вдогонку: всё же

Как, милая, с тобою мы похожи,

Что страшно даже в зеркало глядеть…




Редколлегия Поэзия.ру, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 339 № 170459 от 09.10.2022

5 | 2 | 367 | 06.12.2022. 20:23:46

И интервью интересное, и на ютьюб-канал подписался. :о)